16+
Понедельник, 18 февраля 2019
  • BRENT $ 66.60 / ₽ 4411
  • RTS1180.11
22 ноября 2010, 10:35 МакроэкономикаПолитика
Спецпроект: Месяц Италии

Деловой климат России подобен шкуре леопарда

Лента новостей

Президент ассоциации итальянских бизнесменов в России Витторио Торрембини считает, что некоего общего бизнес-климата на российских просторах не существует, а есть хороший или плохой — в зависимости от региона

Фото из личного архива
Фото из личного архива
 

«У меня есть теория, что никакого бизнес-климата в целом по России не существует, но есть хороший или плохой климат в зависимости от региона». Так считает президент ассоциации итальянских бизнесменов в России GIM Unimpresa Витторио Торрембини. В интервью BFM.ru лоббист достаточно обстоятельно ответил на вопрос, который большинство его работающих в России итальянских коллег тщательно обходит стороной. Двадцатилетний опыт работы в нашей стране и доскональное знание проблем, с которыми сталкиваются другие итальянские бизнесмены, вложившие деньги в Россию, придают словам г-на Торрембини особый вес. В то же время некоторые его высказывания демонстрируют незаурядное искусство дипломата.

По данным Евростата на конец мая 2010 г., Италия является одним из главных европейских партнеров Москвы. На долю этой страны приходится 10% экспорта государств Евросоюза в Россию и 10% импорта. В первом случае Италия занимает второе место из стран ЕС, уступая только Германии; в случае с импортом из России — третье (после Германии и Нидерландов). Так что взгляд итальянцев на деловой климат в России — это не мнение постороннего.

«Когда рассуждают о климате для инвесторов в России, обычно имеют в виду три основных фактора: административные барьеры, таможенное регулирование и коррупцию, — замечает Витторио Торрембини. — Говорят, в России, чтобы иностранный инвестор мог сделать шаг, — надо платить. Так вот, в Липецке мне приходилось платить только за кофе. А иногда и кофе мне не разрешали оплачивать. Здесь власти внимательно относятся к нуждам инвесторов, как российских, так и иностранных. Проявляют гибкость».

«Медведев и Путин — это счастье для России и для Италии»

Торрембини особо отмечает Липецк, потому что был одним из пионеров итальянского бизнеса в этом городе, где сегодня существует кластер итальянских компаний в Особой экономической зоне. В ОЭЗ «Липецк» зарегистрированы 4 итальянских резидента; за ее пределами работает крупное предприятие компании Indesit по производству бытовой техники. «В целом картина российского бизнес-климата, если ее с чем-то сравнивать, напоминает шкуру леопарда, — говорит президент GIM Unimpresa. — Вот в Липецке климат хороший. Не рай, но можно ставить в пример другим российским регионам».

Насколько позволяет судить опыт общения с работающими в России итальянскими предпринимателями — в рамках проекта «Месяц Италии» на BFM.ru — вопрос о бизнес-климате является довольно болезненным. Некоторые из наших собеседников предпочитали говорить о нем в духе «сами знаете». Вот типичный ответ, он принадлежит директору по институциональным отношениям компании Indesit Гаэтано Казалайна: «Были определенные сложности — те же самые, с которыми сталкивается все российское бизнес-сообщество. О них вам известно лучше, чем мне».

Если насущные вопросы ведения бизнеса в России описывают в терминах «определенные сложности», то в одном отношении итальянцы в нашей стране имеют фору перед инвесторами из других государств: политические связи между Москвой и Римом пока безоблачны. О них в превосходных выражениях недавно говорил премьер-министр и один из самых состоятельных людей Италии Сильвио Берлускони: «Я убежден в том, что российское руководство исходит из лучших намерений. Медведев и Путин – это счастье для России, и – для нас», – заявил он в интервью газете Frankfurter Allgemeine Zeitung. С особой теплотой Берлускони отзывается о российском премьере, в характере которого итальянский друг подметил «открытость, чувство дружбы, уважение к чужому мнению, в особенности, к простому народу, и глубокое чувство демократии». Cправедливо заметить, что Сильвио Берлускони действительно является наиболее доверенным партнером Владимира Путина в Европе, с которым его объединяют не только общие интересы, но даже и такие личные пристрастия, как любовь к актеру Жан-Клоду Ван Дамму.

Другое дело, что ввиду неизбежного, по мнению многих аналитиков, досрочного ухода Сильвио Берлускони с поста главы кабинета, «особые отношения» между двумя странами могут претерпеть определенные изменения.
 


Витторио Торрембини с вице-премьером Сергеем Ивановым, Фото из личного архива

«А запчасти будем искать в Китае»

Но вернемся к беседе с Витторио Торрембини. «Те шаги в направлении развития институтов гражданского общества, которые в последнее время предпринимаются в вашей стране, — они должны быть продолжены. Вам нужна демократия не потому, что об этом говорит американский президент или кто-то еще на Западе, а для самих себя. От успеха этой работы тоже сильно зависит деловой климат в стране. Как зависит он, кстати, и от количества бизнесменов, от количества частных компаний. Чем их больше — тем лучше климат.

Существуют ли черты, которые можно считать общими для российского и итальянского бизнеса? «Итальянский бизнес тоже неоднородный, — рассуждает Витторио Торрембини. — Есть группа предпринимателей, которые вписались в условия глобализации. И есть другая группа, которая живет как в коконе, окруженная государственной заботой. Вот эта, вторая группа, очень похожа на аналогичную часть российских бизнесменов. Что касается Италии, то сейчас как раз решается, какая из этих бизнес-моделей победит. По крайней мере, объединение итальянских предпринимателей Confindustria однозначно выступает за первый подход».

В итальянских условиях сегодня, это, в частности, означает следующее, поясняет президент GIM Unimpresa. Итальянцы научились производить товары хорошего качества, иногда очень хорошего. Зачастую эти товары производят небольшие или средние компании, не имеющие выхода на мировые рынки. Надо научиться продавать себя на мировом рынке.

«В России вопрос стоит несколько по-другому: будет ли ваша страна и дальше торговать преимущественно сырьем или она начнет его перерабатывать? Так что отличие между вашим и нашим бизнесом еще вот в этом: нам надо научиться торговать; вам — производить.

Могу привести конкретный пример. Две крупные итальянские компании, которые работают в Липецке, будут закупать необходимый им алюминий за пределами России. И это при том, что Россия — крупнейший в мире производитель алюминия. Но на вторичном российском рынке купить алюминий невозможно».

Иллюстрацией к этим словам Торрембини может служить интервью, которое дал корреспонденту портала работающий в Липецке глава итальянской компании «Сест-Лювэ» Мауро Баттистини. Пока речь шла о деловом климате в общих чертах, наш собеседник выражался округлыми фразами. Когда был задан вопрос о конкретных проблемах, ответ был таков: «В Липецке рядом нет поставщиков. Ведь оборудование у нас из Европы, оно специальное, нестандартное. И если оно ломается, детали приходится искать в Европе. Например, перед нашей встречей на гибочной машине произошла поломка. Где брать нужную запчасть? Я этого сам еще не знаю. Звоню в Италию, звоню в Германию. Может быть, придется искать в Китае, Японии или Великобритании. Но в Липецке я ее точно не найду».

Цель — контролировать всю технологическую цепочку

Как бы то ни было, все наши собеседники не сомневаются в важности развития экономических отношений России и Италии. По мнению Витторио Торрембини, у двух наших стран существуют уникальные возможности, которые делают их естественными партнерами на мировом рынке. «Возьмем Италию. Если посмотреть, кто доминирует на европейском рынке, допустим, электротехники, то это будут немцы, французы. Однако комплектующие все они закупают в Италии, у средних по размеру итальянских компаний.

А вот Россия, которая больше всех в мире производит трансформаторной стали. Почему бы двум странам не объединить усилия и не производить трансформаторы в России?

В наше время экономически побеждает тот, кто контролирует всю технологическую цепочку, — от производства сырья до конечного продукта. В этом вызов времени. Италия сама по себе не может быть лидером в таком понимании, у нас нет сырья. Но вместе с Россией мы можем очень многого добиться.

Италии выгодно производить в России многое из того, что она сейчас экспортирует в вашу страну. Нам не выгодно производить холодильники на экспорт — зачем возить за тридевять земель воздух?» — говорит Торрембини.

Впрочем, как признал в интервью BFM.ru предшественник г-на Торрембини на посту главы ассоциации итальянских предпринимателей в России Гаэтано Казалайна, он же директор по институциональным отношениям итальянской компании Indesit, производящей в России холодильники, чуть более 50% компонентов для них все еще импортируется. Так что воздух, может быть, итальянцы уже не возят в нашу страну, но до полноценного производства еще далеко.
 

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию