16+
Вторник, 19 марта 2019
  • BRENT $ 67.17 / ₽ 4331
  • RTS1219.78
26 июля 2009, 17:33 Макроэкономика

«Дно» или «вторая волна»?

Лента новостей

Макроэкономическая стабилизация, похоже, в России достигнута, а в экономике есть позитивные тенденции. В интервью BFM.ru экономист Александр Смирнов анализирует текущую экономическую ситуацию и возможности выхода из кризиса

Серфингист ловит волну. Фото: Daniel Bos/flickr.com
Серфингист ловит волну. Фото: Daniel Bos/flickr.com

Макроэкономическая стабилизация, похоже, в России достигнута, а в экономике есть позитивные тенденции. В интервью BFM.ru экономист Александр Смирнов анализирует текущую экономическую ситуацию и возможности выхода из кризиса.

— Как можно оценить текущую экономическую ситуацию?

— Представление о происходящем дают основные макроэкономические индикаторы. Второй квартал 2009 года был отмечен повышением цен на нефть и ростом фондового рынка. Однако в целом экономическая статистика была не столь позитивна, а ВВП за январь-май сократился на 10,2% к аналогичному периоду прошлого года, за май — на 11%. Но главная причина падения ВВП — сокращение инвестиций в основной капитал, составившее за период январь-май 17,7% относительного аналогичного периода прошлого года. Спад инвестиций растет, в этом смысле ситуация негативна: снижение за март, апрель и май с учетом сезонности составило -0,4%, -1,1%, и -8%, соответственно.

— В последнее время появились и позитивные экономические сигналы. Как вы считаете, можно ли говорить о скором оживлении экономики или может реализоваться так называемая «вторая волна» кризиса в результате, например, ухудшения ситуации в банковском секторе?

— Хотелось бы отметить, что кризисам и восстановлениям экономик соответствует определенная динамика денежной массы: если в первой половине 2008 года стали видны признаки «денежного сжатия», а затем летом — замедления экономики, то сейчас наблюдается устойчивый рост денежной массы М2, начавшийся очень осторожно в феврале, затем в марте и апреле на 0,3%, 0,8% и 1,9 % соответственно. А в мае — на 4,2%, или 50,4 % в годовом исчислении.

Известную роль в этом процессе играет укрепление рубля на фоне благоприятных цен на нефть, а также поддержка со стороны бюджета, дефицит которого за январь-июнь составил около 753 млрд рублей. Правда в последнее время мы наблюдаем укрепление доллара и снижение российских фондовых индексов, вызванных некоторым снижением цен на нефть. Тем не менее, важнейшая предпосылка для роста — макроэкономическая стабильность — возможно, достигнута.

Как правило, экономика откликается на «денежные» процессы с лагом около полугода. Так, в 1998 году денежная масса — агрегат М2 относительно начала года вышла в положительную область в октябре 1998 года, а экономический рост начался в третьем квартале 1999-го, т.е. примерно через 8-9 месяцев. Максимальное падение денежной массы было в январе-апреле 2009 года, следовательно, минимум экономических показателей, так называемое «дно», скорее всего, будет достигнуто в конце лета — осенью.

— Но ведь между 1998-м и 2009-м годами есть существенная разница?

— Действительно, в 1998 году объем ссуд в портфелях банков в среднем был около 32%, сейчас — почти 64 %. Тогда многократная девальвации дала сильный толчок для роста импортозамещения, роста производства. Уже в конце 1998 года начался процесс активного кредитования реального сектора, хотя межбанковский рынок начал восстанавливаться только весной 1999 года. Сейчас девальвация не столь значительна, а кредитование не растет. Между точкой кризиса и ростом денежного предложения в 1998 году (август-октябрь) прошло 3 месяца, между сентябрем 2008-го и маем 2009 года — около 8 месяцев. Но самое главное: в то время власти стали активно накачивать деньги в экономику — рост денежной массы осенью 1998 года составил 21%, за 1999 год — 57,5%. Хотя бюджетная поддержка играет свою роль, сейчас на фоне предпочтений более консервативной денежной политики процесс санации экономики несколько задерживается.

— Какие с этой точки зрения сейчас необходимы действия?

— Есть очень простая зависимость — чем хуже состояние корпоративного сектора, чем больше растет безработица, тем хуже состояние банковской системы и далее по кругу. Растет число убыточных предприятий среди крупных и средних предприятий, если по итогам 2008 года их было 25,2%, то по итогам апреля — 39%. Так что поддерживать нужно не только банковскую систему, но и экономику в целом. Метод прост — вливание бюджетных средства под проекты развития.

Позитивные сигналы действительно есть: предварительная оценка роста промпроизводства за июнь на 0,8% относительно мая, сокращение безработицы до 8,3%. В мае был также отмечен рост так называемого «индекса промышленного оптимизма» ИЭПП (Института экономики переходного периода). И хотя по данным на конец июня его значения несколько ухудшились, в июле опять оптимизм вырос. Поэтому если государство не будет «ночным сторожем», экономика достигнет дна в третьем-четвертом квартале и начнет оживление в конце 2009-го — начале 2010 года. Тем не менее, спад ВВП в 2009 году может достигнуть 8-9 %.

— Какие проблемы сейчас наиболее важные для экономики?

— Среди них ухудшение качества банковских активов, высокая безработица, факторы социального риска в неблагоприятных регионах, особенно в так называемых «моногородах». Смогут ли региональные власти организовать эффективную санацию или перепрофилирование этих предприятий, в случае необходимости создать адекватное число рабочих места за счет организации общественных работ — это пока вопрос открытый.

Не менее важная тема — повышение эффективности российского производства, производственная база которого достаточно устарела и требует качественного обновления. Проведенная девальвация хотя и дает некоторый стимул для импортозамещения, однако инвестиционный климат и технологическая база этому не способствует. Впрочем, назревающие проблемы — это определенная «школа» для государства, возможность обретения им большей мобильности, гибкости, повышения качества управления, подобно тому, как это произошло в США во время Великой Депрессии.

— А какова ситуация в корпоративном секторе?

— Там проблемы обозначились уже летом прошлого года, сопутствующий рост просрочки по кредитам — уже осенью 2008 года. Просроченная задолженность по кредитам предприятиям на 1 июня составляет 569 млрд рублей — 4,4 % от портфеля банковской системы, по физическим лицам — 204,5 млрд рублей, или 5,5% от портфеля. У некоторых банков по корпоративным кредитам просрочка уже достигла по официальным данным 10-12%. Реальные, «неофициальные» данные вероятно выше.

Как известно Fitch оценил рост просрочки к концу года до 25 %, прогноз ЦБ — 12%. Но помимо кредитов, существует проблема дефолтов по корпоративным облигациям. И если оживление экономики начнется в этом году, а предприятия, эмитенты и банки смогут достичь компромисса при разумной реструктуризации задолженности, положение может стабилизироваться. Хотя не исключено, что проблема «просрочки» может запустить серьезные процессы перераспределения активов.

Но для оптимизма есть основания. Можно отметить снижение темпов роста просроченной задолженности по кредитам предприятиям. Если в конце 2008 года и начале 2009 года ее средний темп составлял около 20%, то за май — 8,5 %. За аналогичный период темпы роста просроченной задолженности для физических лиц снизились в среднем с 6,8% до 4,8 % за май.

Также сократился темп роста резервов на потери по ссудам и активам — в среднем с уровня 12% на конец 2008 — начало 2009 года до 3,8% за май. Общая величина резервов в целом отражает качество активов банковской системы. Следует надеяться, что это реальная картина, а не «приспособление» банков к падению прибыли и возможности отражения проблемных активов и создания резервов под их обесценение.

— А чем угрожает ситуация в банковской системе?

— Понятно, что накопление «просрочки» может иметь самые серьезные проблемы. Главное к осени не допустить массовых проблем банков. В противном случае мы можем столкнуться с реакцией вкладчиков, «вынесших» некоторые банки осенью 2008 года. И это произошло несмотря на наличие системы страхования вкладов, отсутствовавшей в 1998 году. Важно не подходить к этой проблеме как к методу укрупнения банковской системы, желаемое некоторыми кругами: оно не является необходимым — в регионах не хватает ни банков, ни их отделений. Чтобы предупредить их, меры по санации банковской системы должны разрабатываться в настоящий момент.

Напомню, что на встрече с банкирами премьер предложил нарастить кредитный портфель на 500 млрд рублей. Кроме того, новый порядок работы с госгарантиями (лимит в бюджете — 300 млрд рублей) также позволит нарастить объем кредитования. Реализация подобных мер поможет росту экономики.

К подобным мерам относится также более активное использование средств бюджета при применении жестких мер по его целевому использованию. Пока здесь есть определенное отставание: за 5 месяцев — т.е. 41,6% от бюджетного периода (года) было израсходовано около 32% от годового плана, за полгода (т.е. за 50% от периода), израсходовано около 40%. Однако министр финансов Кудрин обещал во втором полугодии несколько увеличить темп расходования средств, что, несомненно, улучшит ситуацию на финансовых рынках.

И можно надеяться, что при сохранении имеющихся тенденций в третьем квартале начнется прирост денежной массы относительно начала года, что увеличит спрос, возможно постепенно снизит стоимость ресурсов и поддержит рост экономики.

— Но, наверно, всего этого недостаточно для выхода из кризиса?

— Чтобы ускорить выход из кризиса государству следует предложить обществу новые инновационные идеи, общенациональные проекты, которые дадут обществу объединяющее начало и позитивное видение будущего. Наиболее оптимальный вариант – активное обращение к реализации Программы 2020.

Возможные варианты — развертывание дорожного строительства, программ массового возведения дешевого жилья, развития атомной энергетики, науки, малого бизнеса и т.д. Этому способствовали бы программы производства дешевых стройматериалов, сельскохозяйственной техники, средств малой механизации, оборудования для малого бизнеса и т.д.

И еще очень важная тема. Почему не попробовать раздать абсолютно пустующую, некому не нужную землю жителям села, фермерам и безработным, предложить программы по освоению необъятной территории страны, развития фермерства, сельского хозяйства? И тогда от кризиса не останется ни малейшего следа. А меры по активному развитию экономики являются одним из лучших способов решить «алкогольную» и прочие социальные проблемы, накапливать которые более нельзя.

Конечно, все это упирается в «стену» консервативной финансовой политики. Но в США — родине и разносчике «монетаризма» бюджет давным-давно стабильно дефицитен, как, впрочем, и в Китае.

Бен Бернанке, обещавший в случае необходимости «разбрасывать деньги с вертолета», верит только в активную денежную политику. ФРС обеспечивает предложение денег в любом необходимом для страны объеме. Ни в США, ни в других развитых странах нет такой высокой стоимости денег, как в РФ, что не в последнюю очередь связанно с недостаточным уровнем монетизации экономики РФ. Весь мир накачивает экономику ликвидностью, мы это не упорно не делаем.

К тому же у РФ низкий уровень государственного долга. Выпуски новых государственных облигаций на внутреннем рынке позволит привлечь деньги по умеренным ставкам, дав банкам инструмент дохода и ликвидности. Важно только сразу вернуть эти деньги в экономику в виде расходов. Кроме того, для пополнения бюджета государству рано или поздно придется вводить прогрессивную шкалу подоходного налога, нормальные налоги на недвижимость, роскошь и т.д., как это сделано во всем цивилизованном мире. Хотя максимальные ставки должны быть существенно меньше, чем в развитых странах, но если элиты хотят социальную стабильность, за нее необходимо платить.

Что касается стратегии выхода из кризиса, то здесь работает кейнсианство – экономика антикризисного менеджмента и развития. Не будем забывать, что догматичное использование принципов либерализма во время Великой Депрессии нанесло громадный ущерб гигантской экономической машине США. Ни для кого не секрет, что все кризисы, связанные с падением спроса, преодолеваются достаточно стандартным образом подобно мерам, предпринятым правительством Рузвельта. Это денежная «накачка», рост госраходов на инфраструктурные объекты, масштабное государственное регулирование экономики, санация финансового сектора и т.д.

Сейчас экономическая ситуация находится в руках государства. Основным источником стимулирования спроса должны стать государственные расходы и рост экономической активности населения. Однако если государство допустит ошибки, экономика может вползти в более длительную рецессию, выход из которой может затянуться надолго.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию