16+
Четверг, 8 декабря 2016
  • BRENT $ 53.38 / ₽ 3375
  • RTS1066.75
11 апреля 2016, 06:16 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Дэвид Кэмерон «разоружился» перед партией и народом. Комментарий Георгия Бовта

Премьер Британии совершил исторический шаг после публикации «панамских документов».Он опубликовал декларации о доходах за 6 лет, чтобы остановить критику по поводу офшора его отца. Поможет ли Кэмерону такой «финансовый стриптиз»?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон опубликовал все декларации о доходах, начиная с 2009 года. Это сделано на фоне довольно массового возмущения тем, что его имя фигурирует в утекших документах панамского «офшорного скандала». Кэмерон пытается тем самым закрыть вопрос о своей финансовой нечистоплотности. Однако политолог Георгий Бовт считает, что основные неприятности Кэмерона могут быть еще впереди.

Публикация декларации о доходах британского премьера стала беспрецедентным актом. Закон не обязывает вываливать это все на публику. Хотя налоговые и прочие надзорные службы и особенно пресса тщательно следят за подобными вопросами, а также за потенциальным конфликтом интересов и вообще за этикой поведения политиков. Было уже много случаев, когда политические карьеры рушились из-за сумм, которые в наших условиях покажутся смешными и копеечными. Вроде каких-нибудь выплат домработницам из партийных или казенных средств или использования официальных «транспортных расходов» для передвижений в частных целях.

Кэмерон, ставший премьером в 2010 году, публикуя доходы за последние 7 лет, стремится перевернуть страницу «панамского скандала». Доход от продажи доли в отцовском офшоре в 2009 году супругов Кэмерон составил по 9 500 на каждого. Это всего на 600 фунтов ниже минимального порога от суммы, с которой надо уплачивать налог на капитал. Тут, наверное, логичен вопрос, а не была ли тогда сознательно занижена сумма сделки, чтобы избежать засветки продажи офшора?

Еще любопытный момент. С 2013 года в Британии вступили в силу налоговые послабления для лиц с доходом более 150 тысяч в год. Верхняя ставка налога для них была снижена с 50% до 45%. Кэмерон сразу подпал под новое положение. Хотя ничего противозаконного в его действиях, в том числе по принятию такого закона, вроде не было. Как и в том, что его мать в 2011 году, сразу после смерти отца, перевела ему в порядке дарения два раза по 100 тысяч фунтов. В порядке, так сказать, перераспределения семейных средств. Одна закавыка: в Британии есть налог на наследство. И противники Кэмерона сейчас упрекают его в том, что это потенциально могло быть направлено на уход от такого налога в случае кончины матери. Оппозиция также требует раскрыть доход Кэмерона, начиная с 2005 года, когда он возглавил консервативную партию. А не найдутся ли там следы ухода от налогов в то время, когда он еще владел долей в офшоре отца?

Сам он уже признал, что ему следовало быть аккуратнее в ведении налоговых дел. И хотя, повторим, пока ни одного правонарушения не нашли, современная электоральная демократия на Западе, подстраивающаяся под настроения общественности, заточена не только на следование формально прописанным нормам, но и все больше — формально не прописанным нормам этики. С этой точки зрения, чем больше Кэмерон сейчас будет заниматься «финансовым стриптизом», тем больше к нему может возникнуть новых неприятных вопросов. А не заниматься он уже не может. Публичная политика, играющая по правилам масс-медиа и все большей открытости, требует, в том числе, чтобы на арену «гладиаторских боев» демократии периодически выбрасывали какого-нибудь очередного спекшегося «гладиатора». Британский премьер, чисто пока гипотетически, может стать таковым. Причем в канун критически важного для Британии и ЕС июньского референдума о членстве в союзе. Его неприятности, a propos, подтверждают и еще один тезис: панамский скандал затевали вовсе не ради разоблачения именно российских чиновников. Просто в мире настала новая информационная эпоха. Публичным фигурам теперь никуда в нем не скрыться.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории