16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
25 марта 2016, 06:15 Общество

Кто они, новые европейские террористы?

Европейские эксперты обвинили спецслужбы в потере контроля над мусульманскими общинами во Франции и Бельгии. Именно там родились и выросли исполнители и организаторы атак в Париже и Брюсселе

Брюссельская коммуна Моленбек, в которой скрывался подозреваемый в организации парижских терактов Салах Абдеслам
Брюссельская коммуна Моленбек, в которой скрывался подозреваемый в организации парижских терактов Салах Абдеслам Фото: Zuma\TASS

У атак в Лондоне, в Париже и в Брюсселе есть общая черта: их исполнили европейцы. Граждане Великобритании, Франции и Бельгии, мигранты во втором поколении. Они не бежали из Ливии или Сирии. Они родились и выросли в Европе. Это доморощенные террористы. И лондонский смертник Мохаммед Сидик Хан, и организатор парижских атак Салах Абдеслам. Все они принимали идеи радикального ислама на родине, в зрелом возрасте от таких же британцев, французов и бельгийцев. Они становились фанатиками за считанные годы, как, например, Абдельхамид Абауд. В 2013-м он встал под знамена запрещенной в России ИГИЛ, а до 2010 года, по воспоминаниям друзей, почти не ходил в мечеть.

Самая большая доля мусульман, которые уехали в Сирию воевать на стороне радикальных исламистов, — из Бельгии. Это статистика. И у этого явления есть понятные причины. Прежде всего, социально-экономические. При всем провозглашаемом равноправии, мусульмане в Европе — это люди второго сорта. Они не получают хорошего образования и не могут найти престижную работу: отказ можно получить за «прописку» в мигрантском районе или за национальность, говорит старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.

Борис Долговстарший научный сотрудник Центра арабских и исламский исследований Института востоковедения РАН«Получить образование сложно, найти работу сложно, а среди мусульман во Франции это где-то 11% безработицы. При этом не берут на работу даже по французским исследованиям, во-первых, по лицу, т.е. если ты араб, то это меньше возможностей у тебя найти работу, чем даже кабилу».

Дискриминация порождает чувство несправедливости, а это создает почву для крайних форм ислама. Европейское государство не может вмешиваться в религиозную жизнь своих граждан, поэтому и во Франции, и в Бельгии, где сосредоточены самые крупные мусульманские общины, возникло огромное количество исламских организаций, отмечает Борис Долгов.

Борис Долговстарший научный сотрудник Центра арабских и исламский исследований Института востоковедения РАН«Во Франции и в Бельгии созданы десятки, если не сотни организаций мусульманской общины. Это и профессиональные, и гуманитарные, и просветительские, и религиозные, и в том числе религиозные, которые исповедуют радикальные течения, но по законам либеральным и Франции, и Бельгии, это не подлежало какому-то преследованию».

Вербовщики и проповедники радикального ислама работают осмотрительно и тонко. В иерархии «Исламского государства» они занимают высокое положение, образованы, разбираются в современных технологиях и бывают убедительны. Так европейские мусульмане переходят к крайним религиозным взглядам. Так рождается европейский терроризм. Едва ли не самый опасный, потому что домашний, свой.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории