16+
Воскресенье, 21 января 2018
  • BRENT $ 68.65 / ₽ 3894
  • RTS1270.92
9 августа 2009, 10:27 Технологии

«Мы не любим с кем-то воевать»

Лента новостей

О том, как Microsoft будет конкурировать с Google, что изменилось в бизнесе корпорации в условиях кризиса, а также о взаимоотношениях с ФАС и другими госструктурами, BFM.ru рассказал президент Microsoft в России Николай Прянишников

Николай Прянишников. Фото: пресс-служба Microsoft
Николай Прянишников. Фото: пресс-служба Microsoft

Московский Клуб IT-директоров (4CIO.ru) провел круглый стол, на котором президент Microsoft в России Николай Прянишников рассказал в том числе о том,как Microsoft будет конкурировать с Google, что изменилось в бизнесе корпорации в условиях кризиса, а также о взаимоотношениях с ФАС и другими госструктурами.

Многие компании сокращают затраты на IT, ощутили ли вы это на себе?

— Мы почувствовали, что многие компании оптимизируют свой IT-бюджет. Но при этом стоит отметить, что предприятия также поняли, что надо экономить не на IT, а делать это с помощью IT. Они начали инвестировать в IT-решения, которые помогают повысить производительность труда, улучшить контроль бизнеса, внедрить более современные системы отчетности. И в данном сегменте мы видим даже некоторый рост: увеличилось количество контрактов с крупными и средними компаниями.

— По каким направлениям бизнеса Microsoft наблюдается наиболее существенное сокращение доходов?

Наши направления отреагировали на кризис по-разному: некоторые продемонстрировали рост. Например, в сегменте крупного бизнеса продажи Microsoft в России увеличились в рублевом эквиваленте на 25%. Это очень крупный сегмент: в структуре доходов Microsoft в России он составляет около 50%. В некоторых других наблюдался спад. Например, существенно снизились продажи в сфере предустановленного ПО (ОЕМ) (доля OEM в структуре продаж — около 20%). Снижение здесь составило более 50%. Оно связано с тем, что россияне существенно меньше покупали компьютеров, однако уже в начале нового финансового года, который стартовал в июле, мы отметили улучшение продаж в этой сфере. Мы также наблюдаем и другую интересную тенденцию: в период экономического спада люди не отказывают себе в игровых компьютерных приставках, напротив: рост продаж в Е&D (Entertainment & Devices division, — BFM.ru) составил 20% по сравнению с прошлым годом. У людей стало чуть меньше денег на дорогостоящие поездки, но поиграть в свободное от работы время — это развлечение, которые они могут себе позволить.

— Какие мероприятия предпринимались в компании для того, чтобы справиться с кризисом?

— Во время кризиса эффективность работы выходит на первый план. В этой связи мы решили сэкономить при помощи собственных технологий, увеличив при этом продуктивность работы. Сейчас у нас по всей стране 34 офиса, и мы обратили внимание, что больше половины сотрудников большую часть рабочего времени проводят вне офисов. Представляете, какие расходы на командировки и телефонные разговоры?! Мы внедрили систему Microsoft Unified Communication. Это позволило нам экономить более 2 млн долларов в год. При этом эффективность работы не только не снизилась, но и выросла. К тому же сотрудники получили возможность работать из дома.

Мы также провели определенную оптимизацию как структуры компании, так и численности ее персонала. Недавно мы объявили об усилении ключевых направлений деятельности и соответствующих изменениях в бизнес-структуре. Они вступили в силу с 1 июля этого года и должны способствовать активному росту в таких стратегически важных областях, как работа с регионами, с государственными структурами, крупными организациями и партнерами, а также с телекоммуникационными компаниями.

В ближайшем будущем мы планируем активное наращивание бизнеса, в частности, удвоить продажи в течение ближайших трех лет. Мы оценили возможности IT-рынка и уровня проникновения информационных технологий, сравнили результаты России с рядом западных стран и увидели потенциал для развития.

По моему мнению, те компании, которые в кризис сократят инвестиции в развитие бизнеса, потеряют положение на рынке, а те же, кто изыщет дополнительные ресурсы, наоборот, смогут выйти из него более сильными, увеличат долю рынка. Я надеюсь, что у Microsoft так и получится.

Если говорить о численности компании в России, то никаких масштабных сокращений не было и не планируется.

— Конкуренты не дремлют даже в кризис. Google объявила о создании собственной операционной системы по принципу SaaS, и реакция Microsoft заставила участников рынка говорить о том, что компания вышла на тропу войны. Как собираетесь противостоять конкуренту?

— Мы не любим с кем-то воевать, нам нравится конкурировать и побеждать. Я думаю, что это общая позиция Microsoft по отношению ко всем конкурентам, в том числе и Google. К своим конкурентам мы всегда относимся с уважением, но пока мы не видим реального продукта, поэтому нам несколько сложно его комментировать.

Мы верим в то, что операционная система, которая установлена на компьютере — очень важная составляющая. Она должна быть удобной, надежной и работать с уже существующими приложениями и устройствами.

Мы также верим, что будущее за стратегией Software + Services, когда часть программного обеспечения расположена на компьютере или сервере компании, а часть услуг и решений реализованы в «облаке». Поэтому мы разрабатываем нашу операционную систему Azure, которая позволит реализовать этот принцип всем нашим партнерам наиболее эффективно.

В этом направлении уже многое сделано. Мы считаем, что наша новая операционная система Windows 7, которая готовится к запуску в октябре, в сочетании с решениями, которые будут реализованы по принципу «облака», — это оптимальный путь дальнейшего развития операционной системы.

— Вы возглавили российское подразделение Microsoft в начале этого года? Какие вопросы вы считаете для себя приоритетными сегодня?

— Я уже упомянул выше о наших приоритетах и связанной с ними реорганизацией. Дополнительно могу сказать, что особенно важным направлением для нас являются отношения с государственными структурами. Мы намерены существенно укрепить взаимодействие с правительством России и другими госорганизациями. Недавно Стив Балмер, CEO Microsoft, объявил о наших планах инвестировать 300 млн долларов в течение 3-х лет в Россию. Мы многое делаем в этом направлении: участвуем в программе по поддержке стартапов, сотрудничаем с вузами, открываем центры инноваций в регионах и т. п. Поэтому моя задача выстроить комплексные отношения со многими членами правительства, чтобы лучше понимать приоритеты и соответственно встраивать наши инвестиции и программы в общий «курс».

В планах также усиление наших позиций в регионах и формирование культуры инноваций и новые проекты. Мы понимаем, если работать стандартными методами, мы не обгоним другие страны и не сделаем тот рывок, о котором говорим.

Поэтому в числе приоритетов я вижу и формирование моей новой команды. В дополнение к изменениям оргструктуры, о которых я говорил выше, хотел бы провести обновление команды путем ротации кадров. Опыт показывает, что самое худшее происходит в компании, когда человек слишком долго засиживается на одном месте. Наступает привыкание, снижается инициатива, исчезает творческий подход, человек часто начинает действовать по шаблону. Поэтому ротация очень полезна. В нашей компании у сотрудников есть большие возможности: они, например, могут сменить департамент или поехать работать в офисы Microsoft в других странах. Из своей менеджерской практики знаю, что эффективно оставлять здоровый костяк, но при этом обновлять часть команды, в том числе и привлекая специалистов и извне.

— На каких конкретных направлениях планируете сфокусироваться в ближайшее время?

— Если взять B2B, то мы присутствуем в нем сейчас существенно сильнее. При этом здесь есть возможности развития, и очень большие. Например, компании малого и среднего бизнеса далеко не все нами охвачены. Мы сейчас активно работаем, предлагая наши решения и технологии только 100 тысячам компаний, а это всего 10% от того потенциала рынка, который есть вообще.

Если говорить о частных пользователях (B2C), то хотелось бы усилить наши позиции в целом по этому направлению и, в частности, в ритейле. Сейчас мы предлагаем ритейлу различные продукты — Xbox, Windows и Office, Windows Mobile, и на него с предложениями выходят различные подразделения Microsoft. То есть пока работа не централизована, нет единого сильного направления. Поэтому я планирую объединить наши предложения и с единым пакетом приходить к ритейлерам. За счет этого нам удастся увеличить продажи.

В перспективе надеемся также запустить флагманские магазины, но сначала хотим посмотреть, как это будет реализовано в США. В целом, демонстрация своих продуктов — верное решение, поскольку нам есть что показать. Но в каком объеме, в каких городах, и какого формата запускать магазины — это вопрос, который предстоит выяснить. Подобный опыт зачастую может оказаться совсем непростым: в результате получится чисто имиджевая вещь, затраты на которую превысят доходы. В любом случае, мы будем двигаться в этом направлении, и с учетом опыта других стран будем стараться правильно реализовать эту стратегию в России.

Таким образом, будем развивать три сегмента: крупный бизнес, малый и средний бизнес, частные пользователи.

— Почему в последнее время к компании Microsoft поступает такое количество претензий от Федеральной антимонопольной службы (ФАС)?

— Антимонопольное ведомство любой страны не может не замечать Microsoft, потому что мы занимаем достаточно уверенную позицию на рынке. Но, на мой взгляд, мы добились ее все-таки в условиях открытой конкуренции и без каких-либо нарушений.

С ФАС мы сотрудничаем, отвечаем на все вопросы ведомства, совместно разрабатываем план действий, улучшений.

При этом мы используем только корректные, абсолютно законные методы работы. Microsoft вложил и продолжает вкладывать в свои разработки огромные средства и силы — мы потратим 9,5 млрд долларов в ближайший год, то есть больше, чем любая компания в мире, — для того, чтобы все работало и было легко совместимо. И драйверы, и устройства — все. Ведь можно же купить на рынке другую операционную систему у нашего конкурента, можно установить бесплатную операционную систему. Но большинство выбирает нас, при этом мы никого не заставляем пользоваться нашим продуктом, просто мы делаем его хорошо, и поэтому популярны.

— То есть производители ноутбуков пострадали как раз из-за популярности вашей операционной системы Windows? Каким, по вашему мнению, будет исход разбирательства ФАС и компьютерных вендоров?

— Естественно, я не могу здесь давать никаких прогнозов и подробных комментариев. Впрочем, к нам антимонопольное ведомство претензий не предъявило, поскольку в наших договорах с партнерами предусмотрена возможность возврата денег за операционную систему. Мы в деле с производителями выступаем третьей стороной, отвечаем на все вопросы ведомства. Наша цель — постараться сделать так, чтобы этот вопрос был урегулирован.

— Как скоро и будут ли вообще установлены фиксированные цены на программное обеспечение (ПО) для госзакупок в России? Удалось ли о чем-то договориться с министром связи Игорем Щеголевым?

— В данном случае мы ведем диалог с Министерством связи и массовых коммуникаций о том, каким должно быть ценообразование для госсектора. Но хочу отметить, что мы уже сейчас предоставляем скидки, но, возможно, тут необходимы дальнейшие уточнения. И хотя мы связаны единой ценовой политикой по всему миру, но в данном случае открыты к диалогу, и надеемся, что сможем улучшить предложения для компаний госсектора.

— По какой причине были прекращены розничные продажи коробочной версии Windows XP? Планируется ли их возобновить? На какой исход рассчитываете в разбирательстве с ФАС по этому вопросу?

— Продажи XP и сейчас есть на рынке: Windows XP по-прежнему поставляется для многих производителей компьютеров в России. ОС сегодня доступна российским производителям маломощных компьютеров и нэтбуков.

Мы предполагаем, что люди станут использовать самые инновационные технологии. При этом мы заботимся о том, чтобы наша деятельность полностью соответствовала законодательству России, также как и любой станы, в которой мы ведем бизнес. Сейчас мы ведем диалог с ФАС и совместно отвечаем на вопрос, а нужно ли сделать еще что-то в этом направлении. Я не исключаю, что мы решим как-то расширить предоставление XP на рынке, если интерес со стороны клиентов велик. Например, техническую поддержку Windows XP Microsoft и его партнеры будут обеспечивать до 2014 года.

Постоянное усовершенствование — это необходимое условие поддержания спроса на продукцию. Такая практика распространена во многих отраслях. Например, когда выпускается новая версия автомобиля, продажи старой заканчиваются. Именно по этому принципу и действует наша компания.

— Вы долгое время работали в «Вымпелкоме», который является российской компанией. Какие отличия в корпоративной культуре вы наблюдаете, работая в Microsoft? Что хотели бы изменить на нынешнем месте работы?

— Я проработал в «Вымпелкоме» на различных позициях десять лет, почти с самого начала этого бизнеса, участвовал в его создании и развитии. За это время корпоративная культура и уровень менеджмента в «Вымпелкоме» развивались очень активно. Компания стала большой, со временем начала работать по всей России, потом и в странах СНГ, а затем вышла и на зарубежные рынки — в Камбоджу, Вьетнам. «Вымпелком» стал международной компанией.

Управление в компании было не совсем российским. В какой-то момент правление «Вымпелкома» наполовину состояло из иностранцев. То есть был смешанный стиль управления, который демонстрировал эффективный подход к решению задач.

Перейдя в Microsoft я ощутил, что это в большей степени западная, международная компания, нежели «Вымпелком». Как пример, взять хотя бы то, что в Microsoft весь документооборот на английском языке. Меня это поначалу несколько удивляло.

В любом случае обе компании — и Microsoft, и «Вымпелком» — сильные и успешные. Но «Вымпелком» более адаптирован к российской действительности, Microsoft — более глобальная компания. Моя цель — привнести все, что было лучшего в «Вымпелкоме» в Microsoft. Иными словами, сделать ее еще более соответствующей требованиям российского рынка.

Рекомендуем:

  • Фотоистории