16+
Вторник, 17 июля 2018
  • BRENT $ 71.87 / ₽ 4480
  • RTS1180.64
25 января 2011, 21:42

В деле Mistral поставлена точка

Лента новостей

Россия и Франция договорились о строительстве четырех десантных кораблей типа Mistral для ВМФ России. Российские эксперты расходятся в вопросе оправданности сделки

Церемония подписания договора прошла в присутствии президента Франции Николя Саркози на верфях компании STX — производителя кораблей класса Mistral. Фото: AP
Церемония подписания договора прошла в присутствии президента Франции Николя Саркози на верфях компании STX — производителя кораблей класса Mistral. Фото: AP

Вице-премьер России Игорь Сечин и министр обороны Франции Ален Жюппе подписали во вторник, 25 января, соглашение по строительству четырех десантных кораблей типа Mistral для ВМФ России. Российские эксперты расходятся в вопросе оправданности сделки.

Церемония подписания договора прошла в присутствии президента Франции Николя Саркози на верфях компании STX — производителя кораблей класса Mistral. Все произошло на вертолетной палубе строящегося корабля Dixmude — третьего вертолетоносца этого типа, который поступит на вооружение ВМС Франции. Два других корабля — Mistral и Tonnerre уже входят в состав французского флота.

«Речь идет о строительстве серии из четырех кораблей. В последующем третий и четвертый корабль будут построены на российских верфях. Но участие наших судостроителей предполагается и на первом этапе. На первом корабле — порядка 20%, на втором — 40%, и последовательно мы будем выходить на локализацию 80%», — заявил Игорь Сечин. Он отметил, что сумма сделки продолжает обсуждаться, но называвшиеся прежде 720 млн евро за первый корабль не соответствуют действительности. Le Figaro пишет, что один корабль оценивается примерно в 500 млн евро.

Напомним, в конце декабря 2010 года Россия и Франция официально объявили о том, что консорциум, сформированный российской «Объединенной судостроительной корпорацией» и DCNS (Франция), построит два корабля типа Mistral в Сан-Назере и два по лицензии в Санкт-Петербурге. Ранее сообщалось, что первый корабль типа Mistral будет построен для России во Франции в конце 2013–начале 2014 года, второй корабль — в конце 2014–начале 2015 года.

Министерство обороны Франции дало разрешение на продажу корабля России еще в феврале 2010 года, что было негативно воспринято в США и некоторых других государствах. Тем не менее, весной начались переговоры, а в августе представители российского Министерства обороны заявили, что вертолетоносцы будут приобретены в ходе открытого тендера с участием зарубежных и российских компаний.

В результате, французский корабль был отобран по результатам тендера, который завершился в середине ноября. Заявки на участие в нем подавали «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК), а также компании из Франции, Испании, Германии и Южной Кореи. В частности корейцы предлагали Минобороны купить аналогичный корейский корабль Dokdo стоимостью 650 млн долларов.

Во французском руководстве после подписания сделки выразили мнение, что это «беспрецедентный проект сотрудничества, который будет способствовать развитию промышленности и решению проблемы занятости» в сфере оборонной промышленности. В Елисейском дворце напомнили, что два вертолетоносца — это «эквивалент 5 млн трудочасов и обеспечение работой 1000 человек в течение четырех лет». Кстати, этот аргумент выдвигал Николя Саркози, встретившись с рабочими верфей в Сен-Назере летом 2010 года, когда он пообещал им выиграть конкурентную борьбу с другими потенциальными поставщиками вертолетоносцев для России.

Что касается политической составляющей соглашения, то, по мнению министра обороны Франции Алена Жюппе, «преимущества от стратегического сотрудничества с Россией в военной сфере гораздо важнее возможных связанных с этим отрицательных факторов». «Это позиция Франции и ее союзниц — Германии и, с некоторыми оговорками, Великобритании», — убежден он.

Заключив сделку, Москва и Париж возобновляют историю крупномасштабного сотрудничества, которое было прервано в 1917 году. В конце XIX–начале ХХ веков целый ряд крейсеров, вошедших затем в состав Российского Императорского флота, был заложен на верфях во Франции. Именно в Сен-Назере был построен бронепалубный крейсер «Адмирал Корнилов», со стапелей в Гавре сошла «Светлана», а в средиземноморском Тулоне, являющемся городом-побратимом Кронштадта, был спущен на воду броненосец «Баян».

Mistral является одним из «украшений» французских ВМС и самым большим боевым кораблем страны после авианосца «Шарль де Голль». Универсальный вертолетоносец Mistral водоизмещением 21 тысяча тонн и максимальной длиной корпуса 210 метров способен развивать скорость более 18 узлов. Дальность плавания — до 20 тысяч миль, экипаж состоит из 160 человек, дополнительно вертолетоносец может принять на борт 450 человек. Авиагруппа включает 16 вертолетов, из которых шесть может одновременно размещаться на взлетной палубе. Грузовая палуба корабля может вместить более 40 танков или 70 автомашин.

Французы прозвали вертолетоносец «швейцарским ножом» за разнообразие его качеств. Помимо своей основной роли, он может выполнять функции корабля управления и быть плавучим госпиталем на 70 мест. Единственный раз Mistral продемонстрировал свои оперативные возможности, эвакуировав летом 2006 года на Кипр 4,7 тысячи гражданских лиц из Бейрута во время конфликта Израиля с «Хезболлой».

Российские эксперты неоднозначно относятся к перспективам появления Mistral в составе российского флота. Так, заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин считает, что флоту они «однозначно не нужны» и это было доказано две недели назад, когда появились сообщения о том, что командование флота начало искать место, где они будут базироваться.

Этот поиск, по мнению эксперта, снимает любые вопросы по поводу необходимости кораблей, потому что если командование знает, зачем они нужны, то оно не ищет место базирования, прикидывая, куда бы их отправить — либо в Североморск, либо во Владивосток, — как будто нет никакой разницы между этими двумя настолько различными базами.

По его словам, такие корабли используются для высадки десанта и строятся в различных странах под цели миротворческих операций в основном в странах третьего мира и в первую очередь в Африке. Используются они как базы для миротворцев и не предназначены для настоящей войны.

«Вооружение у Mistral настолько символическое, что можно считать, что его нет. Эти корабли рассчитаны на операции, когда нет настоящего противника, и никоим образом не сочетаются с существующим флотом, который даже не способен обеспечить их охрану. Их самих нужно дооборудовать под наши вертолеты и десантные катера. И это очень увеличит цену на них, что уже никто не скрывает», — возмущается эксперт.

По его мнению, такие корабли «нам могут понадобиться в лучшем случае лет через 20, но тогда будут другие технологии».

«Для этих кораблей нет целей, и флоту эти корабли насильно навязаны политическим и военным руководством страны. У меня не остается особых сомнений, что сделка носит чисто коррупционный коммерческий характер. Французам понятно для чего — они получают огромные деньги, что немаловажно в условиях, когда весь европейский ВПК испытывает очень острый кризис. А у нас, догадываетесь?», — задает риторический вопрос Александр Храмчихин.

Гендиректор компании «ФинЭкспертиза» Агван Микаелян «процентов на 80 согласен с аргументами Александра Храмчихина», но предлагает посмотреть на историю с другой стороны.

«Эти корабли сейчас не сочетаются с нашим флотом, но все-таки Россия мыслит себя глобальным игроком, и цели для Mistral обязательно найдутся, хотя бы для того же сопровождения кораблей в Аденском заливе», — обращает внимание экономист.

Он согласен с Храмчихиным в том, что на 20 лет вперед сложно планировать, однако напоминает, что при строительстве флота советские и российские конструкторы много изобретали сами и многое заимствовали на Западе. Сейчас же есть серьезное отставание в уровне разработок, и поэтому нет ничего зазорного в том, чтобы те технологии, которые будут через пару десятков лет, развивать на базе технологий, которые будут приобретены посредством нынешней сделки.

«Вопрос цены можно обсуждать, но никаким иным путем доступа к технологиям мы бы не получили, а это дорогого стоит. Поэтому сделку по Mistral я бы записал в плюс», — заключил Агван Микаелян.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию