16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
9 марта 2016, 16:07 Право

Владельцу «Домодедово» не разрешили общаться с женой и гулять

Защита владельца аэропорта «Домодедово» Дмитрия Каменщика предложила за бизнесмена залог в 50 млн рублей. Однако Мосгорсуд не отменил решение о домашнем аресте, а также отказался смягчить избранную меру пресечения

Председатель совета директоров московского аэропорта «Домодедово» (в центре).
Председатель совета директоров московского аэропорта «Домодедово» (в центре). Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Мосгорсуд сегодня, 9 марта, отказался освободить под залог в 50 млн рублей миллиардера Дмитрия Каменщика — фактического владельца аэропорта «Домодедово», обвиняемого в нарушении правил безопасности, которые привели к совершению теракта в январе 2011 года. Апелляционная инстанция также отклонила просьбу защиты о смягчении домашнего ареста предпринимателю. Адвокаты просили вышестоящий суд если не отпустить своего клиента на свободу, то хотя бы разрешить ежедневные прогулки рядом с особняком площадью 1600 квадратных метров, а также позволить общаться с гражданской женой. Однако суд не нашел для этого оснований.

Решение Басманного суда Москвы, который 19 февраля поместил бизнесмена под домашний арест в частном доме в деревне Одинцово Домодедовского городского округа, оформленном как дом отдыха, в Мосгорсуде обжаловала не только защита, но и прокуратура. Заседание вылилось в дискуссию о том, законно ли возбуждено уголовное дело, какая зарплата у обвиняемого и может ли он сбежать за границу. Эмоции в зале суда били ключом.

В суд 47-летнего Дмитрия Каменщика доставили в сопровождении офицера ФСИН. Разместившись на стуле рядом со своими адвокатами, он принялся с любопытством разглядывать окружающих.

«Отсутствие причинно-следственной связи»

Первым взял слово представитель Генпрокуратуры. Как и в суде первой инстанции, прокурор заявил, что считает уголовное преследование бизнесмена незаконным. «Между действиями Каменщика и гибелью людей в аэропорту «Домодедово» мы не находим причинно-следственной связи. Ее в принципе нет, — сказал он. — Смерть людей наступила от действий террориста. По данному факту есть приговор суда».

24 января 2011 года террорист-смертник Магомед Евлоев прошел в аэровокзальный комплекс со спрятанным под одеждой взрывным устройством и произвел его подрыв. В результате теракта погибли 37 человек, более 170 были ранены .11 ноября 2013 года Мособлсуд вынес приговор четверым пособникам смертника. Они получили от 10 лет лишения свободы до пожизненного срока.

Прокурор отмечал, что «шаблонный набор оснований», приведенный в обоснование домашнего ареста обвиняемого, «не был подкреплен вообще никакими документами». В частности, довод о наличии у Каменщика загранпаспорта не может, на его взгляд, свидетельствовать о том, что бизнесмен скроется. К тому же документ у него изъяли.

Заявив, что собственнику аэропорта незаконно предъявили обвинение в выполнении работ или оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть двух или более лиц (часть 3 статьи 238 УК РФ), прокурор попросил отменить решение о его домашнем аресте. «Я полагаю, что какая-либо мера пресечения Каменщику в принципе избрана быть не может», — резюмировал он.

Залог в 50 млн

В свою очередь, адвокаты предпринимателя Евгения Ионова и Михаил Колпаков попросили отпустить их клиента под залог в 50 млн рублей (ранее в районном суде они предлагали залог в 15 млн). Если же этого не произойдет, защитники предложили несколько смягчить их клиенту условия домашнего ареста — разрешить ему видеться с гражданской женой (она является матерью четверых детей предпринимателя), а также позволить двухчасовые ежедневные прогулки на прилегающей к загородному дому территории.

Сказал несколько слов и сам обвиняемый. Дмитрий Каменщик заявил, что подчеркнуто аккуратно соблюдает меру пресечения. «Однако почти за месяц со мной не провели ни одного следственного действия, что наводит на мысль об умышленной изоляции», — сделал вывод он.

Слова обвиняемого явно задели за живое следователя Сергея Дубинского. Ему не давал покоя тот факт, что Каменщик находится под домашним арестом в привилегированных, на его взгляд, условиях. «Ранее трудящиеся, уходя на заслуженный отдых, жили в санаториях. А сейчас Каменщик сидит в доме отдыха и просит разрешить погулять!» — возмутился следователь. Также сыщик не мог смириться с размером предложенного защитой залога. «Каменщик ежемесячно получает 30 млн рублей, а теперь просит выйти за 50 млн рублей!» — негодовал Дубинский.

Он выступил категорически против отмены избранной миллиардеру меры пресечения. Следователь озвучил справку из управления по контрразведывательному обеспечению объектов транспорта ФСБ РФ. В ней говорилось о том, что с апреля прошлого года Дмитрий Каменщик осуществляет переписку и телефонные переговоры с помощью своих ассистентов и секретарей, причем телефонные номера, которые использует бизнесмен, зачастую зарегистрированы на посторонних людей. Также Каменщик пользуется услугами бизнес-авиации. «Он в полном объеме располагает возможностью пересечь границу и удрать от следствия и суда», — подытожил представитель Следственного комитета.

Начало новым баталиям положил представитель потерпевшей Елены Криволуцкой адвокат Игорь Трунов. Он объяснил, почему не согласен с выводами прокуратуры и настаивает на законности решения Басманного суда о домашнем аресте. Трунов рассказал, что существовавшие в 2007 году требования авиационной безопасности к аэропортам предусматривали стопроцентный досмотр багажа с помощью эндоскопа для поиска взрывных устройств. «Технология 2010 года упростила досмотр, и Каменщик участвовал в ее разработке», — сказал представитель потерпевших.

Он отметил, что проведенные следственные эксперименты установили: сотрудники аэропорта досматривали лишь одного из 50-60 человек, и досмотру подвергались лица кавказской или арабской внешности. Стопроцентный досмотр позволил бы выявить террориста, заявил Трунов. «Почему ввели выборочный досмотр, упрощенный порядок? Потому что скапливались люди, и это снижало пассажиропоток и уровень прибыли, который получал частный аэропорт. Было принято решение упростить систему, вместо того чтобы купить еще эндоскопы, рамки и увеличить количество сотрудников аэропорта», — указал юрист.

Представитель потерпевшей отверг выводы некоторых СМИ о том, что дело носит экономический характер, а задержание Каменщика связано с желанием отнять у него аэропорт. «Это не соответствует действительности», — заявил юрист.

«Сегодня одна жена, завтра — другая»

Трунов был против того, чтобы разрешить бизнесмену прогулки. По его мнению, суд и так принял «сверхлиберальное решение», поместив бизнесмена под домашний арест в особняк площадью 1675 метров с 10-метровыми деревьями и бассейном. «Если негде гулять — надо поплавать в бассейне», — рекомендовал Трунов.

Не согласен он был и с тем, чтобы суд разрешил обвиняемому общаться с гражданской женой, ведь ее закон не относит к числу близких родственников. «Сегодня одна жена, завтра — другая, послезавтра — третья. Это может превратиться в бардак!» — рассуждал юрист. Он высказал мнение о том, что если у бизнесмена действительно имеется гражданская супруга, а не «жена на один день», то общение с ней может санкционировать и следователь.

В ответ Дмитрий Каменщик и его адвокаты обвинили представителей потерпевших в том, что они «путаются в документах и фактах». Владелец аэропорта утверждал, что новые требования авиационной безопасности действовали еще с 2005 года и у них «был совершенно другой текст», который не предусматривали стопроцентного досмотра входящих. Старые правила, по его словам, обязывали владельца аэропорта организовать наличие досмотровой техники на входах. Служба же безопасности аэропорта по согласованию с полицией должна была проводить совместные мероприятия в случае возникновения террористической угрозы.

«На невыборочный контроль мы не имели права. Вы не можете остановить человека просто так, например, на Красной площади и, будучи сотрудником службы транспортной безопасности, сказать: предъявите к досмотру, что у вас есть с собой. Такие основания появились только через три года после теракта», — сказал Каменщик. А его адвокат Михаил Колпаков пояснил, что требования к стопроцентному досмотру касались только багажа пассажиров самолетов.

Деловая репутация

Дмитрий Каменщик был согласен: предложенный залог в 50 млн рублей с точки зрения его доходов — это немного. Он уточнил, что его зарплата составляет не 30 млн, а 10 млн рублей ежемесячно. Впрочем, его доходы еще больше, «может быть, в сотни раз», так как он получает дивиденды. При этом бизнесмен уверял, что не скроется, если его отпустят на волю.

«Меня удерживает моя деловая репутация, — объявил обвиняемый. — Я проработал 23 года в аэропорту. Это мое дело, я им горжусь и никуда не побегу. Я инвестировал более 2 млрд долларов в свое предприятие. У меня есть очень серьезные основания биться до конца, потому, что я уверен, что мы правы и дело действительно не дойдет до суда», — обратился он к судье Анатолию Королеву.

Однако, выйдя из совещательной комнаты, тот оставил решение суда без изменения, а апелляционную жалобу защиты и преставление прокурора — без удовлетворения.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории