16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 54.26 / ₽ 3408
  • RTS1105.42
25 марта 2016, 17:00 ПолитикаПерсоны
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Константин Симонов: Несмотря на улыбки, Запад и Россия друг другу не доверяют

Встреча в Кремле проходила в теплом тоне, и переговоры затянулись. Визит Керри в Москву организовали после того, как Россия объявила о выводе войск из Сирии. Как рассказал глава Госдепартамента, отношение к решениям РФ изменилось на фоне решений Путина после бельгийских терактов

Госсекретарь США Джон Керри в аэропорту «Внуково», 23 марта 2016.
Госсекретарь США Джон Керри в аэропорту «Внуково», 23 марта 2016. Фото: Maxim Zmeyev/Reuters

Россия и США договорились о создании новой Конституции Сирии к августу. Об этом Джон Керри заявил по итогам переговоров с Владимиром Путиным и Сергеем Лавровым.

«Мы согласились по графику достижения задач для создания основы для политического перехода и проекта новой конституции, обе эти задачи мы договорились завершить к августу», — заявил госсекретарь США.

Ситуацию прокомментировал генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов:

Константин СимоновКонстантин Симоновгенеральный директор ФНЭБ«Путин впервые за много месяцев сделал шаг не на повышение ставок, а на цельные конфронтации. Я думаю, что Керри поэтому приехал — понять, насколько все-так Путин действительно готов к компромиссу, что он попросит взамен. Мы понимаем: войска как ушли, так в любой момент и вернутся, потому что на самом деле там, скажем, вертолетная группировка даже усилена российская, и ясно совершенно, что Путин из Сирии уходить в полном смысле не собирается. Все же момент важный, что Путину нужно взамен. Вопрос и судьбы Асада, и судьбы Сирии, будет ли Сирия оставаться целостным государством. В контексте, скажем, уже появившихся заявлений сирийских курдов об автономии, это тоже вопрос переговоров России и США. Наконец, есть тема, естественно, Украины. Мы считаем, что в срыве Минска виновата Украина, Европа и США считают, что виноваты повстанцы. Так что здесь достаточно серьезный комплекс вопросов, и, поскольку главная проблема взаимного недоверия не решена, несмотря на шутки-прибаутки, и улыбки, и красные чемоданчики, проблема недоверия остается. Если Путин начинал все-таки свое президентство с такого, даже можно сказать, романтического отношения к Западу, то сейчас он психологически уверен, что Запад его унизил и Запад показал свое истинное лицо, показал, что он не воспринимает Россию как равного партнера. Вот это самое главное для Путина, самое обидное, и он в этом убежден. Но при этом Путин тоже понимает, что наши силы не безграничны, и нужно договариваться, но то, что он не верит Западу и то, что он не ждет прогресса от нового президента, совершенно очевидно. Исходя из этого мы понимаем: несмотря на улыбки, стороны друг другу не доверяют и поэтому держат в уме всегда какую-нибудь возможную гадость со стороны оппонента. Ситуация, на мой взгляд, крайне неустойчива, и может качнуться в любую сторону, в том числе и в негативную. Понимаете, вот как, например, ситуация с Донецком. Последний год мы живем, пытаясь сделать вид, что там ничего не происходит. Это выгодно и европейцам, и нам, потому что у европейцев есть и другая головная боль, сейчас вот тема Сирии, но там ничего не решено, там проблема остается. И мы знаем, что сейчас фактически речь идет о том, что там вернулась ситуация с боевыми действиями. Говорить о том, что худшее позади и надо за шампанским бежать — ну, знаете, это было бы слишком оптимистично».

По окончании встречи с госсекретарем США Сергей Лавров выступил в Дипакадемии. В частности, глава МИД России заявил, что теракты в Брюсселе подтверждают обоснованность инициативы президента РФ Владимира Путина по антитеррористическому фронту. Визит госсекретаря США Джона Керри в Москву был организован оперативно — сразу после того, как Россия объявила о выводе части войск из Сирии. Керри прибыл будто бы на разведку — попытаться узнать, что еще заготовили в Москве и что на уме у того, кто в России принимает стратегические решения. Подробнее об этом — в комментарии Георгия Бовта.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории