16+
Понедельник, 26 июля 2021
  • BRENT $ 74.19 / ₽ 5472
  • RTS1595.86
18 апреля 2011, 10:25 ОбществоПолитика

Последний «исторический» съезд на Кубе

Лента новостей

Речь, которую в выходные произнес на партийном съезде Рауль Кастро, любому другому кубинцу стоила бы тюремного заключения за «подрыв устоев»

79-летний Рауль Кастро: надо ограничить пребывание у власти десятью годами.  Фото: AP
79-летний Рауль Кастро: надо ограничить пребывание у власти десятью годами. Фото: AP

Старая гвардия кубинской компартии — впервые за 14 лет — провела свой съезд, и то, что предстало перед глазами лидеров революции, привело их в ужас. Выдержки из доклада кубинского руководителя Рауля Кастро (он занимает три первых поста на Кубе во главе правительства, госсовета и вооруженных сил и формально второй, пост в руководстве компартии) выглядят как прокламация самых отчаянных кубинских диссидентов.

Компартия, говорит Рауль Кастро, во многих случаях блокирует политические решения руководства, превращая их в «мокрую бумагу». Работу руководящей и направляющей силы кубинского общества второй секретарь компартии охарактеризовал как «погрязшую в летаргии, основанную на догмах и пустых лозунгах». Компартия «узурпирует несвойственные ей функции», от которых ее давно пора освободить.

В кубинских тюрьмах годами сидят правозащитники, которые и в мыслях не могли себе представить такую открытую критику закоснелой кубинской системы.

По сути дела Рауль Кастро, который находится у власти уже почти пять лет, сменив тяжело больного старшего брата, признается в том, что все эти годы он боролся с партийной бюрократией и не смог ее одолеть. Об этом косвенно свидетельствует новый тезис о продлении на пять лет процесса сокращения миллиона госслужащих — центральный пункт ограниченного плана экономических реформ на Кубе. Ранее Кастро-младший обещал провести масштабные сокращения в течение одного года. Первые пятьсот тысяч госслужащих должны были лишиться работы к марту, но план провален.

Будучи человеком военным, Рауль Кастро построил свое выступление как генерал перед решающим сражением: «Посмотрим, как пойдет борьба, как будут проходить бои», — обратился он к однопартийцам, имея в виду свое сражение с партийной бюрократией, и выразил надежду на то, что это последнее в его жизни сражение ему удастся выиграть.

К открытию съезда кубинских коммунистов был неслучайно приурочен впечатляющий военный парад на Площади Революции в ознаменование 50-й годовщины разгрома вторжения кубинских эмигрантов, поддержанных ЦРУ США, на Плайя Хирон. В апреле 1961 года кубинское руководство, которое еще пыталось лавировать между двумя тогдашними полюсами мирового господства, окончательно сделало выбор в пользу социализма. Пятьдесят лет спустя кубинский лидер Рауль Кастро признает, что кубинская модель нуждается в срочном ремонте.

«Исторические кадры» сходят со сцены

Самым неожиданным пунктом выступления Рауля Кастро стал призыв ограничить пребывание у власти высших руководителей страны, включая самих братьев Кастро, двумя пятилетними сроками подряд. Такого поворота событий, как пишет испанская газета El Pais, не ожидал никто. В иных обстоятельствах этот призыв мог бы считаться сенсационным.

В действительности, с учетом возраста самого оратора (ему в начале июня стукнет 80 лет), его старшего брата (в июле он должен отметить 85-летие), а также большинства высших партийных функционеров, это лишь констатация биологического факта. При всех достижениях кубинской медицины десять лет, отведенные Раулем на смену поколений, — это очень оптимистический срок.

Участников кубинской революции в руководстве кубинской компартии принято называть «los historicos». Эти люди уже достаточно немощны физически, но за пять десятилетий пребывания у власти они создали такую глубоко эшелонированную оборону, что просто так это поколение с места не сдвинуть. Именно поэтому внешне сенсационный призыв Рауля Кастро гарантировать сменяемость руководителей через десять лет звучит не как призыв к кадровой революции, а как гарантия «историческим кадрам», что с властью их разлучит только смерть. Разумеется, при том условии, что они будут колебаться вместе с линией партии.

Официально эта линия сейчас предполагает не отказ от социализма, а, как это именуется в партийных документах, «актуализацию социалистической модели». Что-то вроде перестройки по-кубински, но с существенными отличиями от советского образца.

За вычетом ограничения сроков пребывания у власти высшего руководства и уточнения роли компартии, никаких иных политических реформ выступление Рауля не предполагает. Основной упор делается на экономические реформы: по кубинским меркам значительные, по меркам XXI века иллюзорные.

Низы уже не могут, верхи еще не знают

В основе новой экономической модели лежит общее осознание того, что прежняя исчерпала все свои ресурсы. У государства нет возможностей кормить армию госслужащих, каковыми являются практически все взрослые жители острова. На каждого фактически работающего кубинца приходится минимум двое, имитирующих деятельность. Принудительное высвобождение 500 тысяч работников не решит эту проблему, но этот план признает степень неэффективности кубинской экономики.

Чем занять увольняемых? Предполагалось, что все они займутся мелким частным предпринимательством: будут ремонтировать дряхлый кубинский автопарк, пошивать кожаные тапочки и торговать помидорами на рынках.

Действительно, за последние месяцы на Кубе выдано порядка 200 тысяч лицензий на индивидуальную трудовую деятельность. Проблема в том, что за полвека социализма старики разучились работать, а молодежь никогда не умела — если не считать навыков рубки сахарного тростника, который приносит стране все меньше валюты, опять же в силу неэффективности кубинского сельского хозяйства.

При избытке рабочих рук работать некому, но и законы Кубы не позволяют проявлять даже минимум предпринимательской инициативы, если только речь не идет об организации проституции и контрабанды, которые, к слову, прекрасно чувствовали себя в самые суровые социалистические годы.

В настоящее время ожидается принятие трех важных законов, которые могут, как надеются Рауль и его окружение, создать нечто вроде мелкого бизнеса на Кубе. Первый из этих законов позволит продавать дома (в действительности, конечно, не дома, а квартиры), а также автомобили. Благодаря отсутствию такого права кубинцы идут на невероятные комбинации, совершая головоломные обмены тем единственным достоянием, которое у них имеется. Кубинское слово permuta, «обмен», настолько вошло в обиход, что даже стало названием очень успешного на острове художественного фильма.

Помимо узаконивания «пермуты», государство планирует наделять безземельных крестьян землей, которая сейчас никак не используется. Наконец, еще одна революционная по кубинским стандартам мера предусматривает разрешение госбанкам выдавать микрокредиты частным лицам.

Уже сам характер этих планируемых нововведений говорит о том, в каком обществе живут кубинцы и какого масштаба «актуализация» предстоит кубинским властям, если они не хотят последовать по пути египетского и тунисского режимов. Политологи любят отмечать, что на Кубе не существует сколько-нибудь организованной сильной оппозиции, что есть правда. Но в Тунисе ее тоже не было.

Печальный итог эксперимента с построением социализма на тропическом острове (этот эксперимент обходился СССР в 1 миллион долларов в день в семидесятые годы) заключается в том, что у кубинцев нет иной альтернативы, как стать еще одним курортным островом в Карибском бассейне. То есть вернуться к тому, чем Куба с успехом занималась до 1 января 1959 года, обслуживая многочисленных американских и иных туристов на пляжах, в барах и казино. Это обеспечивало кубинцам достаточно высокий, по меркам Латинской Америки, уровень жизни. По числу врачей, инженеров, по удельному весу среднего класса Куба занимала одно из первых мест в регионе.

В наши дни единственный жизнеспособный сектор социалистической экономики Кубы — это туризм, который, полностью контролируют военные через принадлежащую им интуристовскую компанию La Gaviota, «Ласточка». До того, как стать во главе руководства Кубы, Рауль Кастро был главным куратором туристической индустрии, остается им и сейчас.

Так что если «исторические кадры» действительно хотят провести экономическую реформу, то не обойтись без приватизации туристического сектора и иностранных инвестиций в него под долговременные гарантии государства. Но это, в свою очередь, может привести к таким социальным потрясениям на острове, что щедро отмеренные самим себе 10 лет пребывания у власти los historicos покажутся еще одним «пустым лозунгом», из тех, которые разоблачал с трибуны съезда Рауль Кастро.

Кто придет на смену Раулю

Один из лучших знатоков Кубы в нашей стране, бывший многолетний корреспондент газеты «Известия» в Гаване Евгений Бай не удивлен выступлением на съезде Рауля Кастро и его предложением ограничить срок пребывания у власти высшей бюрократии десятью годами. «Это было очевидно, поскольку всё нынешнее кубинское политбюро представлено старой гвардией, людьми в возрасте от 75 до 80 лет, — сказал эксперт в интервью BFM.ru. — Соответственно, Рауль не может не задумываться о том, кто будет его преемником, чтобы на Кубе не произошла пятилетка пышных похорон, которая случилась в Советском Союзе».

Как всегда, в такого рода режимах вопрос о престолонаследии является самым болезненным и самым сложным. По мнению Евгения Бая, «нет никого конкретно, кто мог бы заменить Рауля, но есть разные люди, и, как мне представляется, это люди из армии».

Наибольшие шансы, по мнению Евгения Бая, у Хулио Касаса Регейро — армейского генерала, который возглавляет коммерческую компанию La Gaviota внутри кубинской армии. Деятельность компании охватывает не только туризм, но и транспорт и многие другие сферы. Официальная должность Касаса Регейро — министр Революционных вооруженных сил Кубы.

«Дело в том, что 2 года назад Рауль фактически убрал всех тех людей, которые могли бы стать преемниками Фиделя, — продолжает эксперт. — Речь идёт о председателе госсовета Карлосе Лахе и министре иностранных дел Филипе Пересе Роке; это относительно молодые люди, в возрасте от 45 до 55».

В том, что касается экономики, съезд не принес ничего нового, считает Бай. «Всё было ясно, поскольку съезду предшествовала массовая дискуссия по поводу экономических реформ. В основном они сводятся к тому, чтобы ограничить влияние государственного сектора. Думаю, что эти меры будут приняты, поскольку Рауль ориентируется на вьетнамскую модель развития, где социалистическая система в политике сочетается с развитием частного сектора. Дальше развивать централизованную экономику уже некуда. Другой вопрос, вызовет ли это социальные брожения на Кубе».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию