16+
Четверг, 18 октября 2018
  • BRENT $ 78.89 / ₽ 5179
  • RTS1144.28
22 апреля 2015, 19:10 Компании

Михаил Леонтьев: «Либерализация — это допуск одной компании — ЛУКОЙЛ»

Лента новостей

«Роснефть» обвинила Минприроды в лоббировании интересов частных компаний. С заявлением в эфире Business FM выступил вице-президент, глава информационного департамента «Роснефти» Михаил Леонтьев

Табличка на офисном здании госкомпании «Роснефть» в Москве.
Табличка на офисном здании госкомпании «Роснефть» в Москве. Фото: Федор Савинцев/ТАСС

«Роснефть» обвинила Минприроды в лоббизме интересов частных нефтяных компаний с помощью предложений о либерализации допуска к разработке шельфа Арктики. В заявлении «Роснефти», которое приводит агентство ТАСС, говорится, что существующая схема работы на шельфе защищает государственные интересы, предусматривая обязательное партнерство с государственными компаниями.

По мнению представителей «Роснефть», идея допустить частные компании к разработке шельфа «прямо заточена под ЛУКОЙЛ».

В Кремле ответили, что решение будет принимать правительство. Позиции сторонников и противников допуска частных компаний на шельф весьма аргументированы, последнее слово в этом вопросе — за правительством, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Ранее министр природных ресурсов Сергей Донской предложил использовать опыт Норвегии по созданию консорциумов для разработки шельфовых месторождений. Роль государства в консорциуме, по словам министра, может сводиться к отбору, так называемой предквалификации участников консорциума, в состав которого могут и не входить государственные структуры и госкомпании.

В эфире Business FM точку зрения «Роснефти» пояснил вице-президент, глава информационного департамента «Роснефти» Михаил Леонтьев.

Почему сегодня появилось это заявление?
Михаил Леонтьев: Потому что вчера было заявление Донского. Оно было очень странным, я бы сказал, алармистским. Либерализация, допуск частных компаний — здесь вообще очень много некорректных высказываний. 80% шельфа распределено, осталось немножко, вот пусть государственные компании возятся, а тут мы пустим свободный рынок, участников. Да? Во-первых, не 80 распределено, а по данным Росгеологии — 60% шельфа остается нераспределенным. Теперь либерализация. Любят у нас представители нашего экономического блока правительства словом либерализация прикрывать все, что угодно. Там нет никакой либерализации, потому что либерализация — это допуск одной компании — ЛУКОЙЛ. А одновременно есть другая сторона вопроса. Это создание государственного монстра под названием Росгеология, который специально наделяется правами, значительно превышающими те эксклюзивы, которые существуют для нынешних компаний с госучастием, которые сейчас работают на шельфе.
Чем это грозит «Роснефти»?
Михаил Леонтьев: «Роснефти» это ничем особенно не грозит. Это грозит поставить под удар долгосрочные интересы государства. Сейчас такая конъюнктура, что никакая частная компания не будет брать на себя риски разработки долгосрочных шельфовых проектов. Они не знают, какая будет конъюнктура цен. Нужна другая мотивация. Все то, что разрабатывалось, эта нынешняя система разработки шельфа, она была построена именно таким образом, чтобы на условиях, абсолютно гарантирующих защиту интересов государства, привлекать, в том числе, и мощных иностранных партнеров. Эти партнеры шли, до санкций, рвались, конкурировали друг с другом. Даже во время санкций пытаются. У меня такое ощущение, что это просто поддержка санкций, по факту. Я очень надеюсь, что это не является осознанной деятельностью, потому что, с одной стороны, давят на наших партнеров, чтобы они прекратили с нами сотрудничество, а с другой стороны, им предлагают другие формы и варианты, возможно, лучшие.
Кому все-таки ваше сообщение адресовано?
Михаил Леонтьев: Г-ну Донскому есть основания полагать. Он адресован прессе, чтобы это было известно людям, потому что с правительством у нас есть конструктивный диалог. Мы надеемся, что внимательным образом наши аргументы будут услышаны. Потому что еще одно «но»: насколько нам известно, никакого готового решения нет и заявление, анонсирование того, что уже со всеми ведомствами согласовано и все тип-топ, выглядит очень странно. Вообще, это очень странно.
Возвращаясь к ЛУКОЙЛу, а чем плохо-то, что ЛУКОЙЛ, например, будет разрабатывать шельф?
Михаил Леонтьев: Ничем не плохо. Я с огромным уважением отношусь к этой компании. Просто нынешняя система… Можно долго рассказывать. У нас есть опыт работы на шельфе. Мы предлагали партнерство, в том числе, частным компаниям, в том числе ЛУКОЙЛу. Никто на это партнерство не пошел. Значит, до того, как «Роснефть» пришла на эти участки, за все 10 лет было там проведено геологоразведочных работ вдвое меньше, чем мы за 2 года сделали. У нас беспрецедентные объемы геологоразведочных работ на шельфе, у нас открытие совершено на шельфе эпохального значения. Речь идет о том, что никаких оснований считать, что частные компании в том виде, в каком они сейчас ведут свою политику, справятся с этой задачей.

Есть и другое мнение. Эксклюзивный доступ на шельф, который последние семь лет имели, фактически, только «Роснефть» и «Газпром», нанес серьезный ущерб российской нефтяной промышленности, говорит партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

Михаил Крутихин: Позиция «Роснефти» ─ это позиция собаки на сене: сама не ест и другим не дает. В 2008 году под воздействием государственных лоббистов и чиновников было изменено «минеральное» законодательство России, по которому на шельф пускают только государственные компании. В результате отрасли российской нефтегазовой был нанесен непоправимый ущерб, и получилось так, что «Роснефть» набрала на шельфе несколько десятков лицензий без всякого конкурса, осваивать эти запасы она не в состоянии. В этом году объявила, что вообще не будет проводить никакого бурения на шельфе. Но другим компаниям шельф из-за этого оказался полностью закрыт.
А как можете прокомментировать позицию «Роснефти», что добыча нефти в случае, если вступят в силу новые правила, упадет?
Михаил Крутихин: Это глупости. Мы видим, что частная компания, у которой были получены лицензии на шельфе еще до вот этого запрета 2008 года, ЛУКОЙЛ, она прекрасно работает в Балтийском море на Кравцовском месторождении, она построила великолепные платформы и работает на Каспии, то есть у нее есть много опыта освоения шельфа, и она действительно работает, в отличие от «Роснефти», которая на шельфе практически ничего не делает, только накапливает там лицензии. Мало того что компания ничего не делает, так она еще и выпрашивает деньги из государственных средств, переходя на положение паразита на госбюджете.
Чем может закончиться этот конфликт?
Михаил Крутихин: От личных отношений Сечина с руководством страны многое зависит.

Что скажет на это президент России? Комментирует глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Константин Симонов: Я думаю, что поддержит он, безусловно, правительство. Почему? Потому что мы уже видим, что амбиции «Роснефти» слишком всеядны. Это огромная проблема наших государственных компаний, когда они, к сожалению, не видят за деревьями леса. То есть они исходят только из своего эгоизма, не понимая, что этим эгоизмом они ухудшают общую экономическую ситуацию в стране, и таких примеров, к сожалению, которые генерируются «Роснефтью», очень много.
А как вы оцениваете вообще ситуацию, что такая компания, пусть даже самая крупная, предъявляет претензии правительству?
Константин Симонов: В России это история, в общем-то, нормальная, потому что вы же понимаете, что у нас за каждой государственной компанией есть определенная номенклатурная группа. Естественно, она исходит из своих интересов, воспринимает эту компанию как собственную вотчину, поэтому эта ситуация для меня абсолютно не удивительна, что госкомпания воюет с правительством. У нас такая система сдержек и противодействий давно создана, и наши госкомпании друг с другом воюют, причем иногда даже и за рубежом. Конечно, это ненормально с точки зрения государственных интересов, но поскольку у нас такая византийская система давно создана и работает, то в этом-то как раз нет для наших реалий абсолютно ничего странного.
А переписка Сечина с вице-премьером Дворковичем по поводу денег ФНБ, как вы думаете, чем закончится?
Константин Симонов: Я думаю, что определенные, конечно, суммы «Роснефть» получит, тем более что там часть проектов уже утверждена. Но я все-таки думаю, что аппетиты будут сильно урезаны. И вообще я, конечно, считаю, что у нас правительство все время выступает за прозрачность, хорошо бы сделать процесс распределения денег из ФНБ более прозрачным, потому что агрессивное запихивание денег в свои карманы очень странное. Я и говорю, что за деревьями не видят леса, то есть, пытаясь исправить ситуацию в своей компании, объективно ухудшают ситуацию в экономике, а значит, себя в конечном итоге подставляют, потому что пилят сук, на котором сидит вся страна.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию