16+
Пятница, 16 ноября 2018
  • BRENT $ 68.07 / ₽ 4494
  • RTS1132.27
1 июня 2011, 12:31 Недвижимость

Русские небоскребы дотянутся до Эйфелевой башни и без Полонского

Лента новостей

Несмотря на банкротство группы Mirax, инициированный ей в Париже проект самых высоких в Европе небоскребов жив. Строительство башен начнется до конца года

Высота «русских небоскребов» лишь на метр уступит Эйфелевой башне. Фото: dezeen.com
Высота «русских небоскребов» лишь на метр уступит Эйфелевой башне. Фото: dezeen.com

Проект «русских» небоскребов в деловом центре Парижа, похоже, благополучно пережил и международный финансовый кризис, и фактический уход из девелоперского бизнеса компании Mirax — родоначальника идеи строительства в районе La Défense самых высоких башен в Европе. «Многофункциональный комплекс Hermitage Plaza находится на стадии активного проектирования и подготовки документации с целью получения разрешения на строительство до конца 2011 года», — заявил в интервью BFM.ru президент Группы Hermitage Эмин Искендеров. Работа идет по графику, уверяют в Группе Hermitage. «Проект успешно продвигается», — подтвердил нам слова г-на Искендерова глава государственного учреждения по благоустройству района La Défense Филипп Шекс.

Более того, в ожившем после кризиса крупнейшем в Европе деловом центре La Défense, проект российского девелопера, по мнению газеты The Wall Street Jouranl, является «самым дерзким».

Это сильное утверждение. La Défense — не московский Сити; по своим размерам деловой центр французской столицы в 3,5 раза превышает лондонский деловой район Canary Wharf. Но сравнение с московским Сити примечательно тем, что в тот момент, когда компания Mirax, с которой в значительной степени ассоциировалось сооружение наиболее амбициозных башен на берегу Москва-реки, ушла в тень, на берегу Сены засверкали перспективы сооружения двух футуристических небоскребов бывшей «дочки» Сергея Полонского.

Мы поинтересовались у г-на Искендерова, можно ли утверждать, как это, в частности, делает газета The Wall Street Journal, что Группа Hermitage принадлежит Группе Mirax Сергея Полонского. И в этом случае, не отразилось ли фактическое банкротство Mirax на состоянии Группы Hermitage? Ответ г-на Искендерова. полученный BFM.ru по электронной почте из Парижа: «Одним из инициаторов создания Группы Hermitage была Группа Мirax. Во Франции Hermitage является независимой юридической структурой. Таким образом, финансовое состояние Мirax никак не отражается на группе Hermitage».

С этим утверждением трудно спорить, если учесть, что, по заверениям самого г-на Искендерова бюджет парижского проекта Hermitage Plaza составляет 2 млрд евро.

Место и время

Пора, однако, «привязать» российские небоскребы к местности. Район La Défense настолько велик, что его можно уподобить городу в городе. В деловом центре Парижа постоянно проживает 20 тысяч человек. Каждый день на работу сюда приезжает 150 тысяч сотрудников 1500 французских и зарубежных компаний. Когда-то на месте суперсовременных небоскребов стояла ветряная мельница, а само название района, означающее «Оборона», берет начало от названия памятника защитникам Парижа от прусских агрессоров в войне 1870 г. Историческая ирония заключается в том, что сегодня капиталы потомков тех прусских агрессоров всячески привечают на берегах Сены, а деловой центр Франкфурта-на-Майне по сравнению с La Défense кажется детской игрушкой.

Парижский La Defénce, самый большой деловой центр Европы. Фото: Cyril Krylatov/flickr.com

В Париже, гармония которого основана на безусловном соблюдении архитектурных законов, знаменитая Большая Арка La Défense, напоминающая очертания Триумфальной арки в современном прочтении, находится на одной оси с Лувром и Елисейскими полями. Таким образом, стоя спиной к Лувру в час заката и обратившись лицом на запад, вы можете видеть на одной линии и обелиск на площади Согласия, и Елисейские поля, и Триумфальную Арку и очертания района La Défense, за которым начинается Булонский лес. Почти вся история Парижа последних веков на ладони.

Строительство La Défense началось в 1955 году, первое офисное здание было открыто тремя годами позднее. За более чем полвека своего существования La Défense переживал стремительные взлеты и падения. Так, во время нефтяного кризиса 1973 года проект строительства делового центра был приостановлен. Стройка возобновилось только через пять лет.

Нечто подобное повторилось с началом последнего мирового финансового кризиса. Как раз за год до его начала руководство государственного учреждения по благоустройству района La Défense (EPADESA) торжественно объявило о новой эре делового центра Парижа. Но кризис внес существенные коррективы в эти глобальные инициативы. По образному выражению The Wall Street Journal, проект «натолкнулся на сильные встречные ветра».

Пока в небоскребах La Défense шумели ветра, образовавшиеся от лопнувшего «пузыря» недвижимости в Америке, деловой центр Парижа сотряс политический скандал. Руководителем EPADESA едва не стал 23-летний сын президента Саркози, Жан. Талантливый юноша в тот момент еще не окончил юридический факультет. Политические противники главы государства заклеймили это назначение как проявление «клановой политики», и Жан Саркози почел за благо применить свою кипучую энергию на другом поприще. Ныне генеральным секретарем EPADESA является Филипп Шекс, который любезно согласился ответить на ряд вопросов BFM.ru.

La Défense будет расти не столько вширь, сколько ввысь

По оценке г-на Шекса, экономический кризис задержал планы развития делового центра Парижа на год. Кроме того, отменен один из знаковых проектов — строительство небоскреба Signal Tower — из-за банкротства испанского инвестора.

«Хотя арендные ставки, возможно, не упали, но плата за землеотвод под застройку пересмотрена с понижением, в среднем она составляет 1500 евро за кв.м. EPADESA добавило во все договоры о продаже дополнительные положения на случай улучшения конъюнктуры, то есть если к окончанию строительства небоскреба рынок вырастет, инвестор должен будет заплатить EPADESA дополнительную сумму к цене контракта», — поясняет г-н Шекс.

Отвечая на вопрос о том, каковы долгосрочные цели расширения делового центра Парижа, глава EPADESA заметил: «Сейчас речь идет не о географическом расширении, а о развитии по вертикали. Объемы строительства по проектам небоскребов вернулись на прежний уровень, в том числе ведется их демонтаж, перестройка, надстройка дополнительных этажей или возведение с нуля. Сейчас идут работы по строительству новых зданий с ресурсом 300 тысяч кв. м., а также проекты по ремонту, демонтажу, восстановлению и надстройке с общей площадью 500 тысяч кв.м.».

Вопрос в том, насколько планы развития La Défense, которые рассчитаны на то, что к 2016 году будет завершена половина ныне разрабатываемых проектов (в том числе, и двух русских башен), соотносятся с перспективами экономического восстановления Европы в ближайшие пять лет.

Отвечая на него, Филипп Шекс прибег к оговорке о том, что не обладает «магическим кристаллом», который помог бы ему прозреть в будущем перспективы экономического развития Старого Света. Однако EPADESA, по его словам, ориентируется на уверенность в перспективах парижского делового центра со стороны инвесторов, причем не только европейских.

Есть еще несколько факторов, позволяющих руководству La Défense смотреть в ближайшее будущее с оптимизмом. К ним относятся, по словам г-на Шекса:
— очень высокий спрос на большие площади, отвечающие стандартам устойчивого развития и потребностям сотрудников в просторных, светлых офисах с качественным сервисом (рестораны, детские ясли, фитнес).
—появившийся интерес к размещению в La Défense со стороны малого и среднего бизнеса (юридические, консалтинговые, технологичные компании и т.д.).

Наконец, глава EPADESA говорит о «новой волне» интереса к парижскому деловому центру со стороны азиатских инвесторов.

Интерес российских инвесторов к La Défense Филипп Шекс никак специально не обозначил. Отвечая на вопрос BFM.ru, разделяет ли он оценку газеты The Wall Street Journal, назвавшей проект «русских» небоскребов «самым дерзким» в планах развития La Défense, г-н Шекс был осторожен: «Проект по своим масштабам и амбициям значительно уступает комплексу Marina Bay в Сингапуре, Шанхайской башне или Башне Халифа в Дубае. Это многофункциональная 300-метровая башня с жилыми квартирами, магазинами, гостиницами и развлекательным залом. Экономическая модель — традиционная, когда заказчик финансирует проект за счет предварительной продажи. Проект успешно продвигается. Сейчас рассматривается заявка на получение строительного разрешения, начало работ можно ожидать зимой 2011 года, сдача намечена на 2016 год».

Русский дом — всего на метр ниже Эйфелевой башни

В уже неоднократно упоминавшейся статье в WSJ говорится о том, что детище Группы Hermitage в Париже будет всего на один метр ниже Эйфелевой башни: как элегантно выразился автор заметки, «из уважения» к творению Эйфеля. Газета оценила стоимость амбициозного проекта в 2,5 млрд евро. Сам глава Группы Hermitage в интервью BFM.ru назвал более скромную сумму, 2 млрд евро:

«Общий бюджет проекта составит порядка 2 млрд евро. Инвестиции будут производиться из собственных средств с привлечением кредитов.
На сегодняшний день из собственных средств уже инвестировано более 150 миллионов евро. Достигнуто соглашение с рядом европейских банков о получении кредитной линии на общую сумму в 700 миллионов евро, которая будет открыта к началу строительства. До момента его открытия информация о банках конфиденциальна», — говорит Эмин Искендеров. Кстати, он опровергает утверждение WSJ о том, что он якобы «отложил подписание договора о получении кредита в 700 млн евро под проект»:

«Эта информация является чистой выдумкой. Изначально финансирование проекта связано с началом строительства. Начало строительных работ намечено на конец 2011 года и получение финансирования запланировано к этой дате».

На сайте Группы Hermitage можно увидеть фотографии, которые свидетельствуют о том, что высшее руководство России и Франции выступило в роли повивальной бабки, когда проект Hermitage Plaza был еще в колыбели. Подписание договора о намерениях между г-ном Искендеровым и Филиппом Шексом о строительстве небоскребов в Санкт-Петербурге стало одним из ключевых моментов Года Франции в России. Церемония проходила в торжественной обстановке в присутствии президентов Дмитрия Медведева и Николя Саркози.

Подписание договора о намерениях между Эмином Искендеровым и Филиппом Шексом (на снимке крайний слева) прошло в присутствии президентов Росси и Франции. Фото: hermitage.fr

На другой фотографии можно видеть г-на Искендерова в обществе премьер-министра РФ Владимира Путина и его французского коллеги Франсуа Фийона в Париже.

Отношение к российским башням-гигантам во французских СМИ более сдержанное. Le Nouvel Observateur упрекает Эмина Искендерова в «мании величия», хотя и отмечает его достоинства, в частности, прекрасное владение французским языком и «железный прагматизм».

«Эмин Искендеров — фигура любопытная, — пишет издание. — Он был привезен во Францию своим отцом-дипломатом в возрасте 15 лет. В то же время он — настоящий «новый русский», вернувшийся в Россию, когда ему был 21 год, чтобы не упустить предоставлявшихся в то бурное время возможностей. В своем бюро недвижимости на авеню Марсо — адрес престижный, но обстановка абсолютно обычная, — он работает над проектом, который может изменить облик французской столицы». Помимо квартир с захватывающими видами на Сену и Эйфелеву башню, Hermitage Plaza предполагает разместить пятизвездочный отель одной из крупнейших гостиничных сетей, спа, рестораны, офисы и концертный зал на 1300 мест, характеристики которого не уступят парижской Опере, писала Le Nouvel Observateur со ссылкой на российского бизнесмена.

В российских СМИ информация о планах по строительству самого высокого европейского небоскреба Hermitage Plaza в Париже появилась еще в 2004 году. Тогда о них заявили Сергей Полонский и его партнер, глава петербургской компании «Строймонтаж» Артур Кириленко. Для строительства небоскреба был приобретен земельный участок, а также создана компания Hermitage Immobilier («дочка» «Строймонтажа»). Проект комплекса из двух зданий высотой 323 метра был разработан британским архитектором Норманом Фостером.

Корпорацию «Строймонтаж» Артур Кириленко и Сергей Полонский основали в 1994 году в Санкт-Петербурге. В 2000 году бизнесмены открыли московский филиал «Строймонтажа», который возглавил Полонский. В 2004 году московский «Строймонтаж» стал самостоятельным юридическим лицом и был переименован в Mirax Group, а еще через год партнеры разделили бизнес. Полонский стал владельцем 90% акций Mirax Group, 10% остались у Кириленко. В «Строймонтаже» было обратное распределение долей: 90% акций получил Кириленко и 10% — Полонский.

Строительство Hermitage Plaza должно было начаться в 2009 году и завершиться в 2012-м, однако в кризис у обоих девелоперов возникли серьезные финансовые проблемы.

В конце 2008 года Артур Кириленко заявлял, что общий долг «Строймонтажа» перед банками, инвестиционными компаниями и по облигационному займу составлял 6,1 миллиарда рублей. Через несколько месяцев владельцы приняли решение о добровольной ликвидации компании, а позднее стало известно, что Полонский и Кириленко перестали быть партнерами по бизнесу, обменявшись имеющимися у них 10% акций компаний (сделка была безденежной). С марта прошлого года Артур Кириленко находится в федеральном розыске.

Во время окончательного раздела бизнеса между Кириленко и Полонским французская дочка «Строймонтажа» Hermitage Immobilier (вместе с амбициозным проектом небоскребов) перешла под управление Mirax Group (компания была переименована в Group Hermitage).

Однако недавно стало известно, что Сергей Полонский не будет участвовать во французском проекте. В марте 2011 года он заявил о ликвидации бренда Mirax и попросил более не считать его бизнесменом. СМИ сообщали, что проект консолидировал глава Группы Hermitage Эмин Искендеров.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию