16+
Понедельник, 5 декабря 2016
  • BRENT $ 54.96 / ₽ 3497
  • RTS1069.10
28 апреля 2016, 13:30 Компании

Глава «Победы»: «Лоукост-перевозки в России оказались не только социальным проектом, но и хорошим бизнесом»

Андрей Калмыков в интервью Business FM с гордостью сообщил, что уже по итогам первого года работы авиакомпания вышла на чистую прибыль

Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков.
Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков. Фото: Пресс-служба авиакомпании «Победа»

Дешево и неудобно — это первая ассоциация, возникающая в голове у человека, который слышит про лоукост-перевозчика. Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков с этим не согласен. Он уверяет, что «лоукост — это или дешево и удобно, или дорого и удобно, но в любом случае удобно». В интервью Business FM он рассказал, как компании удается сохранять комфорт пассажиров при минимальных ценах на билеты и как летать с максимальной выгодой.

Давайте сначала разберемся с тем, что такое лоукост-перевозчик, на чем экономит авиакомпания, которая позиционирует себя как лоукостер, и к каким ограничениям должен быть готов пассажир, который хочет экономить при перелете?
Андрей Калмыков: Любой классический лоукоcтер, к которому относится авиакомпания «Победа», экономит абсолютно на всем, за исключением безопасности полета. Это экономия на топливе, аэропортовых услугах, на части сервиса для пассажиров в кабине и в аэропорту, на собственных издержках, это высокая производительность труда, высокий налет на каждое воздушное судно, которое снижает себестоимость каждого летного часа, и это отсутствие некоторых издержек, которые несут классические авиакомпании. В частности, мы не несем затраты на уборку воздушных судов — наши бортпроводники после каждого рейса производят полную уборку салона своими силами.
Насколько я знаю, главная задача лоукост-перевозчика — очень быстро посадить и очень быстро поднять самолет обратно в воздух, то есть борт лоукостера на земле должен провести минимальное количество времени. Сколько времени в аэропорту проводит борт авиакомпании «Победа»? Хочется понять, за сколько бортпроводники успевают в том числе и убрать салон.
Андрей Калмыков: Во многих наших аэропортах мы уже добились времени разворота в 30 минут. 30 минут — это время от открытия двери до закрытия двери.
То есть за полчаса пассажиры вышли, все убрали, и пассажиры зашли?
Андрей Калмыков: Дверь открылась, прошло полчаса, дверь закрылась, и самолет улетел. За 30 минут бортпроводники должны обеспечить высадку пассажиров, уборку салона и посадку пассажиров. И в стандартных условиях наши бортпроводники это успевают.
Все эти процессы, происходящие в самолете до того, как туда зашли пассажиры, это все-таки дело авиакомпании, а пассажиру важно, сколько он заплатит и какие неудобства или какие лишения он должен терпеть, осознанно выбирая лоукост-перевозчика, то есть он должен быть готов к тому, что не получит полный объем услуг, которые он привык получать у классического перевозчика. К чему нужно быть готовому пассажиру?
Андрей Калмыков: Расхожее мнение, что лоукост — это дешево и неудобно, на самом деле неправильно. Лоукост — это или дешево и удобно, или дорого и удобно, но в любом случае удобно. У нас новейшие самолеты, новейшие кресла с новейшим покрытием, поэтому полет нашей авиакомпанией зачастую намного комфортнее, чем полет на многих классических авиакомпаниях. Что нас отличает? Первое — это неоткидывающиеся кресла, но я бы не сказал, что это элемент некомфорта, и отсутствие питания и напитков на борту, хотя стакан воды пассажиру всегда на борту наши бортпроводники предложат.
Судя по отзывам, за все, что не включено в какой-то минимальный список разрешенного к бесплатному проносу на борт, нужно платить. Нужно платить за багаж, который тяжелее 10 килограммов и превышает какие-то установленные параметры в трех измерениях, нужно платить за рюкзак в качестве ручной клади, нужно платить даже, судя по некоторым отзывам, за сумку для ноутбука, то есть ноутбук на борт пронести можно, а сумку от ноутбука — нельзя. Что вы отвечаете на эти претензии пассажиров, которые оказались не готовы к тому, что платить нужно практически за все?
Андрей Калмыков: Пассажиры, которые оказались к этому не готовы, абсолютно не читали правила перевозки. Все правила у нас размещены на сайте, и пассажир при покупке билета должен с ними ознакомиться и принять их. Только в этом случае система выпустит билет и примет оплату. Люди, которые ознакомились с правилами, не сталкиваются с какими-либо неудобствами или сюрпризами. Что касается платности услуг, за любые услуги нужно платить, и мы считаем, что каждый должен платить только за тот набор услуг, который ему необходим. Я против того, чтобы человек, который летит налегке, платил за пассажира, который летит с багажом, или человек, который не пользуется услугами колл-центра, участвовал в софинансировании расходов на его содержание.
Кстати, колл-центр — это тоже одна из претензий, которая предъявляется авиакомпании «Победа». Когда возникают какие-то вопросы и человек звонит в колл-центр, он потом выясняет, что звонок в колл-центр «Победы» тоже платный. Более того, платить нужно не только за время разговора с оператором, но и чтобы музыку послушать. Почему так?
Андрей Калмыков: Первое: содержание колл-центра стоит нам более 15 млн рублей в год, и перекладывать расходы на содержание колл-центра на всех пассажиров мы считаем неправильным. Люди, которым необходимо пообщаться с оператором, которые не могут что-то самостоятельно заказать, отменить, изменить, используя личный кабинет пассажира, должны платить больше, чем те, которые это сделать могут. Человек, которому колл-центр не нужен, не должен платить за его содержание. Именно поэтому услуги колл-центра у нас платные. Что касается оплаты за время ожидания, среднее время ожидания составляет 3 секунды, поэтому я не вижу какой-либо проблемы в том, что тарификация начинается с момента соединения, а не с момента ответа оператора. У всех лоукост-перевозчиков и в Европе, и в Америке колл-центр платный — это не является нашим ноу-хау. Все лоукост-компании используют такую модель колл-центра.
Когда человек, купивший билет по минимальной цене, пытается добрать нужные ему необходимые услуги — провести 20 килограммов багажа, взять с собой на борт еще одну сумку, которая по габаритам как-то не проходит бесплатно, и так далее — получается, что билет уже стоит чуть ли не дороже, чем у классического перевозчика.
Андрей Калмыков: Если вы покупаете билет за несколько месяцев до вылета, то даже если вы летите с корзиной, картонкой и маленькой собачонкой, суммарно билет получится дешевле, чем у большинства классических авиакомпаний. Если же вы покупаете билет за несколько дней до вылета, при этом бронируете с собой два места багажа, выбираете конкретное место у аварийного выхода, звоните в колл-центр для того, чтобы забронировать, а не оплачивать на сайте, то, конечно, такой билет может стоить намного дороже, чем билет классической авиакомпании. Но такие случаи единичны и не являются системой. В основном все наши услуги, даже взятые оптом, получаются дешевле, чем у классических авиакомпаний.
Многим ли приходится добирать? Есть ли какая-то статистика, какое число пассажиров летают по базовому тарифу и им достаточно?
Андрей Калмыков: Более 60% пассажиров вообще не доплачивают ни рубля. Это очень большой показатель. Он говорит о том, что наша система тарифов правильно выстроена, люди платят только за то, что им необходимо и не доплачивают и не переплачивают за то, чем не пользуются.
Если человек, не нашедший ответы на все интересующие его вопросы самостоятельно на сайте, должен платить за звонок в колл-центр, то что происходит, когда авиакомпания должна позвонить человеку, чтобы, например, оповестить его об отмене рейса из-за погоды? Как осуществляется обратная связь?
Андрей Калмыков: В случае отмены или задержки рейса — в основном это происходит по метеопричинам — авиакомпания сообщает пассажиру о задержке и о запланированном времени вылета либо посредством телефонного звонка, либо посредством SMS на номер, указанный при бронировании. Но большинство наших задержек происходит именно по метеопричине, и здесь мы сталкиваемся с дополнительными расходами, которые не несут наши зарубежные коллеги Ryаnair, EasyJet и так далее, — мы оплачиваем пассажирам размещение в гостинице.
Согласно закону.
Андрей Калмыков: Согласно нашим требованиям. В Европе, если отменен рейс по метеопричине, авиакомпания извиняется перед пассажирами и сообщает время, когда планирует выполнить рейс.
Любая или лоукост-авиакомпания?
Андрей Калмыков: Все авиакомпании не размещают пассажиров, если задержка происходит по метеоусловиям. В России при задержке рейса по метеоусловиям мы обязаны накормить и расселить пассажиров. Очень часто складывается ситуация, когда человек купил билет за 999 рублей, а мы по метеоусловиям задерживаем рейс и селим его в гостиницу за 5 тысяч рублей, тем самым уходя в глубокий минус. Учитывая то, что в России погодные условия и летом, и зимой далеки от идеальных, мы переносим и отменяем по метеоусловиям достаточно большое количество рейсов и размещаем, кормим и поим наших пассажиров, неся дополнительные затраты. Но, в отличие от наших зарубежных коллег, у нас есть еще одна проблема — крайне низкая оснащенность наших аэропортов, в особенности региональных. При одинаковых погодных условиях наши современные воздушные суда с легкостью совершают посадку в аэропорту Кельна и не совершают посадку в большинстве наших региональных аэропортов. Повышение качества аэродромной инфраструктуры в России будет являться дополнительным стимулом для развития лоукост-перевозок, потому что сегодня мы несем гораздо более высокие издержки при полетах по России, чем наши зарубежные коллеги-лоукостеры при полетах в Европе.
При этом вы год отлетали, несмотря на то, что многие вообще сомневались в бизнесе лоукост-перевозок в России. Каковы ваши финансовые показатели?
Андрей Калмыков: Я очень рад, что лоукост-перевозки в России оказались не только социальным проектом, но и хорошим бизнесом. Уже по итогам первого года работы мы вышли на чистую прибыль. Таким образом, все скептики, которые говорили, что лоукост-бизнес в России невозможен, оказались неправы. Мы видим высокую востребованность этого продукта, мы видим большое количество пассажиров, которые летают нашей авиакомпанией, и с уверенностью смотрим в будущее. Показатели работы компании в течение первого года говорят сами за себя: мы перевезли больше 3 миллионов пассажиров, при этом каждое воздушное судно перевезло почти 300 тысяч человек — это абсолютный рекорд для российской авиаотрасли. На каждого сотрудника авиакомпании приходится 5 тысяч перевезенных пассажиров, притом что средний мировой показатель — тысяча пассажиров на одного сотрудника. По итогам 2015 года мы вошли в десятку крупнейших авиакомпаний России, а по итогам января 2016-го стали уже пятыми в России по количеству перевезенных пассажиров, а также вторыми по пунктуальности, что является очень важным для наших пассажиров.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории