Госдума ответит на действия властей США против телеканала RT и агентства Sputnik. Среди тех СМИ, которые первыми попадут под наш «зеркальный ответ», называют CNN, «Голос Америки» и «Радио Свобода». Но по заявлениям депутатов, в закон об иностранных агентах можно будет вписать и иностранные соцсети. Законопроект собираются принять уже на следующей неделе. Что в нем будет?

Петр Толстой вице-спикер Госдумы «Речь идет, прежде всего, о СМИ иностранных и с большим иностранным участием. Меры, которые мы планируем, не будут отличаться от тех ограничений, которые пытаются наложить на наши СМИ в Америке. Напомню, это не только требование — зарегистрироваться иностранным агентом и наличие плашки «иностранный агент» на всем контенте, это еще и существенное ограничение в интернете. О блокировке соцсетей вообще речь не идет и не шла никогда. Речь идет о нежелательном контенте, который нарушает те или иные законы РФ».

Согласно пояснениям, признанные иноагентом СМИ должны будут сами размещать соответствующий титр на своих страницах в соцсетях. Источник «Ведомостей», близкий к думскому руководству, говорит, что ограничение соцсетей в качестве ответных мер — одна из версий, которая существует, но пока неизвестно, какой вариант будет принят, будут учтены и рекомендации администрации президента. Пока наш «зеркальный ответ» выглядит неравноценным. В США RT смотрят около миллиона человек в день. Хотя издание Daily Beast писало, что, на самом деле, зрителей меньше. Но CNN в России смотрят всего 45 тысяч человек в день, по данным Mediascope. Сайт «Радио Свобода» посещают от 40 до 100 тысяч человек в день, у сайта «Голоса Америки» аудитория настолько мала, что ее нельзя корректно подсчитать.

Михаил Таратута журналист «RT попала в трудный политический период. Поскольку Россия стала фактором внутренней борьбы в Соединенных Штатах, отношение к России сейчас особое — страна считается токсичной. Является ли RT иностранным агентом? Это, понимаете, вот как посмотреть. Это продукция двойного назначения. С одной стороны, это, конечно, СМИ. Нормальное СМИ. С другой стороны, это, в общем, пропагандистский инструмент. То же самое, собственно говоря, мы можем, конечно, сказать и о «Голосе Америки» и о «Свободе». CNN, с этой точки зрения, стоит, конечно, в стороне, потому что никаким образом не связано с государством. Абсолютно никаким образом. Никто не финансирует. Это коммерческая организация, которая независима».

Почему законодатели ополчились именно на CNN, которую едва ли можно обвинить в работе на администрацию Трампа?

Михаил Ремизов президент Института национальной стратегии «То, что CNN — частная компания и то, что CNN в оппозиции к Трампу, не делает эту компанию менее эффективным инструментом влияния на мировую политику в целом. Влияние с чьей стороны? Влияние со стороны какого-то американского истеблишмента, поэтому принципиальной разницы между частными и государственными структурами, с точки зрения инструментария американской мягкой силы, нет. Другой вопрос, как это правовым образом корректно оформить».

Непонятно, какие СМИ в итоге попадут под закон об иноагентах: не могут ли попасть под него «Медуза», BBC, Reuters, и может ли считаться зарубежным финансированием реклама, которую размещают иностранные рекламодатели. Директор русской службы «Радио Свобода» Андрей Шарый пока ждет, какой вариант ограничений выберут российские власти.

Андрей Шарый директор русской службы «Радио Свобода» «Мы работаем согласно российским законам и не нарушаем их, консультируемся с адвокатами. Российская сторона говорит о том, что это меры зеркальные и как-то взвешивает это все на одних весах. Но дело в том, что «Радио Свобода» и «Голос Америки», о которых идет речь, находятся в значительно более сложных условиях. Условия нашей работы в России несопоставимы с условиями работы RT в США».

В итоге, если CNN будет вынуждена закрыть корпункт в Москве, это ударит по нам самим. Работая здесь, американские журналисты хотя бы могут видеть ситуацию в России своими глазами. А если они уедут, новости о российской действительности им останется брать из интернета, что для России, наверное, еще хуже.