16+
Четверг, 14 декабря 2017
  • BRENT $ 62.62 / ₽ 3671
  • RTS1146.89
5 февраля 2011, 10:04 ОбществоПолитика
Роман Шляхтин

Роман Шляхтин

Мадьярские дети

Дмитрий Медведев не раз заявлял, что власти России сделают все возможное для повышения рождаемости и обеспечения будущего детям. В Венгрии демокрафическую яму в полной мере почувствовали раньше России. Но вытащить из нее мадьяров пока не получается

Система социальной защиты в Венгрии является одной из самых широких в странах бывшего Восточного блока. Во время «бархатной революции» 1989-го года бывшие коммунисты и диссиденты не посмели поднять руку на высокие пенсии, установленные еще Яношем Кадаром. Вскоре после падения социалистического режима к затратам на пенсии добавились и расходы другого рода. Венгерское правительство решило развивать программу повышения рождаемости и поддержки детей.

Решение было принято на основании неутешительных данных демографии. В середине девяностых кривая рождаемости резко скакнула вниз. Венгерки не хотели рожать рано и много на фоне продолжающейся экономической нестабильности. Число пенсионеров росло с каждым годом. Отдельные политики заговорили о том, что модно привлечь в страну мигрантов, однако наткнулись на достаточно жесткое сопротивление со стороны националистов и политиков правой части политического спектра. Венгры привыкли, что в крупных городах жили вместе люди разных национальностей, но категорически не хотели впускать в страну мигрантов из Турции или Африки. Перед глазами у многих был пример соседней Австрии, в которую хлынул поток эмигрантов из стран Ближнего Востока. Было решено заменить мигрантов на соотечественников и детей. Представители партии МСЗП увеличили детские пособия и льготы для многодетных.

С одной стороны, меры правительства явного успеха не принесли. Обстановка с рождаемостью в Венгрии не только не улучшилась, но и едва ли не ухудшилась. По данным разных статистических агентств, страна стоит на последних местах в Евросоюзе по скорости роста населения. Это неудивительно: женятся венгры поздно, в возрасте около тридцати. Обычно семейная пара обзаводится одним ребенком, реже – двумя. Много детей бывает лишь в семьях у цыган, но на них большинство жителей титульной нации старается не ориентироваться. Именно цыганские семьи выиграли от правительственной программы поддержки многодетных, что еще более осложнило ситуацию в восточных регионах страны. «Они зарабатывают на детях», — говорят венгры о цыганах.

Несмотря на отсутствие роста рождаемости, правительству удалось добиться успехов в другой существенной области. В обществе изменилось само отношение к подрастающему поколению, отношение к детям. Если раньше, в советское время, к ним относились без какого-то особого почтения, то сейчас буквально носят на руках. В каждом районе специально для них построены детские площадки и едва ли не аттракционы. Специальная служба добровольцев при поддержке государства занимается борьбой с насилием против детей и добилась в этом деле существенных успехов.

Любовь к детям (причем, не к своим) затронула даже венгерских бюрократов. Я видел, как в одном из тихих переулков Будапешта кортеж из трех правительственных машин остановился, чтобы пропустить группу младших школьников во главе с учительницей. Из центрального автомобиля вышел человек с парламентским значком, потрепал по голове нескольких школяров, о чем-то поговорил с учительницей, попрощался с классом (дети отвечали нестройным хором) и только потом поехал по своим правительственным делам. Никаких камер или работников пиар-службы поблизости не было.

Венгерская любовь к детям (причем не только к своим, но и к чужим) кажется похожей на симпатическую магию. Она призвана если не заменить отсутствие собственных детей, то по крайней мере создать условия для нового поколения. Венгры хотят, чтобы детей было больше. И в каждом новом квартале или районе обязательно будет огромная площадка с лесенками, горками, песочницами и лошадками на огромных пружинках. Даже если качаться на этих лошадках некому.

Рекомендуем:

  • Фотоистории