16+
Четверг, 20 сентября 2018
  • BRENT $ 79.68 / ₽ 5325
  • RTS1134.10
25 октября 2011, 11:11 ОбществоПолитика

Гособоронзаказ этого года практически сорван

Лента новостей

На гособоронзаказ этого года власти сделали большую ставку, так как 2011 год — первый год реализации амбициозной ГПВ-2020, целью которой является как минимум 70-процентное обновление вооружений и техники. Однако треть самых важных планов сорвана

Вертолет Ка-52 «Аллигатор». Фото: РИА Новости
Вертолет Ка-52 «Аллигатор». Фото: РИА Новости

Гособоронзаказ прошлого года был реализован на 30%, а техника поставлена в объеме 10% от плана, и это несмотря на рекордные объемы финансирования Минобороны. Напомним, что государственная программа вооружений (ГПВ-2020) предусматривает расходы на оборону в размере более 20 трлн рублей.

Приступая к реализации первой части программы перевооружения армии и флота ГПВ-2020, министр обороны Анатолий Сердюков в марте сообщил о планах на краткосрочную перспективу: в течение года армия должна была получить 36 стратегических баллистических ракет, 2 стратегические атомные подводные лодки (АПЛ), 20 стратегических крылатых ракет воздушного базирования, 5 космических аппаратов, 35 самолетов, 109 вертолетов, три многоцелевые атомные подлодки, один боевой надводный корабль и 21 зенитный ракетный комплекс.

Главными статьями расходов на этот год называлась закупка стратегических ракет наземных «Ярс» и морских «Булава» (26 августа заключены соответствующие контракты с Московским институтом теплотехники), бомбардировщиков Су-34, истребителей Су-35, подводных лодок, корветов и фрегатов для Черноморского флота, автоматических систем управления для сухопутных войск.

Как сообщил на днях главком ВМФ Владимир Высоцкий, крейсер «Александр Невский» 20 октября вышел в акваторию Белого моря для ходовых испытаний, а крейсер «Юрий Долгорукий» в декабре этого года будет предъявлен госкомиссии, акт приемки на главное его оружие — ракетный комплекс «Булава» — должен быть подписан в конце года, тогда же завершатся межведомственные испытания.

В мае президент Медведев отчитал военных чиновников за срыв планов 2010 года и пообещал взять выполнение гособоронзаказа на контроль. В июле ему доложили, что заключено лишь две трети контрактов, что ставит план под угрозу срыва. Глава государства устроил разгон: «Мне хватило прошлого года. Если ситуация такая, как описывают некоторые наши коллеги, то тогда нужны организационные выводы в отношении всех, кто отвечает за это в правительстве, независимо от чинов и званий. А если она иная, то нужно разобраться с теми, кто сеял панику. Вы знаете, по законам военного времени, как с паникерами поступали? Расстреливали! Понятно? Значит, вам разрешаю уволить. Вы [обратился он к Сердюкову] слышали меня?».

27 сентября, приехав на Чебаркульский полигон в Челябинской области, Верховный главнокомандующий в очередной раз заявил: «Мы не можем обойтись без расходов на оборону. Причем расходов, достойных Российской Федерации. Не какой-то там банановой республики, а именно Российской Федерации — очень крупной страны, постоянного члена Совета Безопасности (ООН), обладающей ядерным оружием».

О том же ранее, 5 сентября, говорил премьер Путин в Череповце. «Не могу не затронуть тему размещения госзаказа. Хочу обратить внимание всех сторон этого процесса: во-первых, у нас колоссальные деньги выделяются на укрепление обороноспособности страны (мы таких денег вообще никогда не выделяли, в советские времена, когда всё на оборонку бросали, там были сопоставимые цифры, а в новейшей истории никогда). Мы вынуждены по очень многим другим позициям или закрывать, или сокращать наши расходы, но мы должны это сделать, чтобы обеспечить обороноспособность. Но нам нужно не эти миллиарды и триллионы осваивать, нам нужно обеспечить количество и качество изделий, — заявил тогда премьер. — Я надеюсь, что в ближайшее время, в течение недели, этот процесс будет закончен и по судостроению, и по ракетной технике, и по авиации».

Однако усилия тандема по увещеванию военных и производителей успехом не увенчались.

Не сошлись в цене

Минэкономразвития и Счетная палата 11 октября выразили сомнение в том, что ГОЗ-2011 будет реализован при существующей системе заключения контрактов. Замминистра экономического развития Андрей Клепач предположил, что гособоронзаказ не только «существенно не будет выполнен по этому году, но с большой вероятностью не будет выполнен и в следующем году». Газета «Ведомости» привела слова зампреда Счетной палаты Валерия Горегляда о том, что военные расходы «не только наименее прозрачные, но и наименее эффективные с точки зрения реализации государственных ресурсов».

Самые худшие опасения 12 октября потвердил первый замминистра обороны Александр Сухоруков: он сообщил, что часть контрактов до сих пор не подписана, причем среди них такие знаковые, как контракты на строительство атомных подводных лодок типа «Борей» и «Ясень» с Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК).

Сухоруков пояснил, что во всем виновата несовершенная система ценообразования. Глава ОСК Роман Троценко в свою очередь заявил, что его компания не может заключить контракт с Минобороны, поскольку военные требуют снизить цену на 30%, что заставит судостроителей уйти в минус.

«Неподписанными остаются самые сложные и самые объемные по деньгам контракты на строительство атомных подводных лодок [речь идет о десятках миллиардов рублей]. Суть проблемы состоит в том, что мы не можем менять поставщиков, поскольку контракт уже включает требование Минобороны по составу системы вооружения. Другими словами, мы имеем облик корабля с уже законтрактованными поставщиками. Сами поставщики устанавливают цены на свою продукцию. Когда мы получаем пожелания субподрядчиков первого и второго уровней, то понимаем, что объем судостроительных работ в стоимости заказов составляет всего лишь 30–35%. Причем наша рентабельность составляет 6–7% от общей стоимости контракта. Минобороны просит нас снизить цену контракта на 30%, но мы физически не можем пойти на это, поскольку это означает, что мы обязаны выполнить заказ с рентабельностью минус 24% от стоимости контракта», — приводит слова Троценко издание «Взгляд».

Что еще войска не получат в срок

В этом году не будут выполнены обещания поставить учебно-боевые самолеты Як-130. По словам Сухорукова, они поступят ВВС только в 2012 году. На год, с 2014 на 2015 год, переносятся поставки 24 корабельных истребителей Миг-29 К для крейсера «Адмирал Кузнецов». Росийская система ПВО-ПРО в этом году не дождется двух полков зенитно-ракетных комплексов С-400.

Сухопутные войска мечтают о «Леопардах»

Что же касается дальнейших планов закупки вооружения и военной техники в рамках ГПВ-2020, то об этом известно немного.
Главнокомандующий Сухопутными войсками Александр Постников в марте этого года признал, что вооружение и военная техника отечественного производства отстают по своим характеристикам от аналогичных систем НАТО и Китая. По его словам, доля современных образцов оружия и военной техники в вверенных ему войсках составляет всего 12%. Но, сказал главком, к 2020 году планируется поднять эту планку до 70%.

Сухопутные войска в ближайшие годы примут на вооружение 120 оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер». Об этом заявил в августе этого года заместитель министра обороны России генерал армии Дмитрий Булгаков.

«Искандеры» предназначены для поражения группировок войск, командных пунктов, центров управления авиацией, стартовых и огневых позиций ракет и артиллерии. Боевая часть ракеты может быть оснащена как обычной, так и ядерной боеголовкой. Дальность стрельбы комплекса по разным данным составляет до 400-500 километров, а его экспортной модификации — до 280 километров.

Армия должна получить в ближайшие годы также 180 пусковых установок противотанкового ракетного комплекса «Корнет», предназначенных для применения на боевых машинах (в планах закупка 360 установок). Кроме того, планируется приобретение 574 152-миллиметровых самоходных гаубиц «Мста-С».

Главком Постников не уточнил, будет ли доля современного вооружения увеличиваться за счет отечественной техники, или армия будет переоснащаться за счет импорта.

Но привел в пример танк Т-90 (это 17-я модификация советского Т-72, который выпускается с 1973 года), стоимость которого 118 млн рублей. По мнению главкома, вместо него «проще купить три Leopard».

Танк Leopard 2 немецкого производства, который упомянул Постников, является основной боевой машиной армии Германии. Любопытно, что этот танк выпускается с 1979 года, то есть всего на 6 лет младше российского Т-72. За это время машина прошла шесть основных программ модернизации и в настоящее время выпускается в версии 2A6, а с 2012 года начнется серийное производство 2A7+. Стоимость немецких танков колеблется от 5 до 6 млн долларов (144-187 млн рублей) в зависимости от комплектации. Таким образом, непонятно, каким образом Постников намерен приобрести три Leopard 2 на 118 млн рублей.

При этом стоит отметить, что экспортная стоимость российских Т-90С (экспортная версия) составляет в среднем 2-2,5 млн долларов за штуку (57-68 миллионов рублей). Любопытно также, что закупочная стоимость Т-90А (несколько модернизированная версия Т-90) для российской армии составляет около 70 млн рублей, сообщала в 2010 году газета «Ведомости».

Такое расхождение в цифрах можно объяснить по-разному — от коррупции в сфере закупок техники до некомпетентности подразделения, ответственного за покупку вооружения для армии.

Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ) Ольга Ускова недоумевает: «Я вообще не понимаю, зачем при текущей военной ситуации надо закупать танки».

Первым делом самолеты

Госпрограмма вооружений России на 2011-2020 годы предусматривает покупку у Украины 60 Ан-70. Первый военно-транспортный самолет, который строится на киевском заволе «Авиант», уже куплен Минобороны РФ. Ожидается, поставки Ан-70 начнутся в 2013 году. До этого времени взнос РФ в этот совместный финансовый проект составит 2,4 млрд рублей (85 млн долларов), а Украины — 480 млн гривен (60,2 млн долларов).

Ан-70 способен развивать скорость до 780 километров в час и совершать полеты на расстояние до 7,8 тысячи километров. Транспортник укороченного взлета и посадки способен перевозить до 300 десантников или 47 тонн грузов.

Глава Минобороны Анатолий Сердюков озвучил и другие «авиационные» планы: в течение ближайших пяти лет министерство собирается модернизировать транспортники Ан-124 «Руслан», а с 2015-2016 года начнет покупать у Украины модернизированные самолеты. В рамках госпрограммы для ВВС России также должны быть закуплены более 1500 новых самолетов и вертолетов. ПВО получит 200 новых систем. При этом эксперты отмечают, что в «авиационном сегменте» ГПВ-2020 ставка сделана на вертолеты.

«Аллигатор» вместо «Черной акулы»

До конца этого года Минобороны получит более 450 вертолетов, сообщил гендиректор холдинга «Вертолеты России» Дмитрий Петров на МАКСе летом этого года. Замминистра обороны Александр Сухоруков в октябре подтвердил, что по линии холдинга «Вертолеты России» все заказы размещены.
В штабе ВВС рассказали, что ГПВ-2020 предусматривает замену ударных вертолетов Ка-50 «Черная акула» на Ка-52 «Аллигатор». В новых машинах (первые поступили на вооружение в феврале этого года, первый полет состоялся в июне 2008 года), в отличие от Ка-50, два пилота и, соответствнно, двойное управление. «Аллигатор» — командирская машина армейской авиации и морпехов, по некоторым параметрам он превосходит знаменитый американский АН-64 Apache. Ка-52К (корабельная версия) будут размещаться на вертолетоносцах Mistral. По некоторым данным, стоимость вертолета К-52 составляет 16,1 -20 млн долларов.

Согласно заключенным контрактам, до 2020 года производители должны поставить в войска 140 вертолетов Ка-52, в этом году — 30 «Аллигаторов».

«Крокодилы» заменят «Ночных охотников»

Многоцелевой ударный вертолет Ми-35М является модернизированной версией экспортного Ми-24 (так называемого «Крокодила»). Он проще в управлении и дешевле стоящего на вооружении Ми-28Н, известного как «Ночной охотник». Мионобороны решило произвести замену, несмотря на то, что «Крокодилы» уступают предшественнику по бронированию и летным характеристикам. Ми-35М будут использоваться для поддержки спецназа.

Беспилотники израильские и российские

В 2010 году глава Роскосмоса Владимир Поповкин заявлял о том, что 5 млрд рублей на разработку беспилотных летательных аппаратов были потрачены впустую. В конце сентября 2010 года главком Сухопутных войск Постников объявил, что завершены испытания 22 российских беспилотников. При этом он отметил, что «отечественные производители существенно продвинулись в работе», а некоторые образцы «после доработки могут быть приняты на вооружение».

При этом в июне 2009 года Минобороны купило у Израиля 12 беспилотников, заплатив за них 53 млн долларов. А в октябре прошлого года израильский оборонный концерн «Авиационная промышленность» (ТАА) объявил о подписании с ГК «Оборонпром» контракта, стоимостью 400 млн долларов, на поставку партии беспилотных летательных аппаратов (БПЛА).

Контракт на поставку Mistral вступил в силу

Межправительственное соглашение на поставку для российского ВМФ четырех вертолетоносцев «Мисталь» (по 600 млн евро каждый) было заключено в январе этого года, в сентябре оно вступило в силу. Вместе в кораблями Франция передаст РФ технологии, исходные коды программного обеспечения по боевым информационно-управляющим системам, системам связи.

Контракт предусматривает совместное строительство десантно-вертолетных кораблей-доков. Как пояснил глава ОСК Роман Троценко, «по первым двум кораблям 40% строится в России, российскими руками».

«Я думаю, что если удастся один из «Мистралей» перевести на Тихоокеанский флот, это произведет большое впечатление в регионе. Другой целесообразно перевести на ЧМФ, который совершенно гибнет и разваливается. Как флагман этого флота «Мистраль» будет выглядеть очень неплохо, — считает профессор Международного института исследований проблем мира в Осло Павел Баев. — Но все споры о том, чтобы получить всю систему технологий для «Мистраля» были ни о чем, потому что мы их использовать не можем. Я думаю, что этот проект удастся провернуть, если создать какой-то батальон морской пехоты, который будет к этому «Мистралю» приписан. Это крайне примитивное использование очень сложной системы, он настолько сложен, что невозможно это управление реально осуществлять».

Ольга Ускова считает, что «огромное количество закупок в Израиле, Америке создало совершенно обратный эффект, с точки зрения вопросов модернизации ВПК».

«Я не считаю, что у нас идет нормально программа модернизации в армии. Это связано с позицией Минобороны по закупке вооружений за рубежом. После заявленной министром обороны позиции о том, что потребитель заинтересован прийти в магазин и купить то, что ему надо, и он не хочет заниматься развитием вооружений, мы получили очень кривую картину: идут грандиозные объемы контрактов по закупке вооружений, грубо говоря, у потенциального противника, — говорит президент НАИРИТ в интервью BFM.ru. — У нас нет ключевого агентства или министерства, которое бы брало на себя функции по отбору, развитию, продвижению инновационных направлений и новых разработок в применении к вопросам обороны».

По мнению Ольги Усковой, российской армии не хватает робототехники. «Структура войны, военных действий изменилась. В США пиарится основной тренд: все наши солдаты теперь находятся за тысячи километров от театра военных действий, вы перестаете умирать, умирают машины. И это огромный, мощный конвейер по производству Predator («Хищник», беспилотных самолетов разных видов — BFM.ru). По официальным данным, в США произведено уже несколько тысяч беспилотников. Я не считаю, что у нас родина идиотов, что мы в смысле головы в худшую сторону отличаемся от иностранцев. В первую очередь это вопрос внутреннего заказа. Не хватает некоторой воли государства, потому что это как раз прямая функция государства», — комментирует эксперт.

Впрочем, некоторые подвижки есть: на прошлой неделе Минобороны подвело итоги тендеров на опытно-конструкторскую и научно-исследовательскую разработку больших БПЛА разведывательного и ударного классов: ими займутся санкт-петербургская компания «Транзас» и ОКБ «Сокол» (Казань), сообщает «Российская газета». Проект «Транзаса» (беспилотник весом 1 тонна) оценивается в 2 млрд рублей, а «Сокола» (аппарат массой до 5 тонн) — в 1 млрд рублей.

Всадник без головы

Автоматизированное управление оружием и войсками в настоящее время стало не менее решающим фактором, чем количество и качество оружия. Эксперты считают ключевой ошибкой желание вооружить армию и флот до зубов и при этом не обращать внимания на научные и практические исследования в военной отрасли, а также на проблему подготовки квалифицированных кадров.

Павел Баев в интервью BFM.ru отмечает: «Это огромная проблема, которая началась еще в СССР, когда были очень интересные технические разработки для кораблей, для ВМФ. Но когда эти корабли вводились в состав флота, выяснялось, что оперировать этими системами никто не может. И проблема, которая была тогда, сейчас приняла какие-то совершенно гипертрофированные масштабы. Армия реально остается в докомпьютерном веке. И огромная проблема, как обучать военных в высших военных учебных заведениях, если там нет необходимой базы».

Рост рекламаций

Непрофессиональные исполнители (как со стороны военного ведомства, так и со стороны производителей) являются причиной неуклонного роста рекламаций. По данным Александра Сухорукова, в первом полугодии 2011 года рекламаций было на 10% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Замминистра обороны напомнил, что за срыв сроков контрактов предусмотрены штрафы — 5 процентов за факт срыва и 0,1% за каждый день просрочки. Но кто будет отвечать, если оружие подведет в бою?

«Суммы потерь многомиллиардные»

В минувшую пятницу глава Счетной палаты Сергей Степашин, выступая в Госдуме, озвучил результат проверки исполнения гособоронзаказа. Он сообщил, что аудиторы СП нередко сталкивалась с такими нарушениями, как завышение цен, срыв срока исполнения контрактов, производство некондиционной продукции.

«Суммы потерь многомиллиардные, поэтому, наверное, и озабоченность была у бывшего министра финансов Алексея Кудрина в этой части», — неожиданно поддержал Степашин противника «раздувания» военного бюджета.

Степашин предложил использовать в системе гособоронзаказа принципы Федеральной контрактной системы. «Это позволит снизить степень регламентированности процедур размещения заказов при одновременном распространении контроля на планирование закупок и фактическую реализацию заключенных контрактов», — заявил он и сообщил, что соответствующий законопроект правительство РФ намерено внести в Госдуму до выборов.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию