16+
Вторник, 6 декабря 2016
  • BRENT $ 53.93 / ₽ 3441
  • RTS1059.97
3 апреля 2016, 07:36 ФинансыМакроэкономика
Спецпроект: СССР. Экономика распада

СССР. Экономика распада 25 лет спустя — воспоминания участников события

Москва. Проспект Калинина.
Москва. Проспект Калинина. Фото: Виктора Великжанина /Фотохроника ТАСС

25 лет событию, с которого начался обратный отсчет краха Советского Союза. 2 апреля 1991 года правительство СССР в одночасье повысило цены на многие продукты — в 3 раза. До этого цены в СССР не менялись десятилетиями. Все происходило на фоне тотального дефицита, а прологом к этому решению стала павловская денежная реформа, когда в одночасье отменили 50- и 100-рублевые купюры.

14 января 1991 года, незадолго до начала денежной реформы, Валентин Павлов получил повышение — был назначен премьер-министром СССР. Павлов, который еще летом 90-го года, будучи министром финансов, секретной запиской довел до сведения президента СССР Михаила Горбачева и председателя Совета Министров Николая Рыжкова свои соображения. По его сведениям, крупнокупюрные советские денежные знаки в большом количестве сконцентрировались за рубежом и находятся в руках теневого капитала.

22 января 91-го года Михаил Горбачев подписал указ «О прекращении приема к платежу денежных знаков Госбанка СССР достоинством 50 и 100 рублей и ограничении выдачи наличных денег с вкладов граждан». О подписании указа было сообщено в программе «Время», когда практически все финансовые учреждения и магазины уже были закрыты.

В соответствие с указом президента СССР, с 00:00 часов 23 января был прекращен прием во все виды платежей 50- и 100-рублевок, а со сберкнижек можно было снять максимально 500 рублей в месяц. Поскольку граждане могли иметь вклады в нескольких сберкассах, в том числе в разных городах, то на последних страницах общегражданского паспорта сотрудниками сберкасс делались отметки о снятых суммах. Обменять 50- и 100-рублевки можно было на более мелкие купюры или на новые, образца 1991 года. Но не более 1 тысячи и только в течение 3 дней. По заявлениям властей, эта мера должна была заморозить нетрудовые доходы, средства спекулянтов, теневого бизнеса и фальшивые деньги, а в результате сжать денежную массу и остановить инфляцию. Наиболее находчивые в ближайшие часы после объявления об указе смогли разменять имевшиеся у них 50- и 100-рублевые купюры в кассах метро и у таксистов, которые были на работе и программу «Время» не смотрели. Некоторым удалось отправить крупные денежные переводы в отделениях почты, работавших до 00:00 часов. Очень изворотливые покупали железнодорожные и авиабилеты на несколько дней вперед, а потом после окончания обмена их сдавали. Но у многих было не 100 и не 200 рублей, а гораздо больше. В те времена уже вовсю процветала кооперация, и начинающие предприниматели неплохо зарабатывали. А ведь менее чем за две недели до этого, 10 января, на заседании Верховного Совета Павлов опроверг все слухи о грядущей реформе.

Павел ГрудининПавел Грудинингенеральный директор Совхоза имени Ленина«У меня, у молодого инженера, много денег не было, и меня это сильно не беспокоило. Я помню какая паника была у главного бухгалтера, который срочно понес какие-то деньги в кассу вроде как за что-то заплатить, потому что деньги предприятий все меняли, а для частных лиц было ограничение. У кого было много денег, тем более они были наличные, это вызвало легкую панику и шок».

Люди понимали, что это сигнал к чему-то еще более худшему. И ринулись откапывать свои сбережения буквально из-под земли, рассказывает Сергей Станкевич, который в то время был первым заместителем председателя Моссовета Гавриила Попова.

Сергей Станкевичполитик«Люди ждали, что это будет не единственный шаг. Они же видели ситуацию, ежедневно заходя в магазин, насколько все плохо. Они слушали новости, что то здесь, что там провозглашается независимость, и все ожидали худшего. Тут вдруг вот эта реформа, и все ожидали, что дальше все покатится. Поэтому все, что только можно было извлечено из тайников, матрасов и зарытых на огородах банок 3-литровых (тогда именно так хранили деньги), так вот все было извлечено. Люди кинулись правдами и неправдами покупать все».

Как чувствовали. 2 апреля без предварительного объявления цены выросли в 3 раза. Например, батон хлеба, который стоил 18 копеек, стал стоить 54. А вареная колбаса по 2,2 — 6,6. При этом ту, советскую, цену помнят до сих пор даже тогдашние школьники. Она не менялась десятилетиями. 2 апреля закончилась целая эпоха. Дальше все стало неконтролируемо. Новых цен уже не помнит никто. Решение о повышении было принято всего через 3 недели после референдума о сохранении СССР, на котором в большинстве союзных республик, в том числе на Украине, население проголосовало «за». Но после апрельского отъема денег Союз продержался считаные месяцы.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории