16+
Среда, 17 октября 2018
  • BRENT $ 80.03 / ₽ 5238
  • RTS1162.79
30 октября 2011, 18:57

Что преподнесла революция самому известному бизнесмену Египта

Лента новостей

Нагиб Савирис, основатель Orascom Telecom Holding, рассказал в интервью Bloomberg, что боится превращения Египта в Иран

Миллиардер Нагиб Савирис, основатель Orascom Telecom Holding, самый известный бизнесмен Египта. Фото: World Economic Forum/flickr.com
Миллиардер Нагиб Савирис, основатель Orascom Telecom Holding, самый известный бизнесмен Египта. Фото: World Economic Forum/flickr.com

Самый известный бизнесмен Египта миллиардер Нагиб Савирис, основатель Orascom Telecom Holding, говорит, что созданная им политическая Партия свободных египтян поддерживает демонстрации, но сам он не будет участвовать в акциях. «Я бы пошел, но проблема в том, что моей жизни угрожает опасность», — заявил он в интервью Bloomberg.

Угрозы он начал получать с июня, после того как разместил в Twitter рисунок, на котором изображен Микки Маус с длинной бородой и в арафатке, а также Минни Маус в никабе. Рисунок, который ему прислал друг-мусульманин, назывался «Микки и Минни после...» и символизировал Египет после ноябрьских парламентских выборов, в которых, насколько можно судить по проведенным в сентябре опросам, исламистские партии получат большинство голосов.

Савирису картинка показалась забавной. Однако мусульмане обвинили его в глумлении над их религией. Савирис извинился перед 139 тысячами своих читателей в Twitter, объяснив, что не хотел никого оскорбить. Этого оказалось недостаточно, и мобильному оператору MobiNil, совместному предприятию Orascom и France Telecom, объявили бойкот — за несколько месяцев после публикации записи компания, по данным Bloomberg, потеряла 800 тысяч абонентов.

7 июля в телевизионном выступлении популярный мусульманский проповедник шейх Абу Исхак аль-Хувейни обрушился с отповедью, обвинив Савириса в оскорблении пророка Мухаммеда. «Мы убьем Савириса, даже если он раскается», — заявил Хувейни.

Савирис сожалеет, что всколыхнул гнев мусульман своим сообщением в Twitter. «Его политические оппоненты используют это против него, — говорит Хасан Каббани, ушедший с поста исполнительного директора MobiNil в сентябре. — Страной движут эмоции».

Со времени выступления Хувейни в Египте продолжаются вспышки межрелигиозных столкновений. 1 октября несколько тысяч мусульман устроили очередное нападение на коптскую христианскую церковь и подожгли ее. 9 октября христианский протест закончился кровавыми столкновениями с силами правопорядка, в результате которых погибли по меньшей мере 25 человек.

Партия свободных египтян, которую Савирис основал с соратниками в апреле, осуждает насилие, заявляя, что оно подрывает доверие к военным властям страны. Со времени революции прошло уже десять месяцев, правит по-прежнему военный совет. 28 ноября египтяне будут выбирать парламент, который назначит специальный комитет, чтобы переписать конституцию страны. Все еще не определена дата президентских выборов, которые должны пройти вслед за парламентскими. Многие египтяне полагают, что военный совет не спешит с переходом к демократии. И некоторые считают, что совет не решается передать власть в руки граждан.

Савирис опасается, что Египет в конечном итоге будет больше похож на Иран, чем на Турцию, которая, с ее толерантным исламским правительством и уверенным экономическим ростом, для многих египтян является моделью и образцом.

Он, в частности упоминает, об атаках на церкви и освобождении из тюрьмы Абуда аз-Зумра, осужденного за участие в организации убийства экс-президента Египта Анвара Садата в 1981 году. Аз-Зумр — один из основателей группировки «Египетский исламский джихад». «Это ясный знак того, что мы движемся в очень скверном направлении», — говорит Савирис.

В Египте и других странах региона добившееся свободы население бьется над незнакомой доселе задачей формирования новой политической системы, а также сопутствующих экономических и гражданских институтов. Для Египта выборы определят, станут ли мечты продемократически настроенных демонстрантов реальностью или будут сокрушены межрелигиозными беспорядками и дальнейшим сохранением власти военных. Для региона в целом на кону вопрос о том, получат ли преимущество исламистские или светские партии и смогут ли вновь избранные правительства перезапустить затормозивший экономический подъем, комментирует Bloomberg.

Кризис власти в Египте усугубляется спадом экономики. С января по июнь ВВП страны сократился на 2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Основной фондовый индекс EGX 30 с начала года показывает снижение на 40%. Гражданские волнения нанесли серьезный удар по туризму, на долю которого приходится 11% ВВП. Приток посетителей в страну в первые семь месяцев года сократился на 40%.

Протесты в Египте начались на волне ближневосточного экономического бума, поскольку с ростом благосостояния возникли потребности в политических свободах, комментирует Bloomberg. В 2004 году реформаторское египетское правительство во главе с тогдашним премьер-министром Ахмедом Назифом (находящийся сейчас в тюрьме по обвинениям в коррупции, которые он отрицает) начало продавать акции государственных гигантов, таких как Telecom Egypt и Bank of Alexandria, и привлекло рекордные инвестиции, снизив налоговые ставки до 20%. Темпы роста повысились с 4% до в среднем 7% в 2006–2008 годах.

Старший сын из богатейшей египетской семьи, Нагиб Савирис заработал свои миллиарды, превратив Orascom в крупнейшего мобильного оператора на Ближнем Востоке. Его младший брат Насеф является председателем правления и исполнительным директором Orascom Construction Industries. Третий брат Самих возглавляет девелоперскую компанию Orascom Development Holding.

Все трое — миллиардеры. Савирисы — крупнейшие частные работодатели в Египте, пишет Bloomberg. На компании, в которые они инвестируют, приходится около 40% в индексе EGX 30. Нагиб Савирис говорит, что он платит больше всех налогов в стране.

Нагиб — единственный из братьев занимается политикой. Когда в январе в стране начались волнения, у Савириса не было никаких сомнений по поводу того, что он на стороне протестующих. Будучи членом самосозванной группы, которую пресса окрестила «совет мудрецов», он был одним из нескольких видных деятелей, которые выступали посредниками между демонстрантами, которым он поставлял медикаменты и продовольствие, и режимом Мубарака, чье 30-летнее правление завершилось отставкой 11 февраля.

«Савирис занял правильную позицию, позицию победителей в этой революции. Он был преуспевающим бизнесменом при прежней системе, но он не был тесно связан со старым режимом», — комментирует эксперт Университета Джорджа Вашингтона Натан Браун.

Партия свободных египтян, созданная как альтернатива исламскому движению «Братья-мусульмане», насчитывает 110 тысяч членов, из которых три четверти мусульмане, и пользуется поддержкой 6% избирателей. Она является четвертой по популярности в стране.

«Наша линия ясна: либерализм, светскость, капитализм», — заявил в интервью Bloomberg Савирис, добавляя, что в основе партийной идеологии социал-демократическая экономическая система, поддерживавшаяся в бывшей Западной Германии.

Савирис говорит, что его партия намерена строить рыночную экономику с эффективным регулированием и защитой малообеспеченных слоев населения. Партия свободных египтян создала коалицию с социал-демократами и другими партиями.

Сам Савирис решил не выдвигаться на парламентских выборах: «У меня нрав неподходящий для политика. Я говорю, что думаю, без долгих размышлений».

Парламентские выборы не помогут окончательно преодолеть политическую неопределенность в Египте. Временное военное правительство не установило дату президентских выборов. Савирис говорит, что в президентской гонке он поддерживает и бывшего главу Лиги арабских государств Амра Муссу, и Мохаммеда эль-Барадеи, бывшего гендиректора МАГАТЭ.

Бизнес

В бизнесе Савирис отошел от повседневного руководства телекоммуникационными компаниями. В январе он продал 50-процентную долю в Tunisiana за 1,2 млрд долларов компании Qatar Telecom. Сделка была закрыта за два дня до того, как президент Туниса Зин эль-Абидин бен Али бежал из страны.

В апреле акционеры одобрили сделку по приобретению российской компанией VimpelCom активов холдинга Wind Telecom у Савириса. После транзакции 100% итальянского оператора Wind Telecomunicazioni и 51,7% Orascom Telecom Holding, работающего в странах Азии и Африки, перешли к российской компании.

Савирису и его отцу теперь принадлежит 19-процентная доля в VimpelCom, торгуемой в США. С начала года по 26 октября акции VimpelCom потеряли 24,4%, пишет Bloomberg.

«Больше невозможно расти, приобретая новые лицензии, я уже все скупил. Единственный способ расширить бизнес — слияния. Только крупные компании могут выжить благодаря влиятельной позиции в переговорах с производителями оборудования», — передает Bloomberg комментарий египетского бизнесмена.

На этих двух сделках [c Qatar Telecom и VimpelCom] Савирис, по его словам, заработал 300 млн долларов. Часть вырученных средств он планирует использовать для создания фонда прямых инвестиций в Лондоне для вложений в телекоммуникационные активы по всему миру. За счет дополнительного привлечения средств от внешних инвесторов он рассчитывает аккумулировать в фонд до 500 млн долларов.

«Мы будем рассматривать любые телекоммуникационные активы, где бы то ни было, которые мы сочтем недооцененными и которые при грамотном управлении имеют стоимостной потенциал», — говорит Савирис.

Сделкой с VimpelCom не был охвачен один из самых противоречивых его активов: 75% Koryolink — совместного предприятия с северокорейской Post & Telecommunications. В 2008 году Савирис купил 25-летнюю лицензию на мобильную связь в Северной Корее и объявил о планах вложить 400 млн долларов в бизнес, который сейчас насчитывает 666 тысяч абонентов.

Сделка с северокорейским диктатором

23 января, за пару дней до начала волны выступлений в Египте, Савирис был приглашен в Пхеньяне на ужин с лидером КНДР Ким Чен Иром для обсуждения Koryolink. «Он очень хорошо ко мне относится, — говорит Савирис с улыбкой. — Я оказался единственным сумасшедшим в мире, кто решил прийти и вложить миллионы долларов в эту страну».

Савирис не видит никакого противоречия между своими демократическими устремлениями в Египте и сделкой с северокорейским диктатором.

«Как началась революция в Египте? С мобильных телефонов, — говорит он. — Нужно понимать, что это первое оружие изменений».

В сложный для страны период ему довелось сыграть немалую роль.

На следующий день после начала протестов он летел на частном самолете вместе с братом в Париж, где находился на лечении его отец. Узнав о том, что выступления в стране распространяются, он распорядился развернуть самолет обратно в Каир, несмотря на советы отца не делать этого. Нагиб ответил: «Они подумают, что мы сбежали из страны. Только крысы бегут с тонущего корабля».

Он безуспешно протестовал против решения заблокировать работу всех мобильных сетей, как того потребовало правительство, пытаясь остановить волну протестов.

Позже он много работал в составе «совета мудрецов». После встречи с революционной молодежной коалицией совет 1 февраля выпустил первое заявление с требованием к Мубараку передать полномочия вице-президенту Омару Сулейману на время переходного периода и изменить конституцию.

В один из дней массовых выступлений Савирис ночь напролет вел телефонные переговоры с представителями демонстрантов и вице-президентом Омаром Сулейманом, призывая отозвать силы правопорядка с площади Тахрир. В тот день, 2 февраля, десятки сторонников президента Мубарака въехали верхом на лошадях и верблюдах на площадь Тахрир, чтобы разогнать участников антиправительственной акции. Сторонники и противники режима закидывали друг друга камнями, в ход шли пруты и палки. В результате столкновений восемь человек погибли, около тысячи получили ранения.

В четыре утра Сулейман позвонил Савирису и сообщил, что правительственные силы ушли с площади. За 18 дней выступлений Савирис несколько раз вел переговоры с Сулейманом. Он не признается, говорил ли с Мубараком.

«Да, они диктаторы, они злоупотребляли властью, которая им была дана, но по-человечески, это не тот финал, которого я бы ему желал», — говорит Савирис о Мубараке. Именно благодаря такого рода откровениям у него весьма неоднозначный статус в постреволюционном Египте, но он действительно, как сам признается, говорит то, что думает, не заботясь о последствиях, пишет Bloomberg.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию