16+
Среда, 24 октября 2018
  • BRENT $ 76.55 / ₽ 5015
  • RTS1106.82
23 апреля 2015, 07:00 Недвижимость

Центральный детский магазин: сюда есть за чем идти без покупок

Лента новостей

Кира Альтман встретилась и поговорила с Сергеем Калининым, президентом и председателем правления ОАО «Галс-Девелопмент», прямо в атриуме Центрального детского магазина на Лубянке

Фото: BFM.ru

Началом разговора о главном детском магазине страны стало 3D-шоу, которое развернулось во весь рост здания.

То, что мы наблюдаем, это трехмерное шоу, это про историю России?
Сергей Калинин: Да, это трехмерное шоу «История России», которое с древних времен рассказывает нам о создании и развитии нашей страны. Сейчас вот будут купола собора Василия Блаженного, строительство Москвы, древние города появятся, запуск Юрия Гагарина в ракете. Это символизирует в пяти минутах историю всей России. А шоу уникальное, потому что на постоянной основе оно будет действовать только у нас. Больше нигде в мире этого нет. Второе шоу, которое люди также каждый час могут наблюдать, это шоу «Природа России», где будет рассказ про реки, горы, леса.
Почему нам важно, чтобы у нас было самое лучшее, единственное в мире: самые большие часы, самое лучшее шоу, только здесь? Откуда в нас стремление быть самым-самым?
Сергей Калинин: Так ли это плохо? Лучше быть самыми-самыми, чем самыми последними, самыми первыми.
Мы с вами посередине магазина, глядим на него. Как вы его оцениваете?

Сергей Калинин:Мы очень довольны тем, что эта 33-месячная эпопея завершилась, потому что все говорят, что проекту семь лет, но из этих семи лет четыре с небольшим он просто стоял, и никто с ним ничего не мог делать. Сначала потому, что переходили права на здание. Потом, когда я пришел в группу ВТБ в «Галс-Девелопмент» в июне 2011 года, мы начали думать, что с этим делать. И начали этот проект переделывать, сделали несколько концепций, решили вернуться к историческим формам атриума, решили воссоздать исторический атриум на первом-втором этаже в режиме реставрации. Показали этот проект в октябре 2011 года общественности.

Когда в Москве что-нибудь открывается или новое строится, все начинают ругать. Большой театр, о котором мы с вами говорили, тому пример. Когда я пришла сюда в первый раз, когда было открытие ЦДМ, мне стало грустно от входной группы. Я имею в виду вход в форме купола.
Сергей Калинин:Кокошника.
Кокошника. Я его восприняла как разрезанный купол, кусок купола, флаги, то есть это Россия, и я не очень поняла, причем тут дети, хотя я понимаю о месте, все понимаю про политическую ситуацию. Я может быть забыла, как это было в том детском магазине, в который я ходила с родителями.

Сергей Калинин: Там все очень просто. Вы в советское время не могли помнить эти входные группы, потому что их не было, потому что это обычная рекламная временная конструкция. В советское время не надо было ничего рекламировать, всегда было много народа. А сейчас, здесь мы открываем эпохальное здание, эпохальный магазин, которого все ждали семь лет, мы все-таки сталкиваемся с тем, что нам надо донести до людей информацию, что мы открылись. Притом, что это Лубянская площадь и огромное количество машин туда-сюда ездят, просто люди бы не увидели никакой другой рекламы, кроме той, которую мы сделали в виде кокошников, ну, или куполов, если вам так больше нравится, потому что кокошник и есть отображение купола, и написали на нем: «Мы открылись!» Сделали красивый золотисто-синий орнамент в стиле ЦДМ, потому что этот орнамент это реинкарнация палеха, гжели, хохломы, жар-птица, русские узоры, переделанные на современный лад. Понятно, так как мы находимся в центре Москвы, присутствует российский триколор, на нем написали две даты - 1957 и 2015 - это время существования этого магазина.

То есть меня ничего не должно удивлять?
Сергей Калинин: Условно говоря, постоят входные группы пару месяцев, чтобы люди все знали, что он открылся, и дальше мы их уберем. Ничего страшного нет в этом.
Сегодня, когда я пришла, когда было поменьше людей, когда я рассмотрела атриум, когда я увидела, что светильники на месте, которые я помню, когда я не обнаружила этих чудовищно неудобных лестниц, по которым все время понуро ты брел туда-сюда, вверх-вниз, тогда мне стало казаться, что, может быть, зря я так агрессивно отреагировала на труд.
Сергей Калинин: Знаете, всегда есть люди, которым что-то нравится, меньше, больше. Кто-то в восторге, кому-то меньше нравится. Невозможно всем угодить. Мы проводим опросы и пытаемся мониторить ситуацию. В общем-то, нравится больше, чем 70% посетителей, которые приходят сюда, им нравится. Тем, кому не нравится, это те люди, которые ностальгируют по советскому прошлому. Я на открытии спросил бабушку, она с внучкой была: «Бабушка, вам нравится?» Она говорит: «Нет, мне не нравится, старый Детский мир был лучше». Я говорю: «А что в нем было лучше?» Она говорит: «Лучше было то, что я была тогда молодая». Эти лестницы, которые вы сейчас упоминаете, они не проходят ни по каким противопожарным нормативам. Что с ними делать? Мы бы тогда не смогли открыться. Мы сделали живое место, куда приходят современные дети. Папы, мамы, бабушки вспоминают по этому месту что-то знакомое, то, что мы смогли сохранить и оставить. А дети уже не помнят и не знают, что здесь было 58 лет назад. Они совершенно другими воспоминаниями живут.
Почему решили сделать его Центральным детским магазином на Лубянке?
Сергей Калинин: Мы бы с удовольствием назвали центральный «Детский мир», но мы не можем это сделать, потому что у нас нет прав на этот бренд. На этот бренд права есть у АФК «Система» и сети «Детский мир». Название ушло, а исторический магазин, с которого пошло это название, остался нам. Единственное, что мы смогли сохранить, это буквы ДМ, которые принадлежат в виде культурного наследия зданию, а сам бренд, к сожалению, не наш. Поэтому, когда мы обсуждали, как его назвать, мы обсуждали - есть Главный универсальный магазин, есть Центральный детский магазин. Наша логика была создать достопримечательность московского центра: Красная площадь, ГУМ, ЦДМ, для туристов, горожан и гостей Москвы. Я думаю, что, судя по тому ажиотажу, который вокруг этого места есть сейчас, мы рано или поздно этого добьемся.
По поводу ваших планов добиться большого количества посещения. Тогда был один центральный большой магазин. Сейчас за углом есть Детский ГУМ довольно большой, есть много магазинов, в которых есть довольно большое количество всего, что ориентировано на детей. На что надеетесь?
Сергей Калинин: Как я уже сказал, мы одни из первых или единственные, кто пошли не по пути коммерциализации здания, а по пути образования: часы, картины Билибина, Лентулова, игровые зоны, музей, смотровая площадка. Сюда есть, за чем идти без покупок. Мы не магазин, мы уникальная достопримечательность в центре Москвы.
Удалось бюджет сохранить?
Сергей Калинин: Да. Если говорить про саму стройку, мы потратили около 8 миллиардов. Мы считаем, что это нормально, а с точки зрения того, что мы внутрь добавили - систем развлечений, конечно же, не дешевых, часы, которые достаточно дорого стоили, ну и Билибин, и Лентулов — это все ручная работа московских и питерских стеклодувов, и так далее, это, конечно, все прилично стоило. Но этот проект коммерческий, он окупается в течение 10 лет.
Почему паркинг такой маленький получился?
Сергей Калинин: Дальше копать некуда было, дальше метро. А высотной отметкой мы ограничены, потому что в центре Москвы нельзя строить выше. Судя по количеству людей, здесь никого это не смущает. Ну и потом, та политика, которую московские власти сейчас ведут, что центр должен быть более пешеходный, здесь, в центре, все равно стало очень дорого ездить на автомобилях. Еще два года назад все консультанты нам говорили, что это провальная тема, потому что паркинга нет. Мы себя не сравниваем с «Мегой», где-нибудь в Теплом стане, потому что там совершенно другие территории, здесь мы ограничены нашей парой гектаров земли.
Ваши дети ходили сюда?
Сергей Калинин: Да, их с момента открытия уже три дня за уши отсюда не оттащишь. Я уже начал шутить жене, что мы скоро будем работать только на Центральный детский магазин. Дочь пока не была, она учится, на выходные приедет.
Интересно, что она скажет. В 16 лет нам свойственно быть юным снобом.
Сергей Калинин: Максималистом.
Ничего, я думаю, вы критику переживаете быстро.
Сергей Калинин: Мы конструктивную критику всегда принимаем и приветствуем, потому что, если нам показывают, что что-то можно сделать лучше, надо делать лучше. А если это просто не нравится, потому что все не нравится в жизни... Как говорил известный политический деятель, критикуешь - предлагай.
Часть 1
Часть 2

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию