Раздел в разработке

  • $35.633900:00
  • 47.863500:00
  • RTS1517.1117:17
  • MICEX1375.3316:17
28 ноября 2013, 00:13 ОбществоПроисшествияПраво

«Пришлось бы выбивать зубы, ломать челюсть»

Ранее судимый Юрий Заруцкий в суде объяснил, почему он не побил, а облил кислотой худрука Большого театра Сергея Филина

Юрий Заруцкий, обвиняемый в нападении на художественного руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина, в здании Мещанского суда города Москвы. Фото: РИА Новости
Юрий Заруцкий, обвиняемый в нападении на художественного руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина, в здании Мещанского суда города Москвы. Фото: РИА Новости

На процессе по делу о нападении на художественного руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина сегодня дал показания 35-летний житель Рязанской области Юрий Заруцкий. Исполнитель преступления рассказал, как облил потерпевшего кислотой, признал заявленный к нему иск о возмещении морального вреда на 3 млн рублей и предложил пострадавшему после отсидки свои услуги. «Пусть после освобождения мне Сергей Юрьевич позвонит, я за него заступлюсь!» – сказал искалечивший звезду русского балета уголовник.

Допрос Заруцкого начался поздним вечером, когда Мещанский суд Москвы официально закончил свою работу. До этого судья Елена Максимова на протяжении шести часов заслушивала свидетелей, приглашенных представителями потерпевшего.

Работники Большого опровергли слова Цискаридзе

Девять сотрудников Большого опровергли ранее прозвучавшие в суде слова свидетелей защиты. Последние, в числе которых был экс-премьер ГАБТ Николай Цискаридзе, дали весьма нелицеприятную оценку потерпевшему Филину. Они утверждали, что худрук оскорблял артистов кордебалета, развел в театре кумовство и мстил спорившему с ним ведущему солисту Павлу Дмитриченко, снимая его со спектаклей.

   Читайте также: Цискаридзе рассказал об «истериках» Филина

«Я никогда не видел его, не дай бог, в гневе, в ситуации, когда он в глаза или за глаза оскорблял людей за все 30 лет, что его знаю», – уверял педагог-репетитор ГАБТ Александр Петухов.

«За 60 лет работы в Большом я пережила столько худруков, и всегда недовольные были. Сейчас же это переросло в такую грязь и склоку, что мне больно за Большой театр. Теперь про него говорят: «А, этот гадюшник!» – не скрывала обиды за подорванную репутацию театра 79-летняя педагог-репетитор Марина Кондратьева. Она была уверена в непогрешимости пострадавшего, которого назвала «образованным, воспитанным и хорошо относившемся к женщинам» человеком.

   Читайте также: О «серых мышках», Карабасе-Барабасе и «кислотной атаке»

После того как репутация Филина была восстановлена, в восемь часов вечера, суд, наконец, приступил к допросу Юрия Заруцкого. Тот заявил, что совершил преступление один: подсудимые Павел Дмитриченко и Дмитрий Липатов не знали, что он задумал.

«Корыстные цели»

Отметим, что ведущий солист балетной труппы Большого театра 28-летний Павел Дмитриченко считается следствием заказчиком нападения, а безработный житель Подмосковья Андрей Липатов соучастником, поскольку отвез Заруцкого к дому Филина, где и произошло нападение.

«Откуда вам известно стало о Сергее Филине?» – задал вопрос своему подзащитному адвокат Сергей Куприянов.

«От Дмитриченко. У меня были планы свои на этого доброго, милого молодого человека. Я преследовал свои корыстные цели», – признался Заруцкий. Он рассказал, что специально расспрашивал Дмитриченко о жизни Большого театра, хотя его абсолютно не волновали ни работавшие там звезды (такие как Николай Цискаридзе), ни их внутренние проблемы.

«Я ни к кому не испытываю вражды. То, что у них там происходило в балетной труппе, мне было неинтересно. Но где Дмитриченко, а где я – это разные параллели и разные миры. Мы идем к целям разными путями. Не скажу, что я великая криминальная личность, но все же», – хвастался исполнитель преступления.

Позже он пояснил, что хотел использовать знакомство с танцором. Дело в том, что Павел Дмитриченко являлся председателем дачного некоммерческой партнерства «Усады», где были выделены участки работникам Большого театра. Он активно занимался общественной жизнью и как раз планировал газифицировать поселок.

«Я хотел использовать Дмитриченко с подводкой газа», – не стал скрывать Заруцкий. По его словам, не будучи от него ничем зависим, танцор вполне мог отказаться, но преступление бы их связало. «А так мы с ним в одной лодке», –- объяснил он, добавив, что вначале подумывал о том, чтобы отдать дочь в балет. 

По мнению отсидевшего 7 лет Заруцкого, не использовать человека, которого отличала такая наивность и простота, было просто глупо. Поэтому вечером 17 января он отправился к дому Сергея Филина, где стал поджидать свою жертву. Туда он доехал на машине Андрея Липатова. Последнего Заруцкий знал по дачному поселку как человека, который занимался частным извозом. По словам подсудимого, Липатов ни о чем не подозревал. Он сообщил водителю, что ему нужно в Москву, чтобы отдать документы по кредиту.

Сергей Филина Заруцкий подкараулил у калитки, ведущей к дому. Примечательно, что он до последнего не был уверен, тот ли это человек, который ему нужен, ведь Филин накинул капюшон.

Сомнения преступника

«Я открыл банку, приблизился к нему, увидел очертание глаз и бровей, но и то я на 100% не был уверен, что это Сергей Юрьевич. У меня ломались мысли, совершать или не совершать преступление. Я не то что целился, а наотмашь плеснул. Сергей Юревич вскрикнул нецензурно, схватив меня за рукав. У меня в руке была банка, я ему припечатал в лицо»,  – рассказал подробности инцидента подсудимый.

Он добавил, что сел обратно в машину к Липатову, сказав, что встретился, с кем планировал, и можно ехать домой. По дороге сменил олимпийку и обувь.

«Я ничем свои действия не оправдываю. Я себя ответственности не снимаю и очень искренне сожалею. Я сделал это из корыстных побуждений, из-за своей безбашенности. Как говорится «холодное сердце – горячая голова». Не знаю,  поступил бы так же, если бы снова была подобная ситуация», – признался Заруцкий.

«Я правильно вас понимаю, что вы совершили преступление один, не вступая в сговор с Липатовым и Дмитриченко?» – обратилась к нему судья.

«Липатов общался с приличным контингентом. Я не ставил его в курс, так как он был человек по натуре слабый и мог отказаться, проявив слабину», – кивал Заруцкий.

Он настаивал, что и Павел Дмитриченко не знал о его плане облить Филина аккумуляторной жидкостью. По его словам, танцор просил лишь сделать так, чтобы худрук «посидел дома».

Кислота показалась гуманнее кулака

Заруцкий утверждал, что не хотел калечить жертву. Именно поэтому он решил не бить, а плеснуть в лицо едкой жидкостью. «Я почему решил электролит использовать? Потому что если бы один раз ударил, пришлось бы и второй, а там и третий. Пришлось бы выбивать зубы, ломать челюсть», – объяснял Заруцкий.

Он рассказал, что когда-то увлекался тяжелой атлетикой, «периодически бил боксерскую грушу». И именно благодаря занятиям спортом в первый раз оказался за решеткой, подравшись в кафе с мужчиной и случайно его убив. Он этом случае Заруцкий рассказывал с некой бравадой: «Я сказал: «Там, где я тебя встречу, там и убью». Я свое слово сдержал».

– То есть у вас не было умысла на причинение Филину тяжкого вреда здоровью? – уточнила судья.

– Нет. Если бы был, я бы тогда применил грубую физическую силу. Я однажды заступился за товарища, стукнул человека 8 раз в переносицу, а тот ослеп, – хвастался Заруцкий.

По словам подсудимого, он не думал, что выпаренный на огне электролит, с помощью которого на зоне сводили татуировки, принесет Филину «особый вред», тем более, что он жидкость разбавил мочой.

   Читайте также: Филин никого не простил

Подсудимый несколько раз пытался завершить свой допрос, сославшись на 51-ю статью Конституции («Вы уж не обессудьте, я больше не хочу говорить»), но у участников процесса накопилось много вопросов. Заруцкий на них все же ответил.

Так, он пояснил, что не Дмитриченко ему не платил за нападение, а 50 тысяч рублей дал в долг на покупку машины, о чем есть соответствующая расписка.

Пожелания здоровья

От гражданского иска потерпевшего на сумму 3 млн рублей (в такую сумму пострадавший оценил моральный вред) подсудимый открещиваться не стал. Впрочем, причиненный артист ущерб (Филин перенес около 30 операций, но зрение ему удалось восстановить лишь частично) он предложил компенсировать весьма оригинальным способом: «Пусть после освобождения мне Сергей Юрьевич позвонит, я за него заступлюсь!», – сказал Заруцкий и пожелал своей жертве скорейшего выздоровления: «Пусть поправляется, несет творчество в народ, радует людей».

В отличие от Заруцкого, Андрей Липатов иск не признал, в очередной раз подчеркнув, что к нападению не имеет никакого отношения. Не признает вину и Павел Дмитриченко.

   Читайте также: Вину в «кислотной атаке» на Филина в суде признал только один

Ожидается, что 27 декабря суд исследует вещественные доказательства. После этого гособвинитель Юлия Шумовская выступит в прениях сторон. В ходе них он предложит наказание, которое считает справедливым для каждого их подсудимых.

За причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 3 ст. 111 УК) Дмитриченко, Заруцкому и Липатову грозит до 12 лет колонии.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Новости партнеров