16+
Понедельник, 5 декабря 2016
  • BRENT $ 54.90 / ₽ 3503
  • RTS1069.10
1 марта 2016, 13:30 Компании

Глава «Ингосстраха»: жизнь заставила людей выбирать страховые продукты с франшизой

Михаил Волков поделился прогнозами развития рынка страхования в 2016 году и рассказал, как его компания завершила 2015 год

Генеральный директор СПАО «Ингосстрах» Михаил Волков.
Генеральный директор СПАО «Ингосстрах» Михаил Волков. Фото: Пресс-служба «Ингосстраха»

Глава страховой компании «Ингосстрах» Михаил Волков в интервью обозревателю Business FM Ивану Медведеву рассказал о влиянии политики Центрального банка на рынок страхования, о перспективах его развития и о планах по замене полисов ОСАГО.

Не секрет, что ЦБ активно занимается зачисткой рынка, в том числе и по страхованию, то есть то же самое, что ЦБ уже делает несколько лет на банковском рынке, в прошлом году началось еще и на рынке страхования. По-моему, 61 компания ушла с рынка за 2015 год. Если говорить о начале 2016 года, как активность ЦБ в этом направлении развивается и как рынок относится к такой активной позиции ЦБ?
Михаил Волков: К счастью, мы тоже наблюдаем за этим немножко со стороны. К «Ингосстраху» вопросов нет, потому что у нас очень неплохие результаты работы за 2015 год. Я думаю, что у нас один из самых сильных балансов, то есть, говоря нормальным, нефинансовым языком, сегодня мы являемся одним из самых финансово устойчивых страховщиков на российском рынке. Поэтому вопросы, которые вы задаете, нас касаются косвенно. Мы действительно тоже наблюдаем за тем, как отзываются лицензии, точно так же проводим параллели с банковским рынком. Но еще буквально десять лет назад компаний было более тысячи. Сейчас их осталось примерно 300. Центральный банк делает заявления о том, что 130 компаний, совсем мелких, вообще находятся в «красной» зоне и, скорее всего, в ближайшее время лишатся лицензии. Про них особенно сказать нечего, потому что это менее 2% сегодняшнего рынка и, если честно, они особенно страхованием и не занимались. Важно сказать, что экономика масштаба играет очень большую роль. Если компания меньше, чем отдел «Ингосстраха», наверное, ей очень сложно инвестировать такие деньги, которые мы инвестируем в развитие проектов, в улучшение нашей работы. Экономика масштаба играет существенную роль. Намного больше меня беспокоит то, что, опять-таки по заявлению Центрального банка, к 14 из 22 системно значимых компаний — а мы понимаем, что это, видимо, самые крупные — есть существенные вопросы. Как они эти вопросы будут решать, будут ли они уходить с рынка или смогут все-таки выжить и эти вопросы решить — от этого, конечно, будет зависеть весь страховой рынок. Особенно это важно, потому что на сегодняшний день нет хорошего проработанного механизма ухода крупного страховщика с рынка. Очевидно, что если компания занимается обязательным страхованием, есть компенсационные фонды, как по ОСАГО, то по добровольным видам таких механизмов на сегодняшний день никто не гарантирует, и страхователь, ошибившись с выбором страховой компании, в конечном итоге может остаться без страховой выплаты. Скажу еще два слова о другом влиянии Центрального банка. Центральный банк не только предъявляет претензии, не только пишет предписания страховым компаниям, он еще регулирует определенные сферы деятельности страховых компаний. Например, сейчас очень активно обсуждается внедрение нового плана счетов, переход на международные стандарты финансовой отчетности. Точно так же не все те, кто сегодня есть на рынке, смогут это реализовать. Я надеюсь, что все крупные компании, конечно же, реализуют. Мы в «Ингосстрахе» ведем международный учет уже более 10 лет, поэтому даже нам будет сложно это сделать, но мы это совершенно точно сделаем.
Если говорить не только о влиянии активности ЦБ, но и о других факторах, которые будут влиять и уже влияют в 2016 году на рынок страхования, каковы основные тренды, к чему мы, по вашим прогнозам, придем к концу года?
Михаил Волков: Конечно, самое большое влияние оказывает макроэкономика. И то, что на сегодняшний день прогнозы достаточно пессимистические, расстраивает. Это значит, что меньше объектов для страхования, меньше желания у и розничных, и у корпоративных клиентов тратить деньги на страхование. Хотя, с другой стороны, хочу обратить внимание на то, что как раз в кризис, наверное, стоит вспоминать и больше задумываться о страховании, потому что, если вы теряете ваше единственное имущество и в кризис не можете восстановить, то с использованием метода страхования это сделать намного проще. Наверное, сейчас сложно говорить о каких-то новых видах страхования. Похоже, таких точек развития, как новые виды страхования, не будет. Если говорить про розницу, все очень сильно будет зависеть от продаж новых автомобилей. И мы вводим много новых продуктов. Это касается и таких продуктов-«конструкторов», когда можно выборочно застраховать отдельный элемент автомобиля или, например, только угон, только тоталь. И мы очень много делаем в сфере цифровых технологий. Мы надеемся, что и нашим клиентам, и партнерам будет комфортнее, удобнее с нами работать. Мы будем предоставлять новые цифровые услуги в комфортном, понятном формате в первую очередь для клиентов.
Новость, которая недавно просто взбудоражила весь рынок, да и граждане очень сильно озаботились этим вопросом, когда вдруг Российский союз автостраховщиков (РСА) заявил о том, что этим летом нужно будет одномоментно поменять все полисы ОСАГО. Потом выяснилось, что делать этого вроде будет не нужно. Что это было и надо ли будет все-таки менять полис?
Михаил Волков: То, что на руках у населения, по оценкам экспертов, находится несколько миллионов поддельных полисов, конечно же, это очень плохо, поэтому с любым мошенничеством нужно жестко бороться. Я всегда за это выступал и буду выступать. Другое дело, что одномоментной замены, как мы теперь понимаем, производиться не будет. Видимо, будет нормальная, плановая замена бланков.
То есть когда срок действия полиса подходит к концу, уже тогда человек меняет, получает новый?
Михаил Волков: Это наше текущее понимание. Понятно, что РСА может принять какие-то другие решения, но это наше текущее понимание.
Если уж мы заговорили о моторном страховании, я не могу не спросить про КАСКО. Правда ли, что КАСКО, как все его привыкли понимать — страхуем сразу все, полное КАСКО — такого продукта, по большому счету, больше нет, что этот продукт стоит столько, что люди перестали его выбирать и страхуются либо по технологии «Умное КАСКО», либо по франшизе?
Михаил Волков: Конечно же, есть полное страхование. Тем, кто хочет за него заплатить, и тем, кто хочет полностью застраховать автомобиль, мы такой продукт предлагаем. Понимая, что в момент кризиса бюджеты меняются, мы разработали и внедрили много других продуктов. Если несколько лет назад мы активно продвигали франшизу, а она плохо продвигалась, то сейчас жизнь людей заставила: многие ее сами спрашивают, и более 60% нашего портфеля на сегодняшний день — это продукты с франшизой.
Ну и об итогах 2015 года. В двух словах о том, как «Ингосстрах» закончил 2015 год.
Михаил Волков: На фоне сложной макроэкономической ситуации мы в целом выросли и в доле на рынке, и в абсолютных цифрах. Прирост по «Ингосстраху» составил примерно 12%, по группе компании «Инго» — 15%. Мы эти деньги реинвестируем в развитие. С гордостью могу сказать, что 2015 год мы закончили неплохо, и у нас есть все необходимые ресурсы для того, чтобы активно и устойчиво развиваться и дальше.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории