16+
Вторник, 17 июля 2018
  • BRENT $ 71.99 / ₽ 4487
  • RTS1180.64
12 декабря 2014, 22:17 ФинансыЦБ

Глазьев vs. Алексашенко. Что делать с рублем и российской экономикой

Лента новостей

Два известных экономиста и два разных взгляда. О своем видении ситуации, в которой оказалась российская экономика, в интервью Business FM рассказали Сергей Глазьев и бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Что повлияло на девальвацию рубля, и как нужно действовать финансово-экономическим властям? Сергей Глазьев, который дал интервью Business FM не как советник президента, а как доктор экономических наук и академик, говорил об административных мерах для поддержки рубля. Он и ранее призывал зафиксировать курс.

Сейчас Глазьев заявил, что эта мера станет холодным душем для спекулянтов. Когда доллар растет на 15% в неделю, у банков есть большой соблазн на этом заработать, что в итоге ведет к еще большей волатильности. Сергей Глазьев предлагает вспомнить о мерах, которые ЦБ предпринимал в 98-м году и ввести жесткий контроль за валютным поведением российских банков.

Сергей Глазьевдоктор экономических наук, академик«Вы можете заработать сотни процентов прибыли в расчете на год за несколько дней, и естественно банкиры этим занимаются. Центральный банк шесть триллионов рублей выдал коммерческим банкам. Практически две трети этих денег ушли на валютный рынок, и по мере того, как Центральный банк накачивал коммерческие банки своими кредитами, деньги уходили на валютный рынок и работали против рубля государственными же, по сути дела, деньгами. Это что, трудно было предвидеть? Элементарно. У Центрального банка огромное количество рычагов, которые он может использовать для стабилизации курса рубля. У Центрального банка есть элементарный, например, инструмент прекратить спекуляции со стороны банков: регулировать валютную позицию. Это общепринятая в мире практика, которая активно использовалась в свое время Геращенко, когда в 1998-м году мы получили обвал, и спекулятивный вихрь колоссальный возник. И, конечно, желающих обменять, сбросить рубли и получить доллары, было огромное количество. Для того чтобы сбить этот ажиотаж, Геращенко ввел простую меру: он зафиксировал валютную позицию коммерческих банков. Это означает, что коммерческий банк не может иметь валюты на счете больше в конце дня, чем в начале дня. Просто и эффективно. Сразу коммерческие банки прекращают быть спекулянтами. Это только один пример. Таких инструментов достаточно много. Механизм, который я все время пропагандирую, что денежная эмиссия должна идти, главным образом, под спрос на деньги со стороны производственного сектора».

Иное мнение у бывшего зампреда ЦБ Сергея Алексашенко. Ситуация 98-го года и то, что происходит с нацвалютой сейчас — кардинально отличаются. Экономист рассказывает, что еще два месяца назад он был уверен, что одна из главных причин падения рубля — спекулятивная атака. Сейчас Алексашенко считает, что доминирующую роль играют глобальные факторы. В первую очередь, конечно, падение нефтяных цен. И в этих условиях административные меры в виде фиксации курса или тотального контроля банков или обязательной продажи валютной выручки — не помогут, говорит Сергей Алексашенко.

Сергей Алексашенкобывший зампред ЦБ«Я не завидую сегодняшнему ЦБ. В моем понимании, у него ситуация сложнее, чем в 98-м году, как это ни парадоксально звучит. В 98-м было понятно, что нужно делать, было понятно, какие решения нужно принимать, все было в руках властей. Сегодня ситуация складывается совершенно по-другому. Честно говоря, мне кажется, что нынешняя команда ЦБ, знаете, есть такое выражение, делает слишком мало и слишком поздно. То есть, они идут вдогонку за ситуацией, а идя вдогонку, вы никогда не решите те проблемы, которые перед вами стоят, вам нужно идти с опережением. Второе, что, например, касается этой идеи Глазьева, знаете, вот все эти попытки обмануть рынок, сказать, что мы вас будем контролировать и регулировать, они иллюзорны. На самом деле, банкам совсем необязательно держать деньги на своем счету, они могут создавать, 1200 праправнучек, на счетах которых будут лежать эти деньги. Правнучки ВТБ будут держать счета в Сбербанке, правнучки Сбербанка будут держать счета в ВТБ, они договорятся об этом. Мне кажется, что Сергей Глазьев, на самом деле, забывает ключевой элемент, что было в 98-м году. В 98-м году было абсолютно свободное плаванье рубля, после 1 сентября, когда ЦБ окончательно ушел с рынка. И Геращенко не пытался интервенировать валюту, там валюты не было. Геращенко даже, наоборот, в тот момент потихонечку прикупал валюту на рынке. И, на самом деле, рубль сбалансировался сам собой. Поэтому все эти разговоры о том, что можно какими-то административными мерами ограничить реальные и фундаментальные факторы, для меня это смешно».

На вопросы, что в этой ситуации должны делать финансово-экономические власти, Сергей Глазьев отвечает: ввести жесткие валютные ограничения и вливать деньги в экономику. Академик напоминает, что у России хватает резервов. А деньги, вместо того, чтобы идти в реальный сектор, утекают на валютный рынок. Что создает бизнесу большие проблемы. Из-за курса падает покупательская способность россиян. Из-за отсутствия дешевых длинных кредитов — тормозит развитие производства.

Сергей Глазьевдоктор экономических наук, академик«У нас спад производства происходит на фоне большого количества свободных резервов. Это резервы и производственные, и трудовые. У нас скрытая безработица в обрабатывающей промышленности более 20%. То есть, предприятия могут нарастить выпуск продукции на 20%, не прибегая к новым работникам. У нас безграничные запасы сырья. То есть, экономика падает в ситуации, когда, в общем-то, она должна бы была расти с темпом 6-7% в год по объективным условиям. Но она падает, и падает она исключительно из-за того, что Центральный банк своей политикой привел к сжатию денежной массы. Кредиты стали дорогими, для производственных предприятий недоступными. Длинных кредитов нет, они были только за рубежом. Теперь их надо вернуть. Центральный банк не дает никакой альтернативы. Если вы за границей в общей сложности набрали порядка 500 млрд, в следующем году и в этом году 180 надо отдать, потом еще... Возникает задача: экономике нужно дать много длинных денег. По меньшей мере, заместить то, что отбирают внешние источники, то есть перейти с внешних источников кредита на внутренние источники кредита. Вот эту задачу нужно решать. Я берусь утверждать, что, если мы не ограничим трансграничные операции, не собьем спекулятивный ажиотаж, то мы даже теоретически не сможем дать экономике длинных денег».

Но для того, чтобы в России появились длинные дешевые кредиты, необходимо смягчение денежно-кредитной политики ЦБ. Регулятор, наоборот, каждый месяц поднимает ключевую ставку. В последний раз — на процент. Сергей Алексашенко считает, что Банк России не успевает за ситуацией. И если ужесточать монетарную политику, то надо делать это радикально. Пусть шоковая терапия, пусть для бизнеса закроются кредитные возможности. Но иначе вернуть доверие к рублю и заставить игроков продавать доллары — невозможно, считает экономист.

Сергей Алексашенкобывший зампред ЦБ«В октябре спекулянты играли более значимую роль в девальвации рубля, там повышением ставки это можно было остановить. Сегодня, когда играют фундаментальные факторы, повышение ставки не имеет никакого значения. Какая разница, если рубль девальвируется со скоростью 15% в месяц. 100% — да, можно запретить финансирование, просто сказать: «Стоп, ребят, остановитесь, одумайтесь, живем по-новому». Рубли дорогие, мы отвечаем за стабильность национальной валюты, поэтому рубли будут дорогие, если они вам, действительно, нужны, берите их под такую цену. Думайте, либо хранить доллары, которые вам ничего не дают, в банках, либо продавайте их и живите. Но опять ведь скажу, это лишь маленький элемент, это не есть ключевое. Можно стабилизировать ситуацию на валютном рынке, можно ее сделать более спокойной, но это не изменит того фундаментального факта, что экономика замедляется, а инвестиции снижаются. К сожалению, это ключевая долгоиграющая проблема для российской экономики. Сделайте деньги дорогими. Сделайте, чтобы верили в рубль. Для начала рубль нужно сделать нацвалютой, которая достойна. К сожалению, другого способа, чем повышение процентных ставок, нет. Сначала надо всем дать понять новую реальность, всем нужно объяснить, что рубль — это деньги, рубль — это валюта, в которую можно верить, а после этого уже нормализовывать ситуацию».

В одном экономисты сходятся. У нас нет каких-то четких правил игры и стратегии. Фиксация курса или обязательная продажа валютной выручки — меры антирыночные. Они приведут к огромному оттоку капитала. И тогда придется идти до конца и запрещать трансграничные операции. Но эти инициативы понятные. И существует пакет рыночных мер. Резкое повышение ставки ЦБ лишит бизнес кредитов. Но есть надежда, что это приведет к подорожанию рубля до каких-то приемлемых уровней. Такое же резкое понижение ставок разгонит инфляцию, но есть шанс, что деньги пойдут в реальный сектор. Все эти способы были опробованы в разных экономиках. Возможно, власти ошибутся. Но, как известно, не ошибаются только те, кто ничего не делают. А по меткому выражению знаменитого английского поэта, бездействие плодит чуму.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию