16+
Воскресенье, 4 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
4 марта 2016, 19:01 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Переговоры по Сирии. Те же и Италия

Премьер Маттео Ренци неожиданно принял участие в телефонном разговоре в пятницу между европейскими лидерами и Владимиром Путиным

Премьер-министр Италии Маттео Ренци.
Премьер-министр Италии Маттео Ренци. Фото: Alessandro Bianchi/Reuters

Изначально планировалось, что будут только Кэмерон, Меркель и Олланд. Однако утром в Кремле сообщили, что будет еще один участник — не уточняя, кто именно. И уже после того, как переговоры прошли, оказалось, что в них участвовала Италия.

В Кремле рассказали, что участники «отметили, что режим прекращения огня в Сирии приносит первые позитивные результаты и создает предпосылки для запуска политического процесса в Сирии». При этом обмен мнениями носил «деловой и заинтересованный характер».

Путин заявил, что решение сирийских властей о проведении в апреле парламентских выборов не мешает шагам к мирному процессу. Однако Олланд, в свою очередь, после переговоров заявил, что считает идею проведения этих выборов «провокационной» и нереалистичной. Комментирует политолог Георгий Бовт.

Почему Франция и Запад в целом выступают против парламентских выборов в Сирии?
Георгий Бовт: Потому что их выиграет Асад, они не хотят его оставлять на этом посту.
Не Асад, его партия.
Георгий Бовт: Подразумеваем — партия, говорим — Асад; говорим — Асад, подразумеваем — партия, там других лидеров пока нет. Он выиграет выборы.
Там же и другие партии будут участвовать в выборах.
Георгий Бовт: Другие партии будут участвовать, но выборы выиграет БААС.
А почему выиграет, потому что будут подтасовки, или это будут объективные показатели?
Георгий Бовт: Выборы, скорее всего, пройдут на тех территориях, которые контролируют сирийские правительственные войска в большей степени. Может быть, на каких-то еще территориях, не контролируемых, но я так понимаю, что, все-таки, большая часть или почти половина населения находится на территории, которую контролирует сирийская армия. И в этих условиях, скорее всего, они будут проводить их по тем традициям, которые там сложились. А сложились они так, что выигрывает тот, кто контролирует власть.
Чтобы выиграла не БААС, надо опять убрать сначала Асада, с точки зрения Запада?
Георгий Бовт: Да, надо убрать Асада, посадить другого человека, сказать, что он теперь правитель Сирии, и тогда он выиграет выборы.
Италия присоединилась, не самый активный участник сирийских переговоров, но что это значит?
Георгий Бовт: Италия относилась к перспективам оставить Асада хотя бы на промежуточный период довольно терпимо, она не выказывала рьяную настойчивость в том, что он должен уйти немедленно, как американцы до недавних пор. Но насколько силен будет голос Италии в этих переговорах — большой вопрос, все-таки, это не самая значимая на Ближнем Востоке страна по влиянию.
Можем ли мы смотреть на Италию как на умеренного союзника по сирийскому регулированию?
Георгий Бовт: Может быть, да. Такой не очень уверенный, не очень союзник, но умеренный, она будет занимать позицию, которая нам ближе, чем позиция Германии и Франции и, конечно, США.
И еще вспомним премьера Британии, он на днях заявил, что лидеры ЕС собираются дать понять Путину, что прекращение огня в Сирии должно поддерживаться, и надавить на Путина, чтобы Россия прекратила нападения на мирных сирийцев и умеренную оппозицию. На ваш взгляд, в телефонных переговорах об этом шла речь, или это публичное заявление, которое рассчитано на массовую аудиторию, а не используется на переговорах?
Георгий Бовт: Если Кэмерон будет использовать такую риторику в разговоре с Путиным, то тот за словом в карман не полезет, и вряд ли он станет нарываться. А что касается британской политической риторики, то она традиционно отличается жесткостью по отношению к Москве, начиная с 2014 года, с Крыма, и в этом плане Кэмерон продолжает эту традицию, он хочет быть самым жестким европейским критиком Путина, у него это получается, он именно таковым и предстает. Насколько это способствует конструктивному диалогу, я не уверен, в том числе по Сирии.
Западные СМИ, мейнстримовые, в последнее время как-то столь явно не обвиняют Россию в срыве перемирия в Сирии, как об этом говорит господин Кэмерон. Реально сейчас на Западе есть такие какие-то сформулированные общие претензии к Москве или только отдельные заявления?
Георгий Бовт: Никто толком не знает, что делать в Сирии. То, что делает Россия, — это не самый плохой вариант. Она разговаривает с террористами и прочими оппозиционерами с позиции силы, только такой язык и понимают на Ближнем Востоке, и пытаться делать вид, что там может возобладать язык демократии и мирных переговоров, — это значит выставлять себя круглым идиотом. Мне кажется, что часть западного общественного мнения, насмотревшись на прелести исламского терроризма, в тайне, если не сочувствует Путину, то относится к силовым действиям России с глубоким пониманием. А риторика, которая критикует Путина за то, что он кого-то не того бомбит, мне кажется, бьет частично хотя бы мимо цели, потому что кто там тот, а кто там не тот, западное общественное мнение точно не знает. Различить эти оттенки черного оно не в состоянии, для них они все одним миром мазаны, что «Джебхат ан-Нусра», что «Сирийская свободная армия» — это все исламисты.

В свою очередь старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев считает заявление Кэмерона скорее личной инициативой. И что, все-таки, в ходе телефонных переговоров обсуждались более насущные проблемы, которые всех волнуют. «Конечно, в разных странах и разных СМИ европейских идут разные информационные потоки об этом. Но мне кажется, что для Европы тот момент, что Италия подключается к этому, все-таки важно, что нужно договариваться. Потому что этот кризис с беженцами настолько сильно Европу захватил и настолько сильно по ней ударил, а страдают как раз именно богатые, основные страны Европы, прежде всего, Германия и Франция, Великобритания тоже, туда тоже хочет попасть огромное число беженцев. Тот же север Италии, который тоже очень развит и богат, там тоже не очень довольны этим всем. Поэтому если все эти действия будут продолжаться, военное страшное противостояние, то беженцев будет больше и больше, и ситуация в Европе будет все больше и больше накаляться», — отметил эксперт.

Беседа лидеров продолжалась 50 минут. Представитель Кэмерона описала это как «очень откровенный и прямой разговор», отметив что «основной момент, на котором европейские лидеры заострили внимание во время телефонного разговора с Путиным, заключается в том, что мы приветствуем тот факт, что хрупкое перемирие, судя по всему, выдерживается».

Пресс-служба Кремля сообщила, что «обмен мнениями носил деловой, заинтересованный характер». Стороны договорились активно помогать группе поддержки Сирии и способствовать ее усилиям, которые могли бы положить конец многолетнему кровопролитию.

Между тем, начальник российского центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-лейтенант Сергей Кураленко заявил, что Турция, поддерживая террористов оружием и припасами, несет полную ответственность за продолжение боев в сирийских провинциях Идлиб и Алеппо. Минобороны РФ 2 и 3 марта зафиксировало 41 случай нарушения режима прекращения огня.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории