16+
Вторник, 6 декабря 2016
  • BRENT $ 54.03 / ₽ 3457
  • RTS1059.97
19 апреля 2016, 14:29 Право

КС объяснил, почему можно не исполнять решение Европейского суда

Конституционный суд России 19 апреля удовлетворил решение Минюста и впервые разрешил не исполнять решение ЕСПЧ. По мнению экспертов, таким образом был создан прецедент, который позволит игнорировать другие решения международной инстанции, в частности, решения, касающиеся дела о выплате компенсации акционерам ЮКОСа или конфликта на Украине

На заседании Конституционного суда.
На заседании Конституционного суда. Фото: Вадим Жернов/ТАСС

Конституционный суд России счел правомерным запрос Министерства юстиции РФ и позволил не исполнять решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу «Анчугов и Гладков против России». Международная инстанция требовала отменить полный запрет российским заключенным голосовать на выборах. КС же поддержал позицию министерства о том, что решение ЕСПЧ противоречит основному закону страны. Таким образом, был создан первый прецедент, позволяющий не исполнять решение Страсбургского суда.

Обращение Сергея Анчугова и Владимира Гладкова в Европейский суд касалось права осужденных участвовать в выборах. В свое время Анчугов был осужден за убийство, кражи и мошенничество, а Гладков — за убийство, разбой, участие в организованной преступной группе и оказание сопротивления сотрудникам правоохранительных органов. Обоим назначили сметную казнь. Позже наказание им заменили 15 годами колонии каждому. Отбывая срок, заключенные не могли голосовать на парламентских и президентских выборах. Осужденные решили, что это нарушило их гражданские права и обратились в Европейский суд.

4 июля 2013 года Страсбургский суд удовлетворил их жалобу. Он счел, что российские власти нарушили статьи 3 Протокола № 1 к Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод», гарантирующей право на свободные выборы. В связи с этим ЕСПЧ предложил России обеспечить участие заключенных в выборах посредством политического процесса или же выработать новое толкование конституции.

Однако Министерство юстиции РФ обратилось в КС, попросив признать невозможным исполнение постановления ЕСПЧ по делу Анчугова и Гладкова. В запросе говорилось, что признание за гражданами, содержащимися в местах лишения свободы, голоса на выборах означало бы отступление от верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ. Дело в том, что ч.3 ст. 32 Конституции России запрещает гражданам, содержащимся в местах лишения свободы по приговору суда, избирать и быть избранными.

Первое дело

Обращению Минюста предшествовало важное решение КС. 14 июля 2015 года он постановил, что спорные решения ЕСПЧ могут в России не исполняться, если противоречат основному закону страны. Согласно решению, исполнять или не исполнять конкретное дело, будет решать сам КС.

В декабре 2015 года президент подписал закон, дающий Конституционному суду право оценивать, возможно ли исполнение в России решений ЕСПЧ. Согласно документу, КС разрешили признавать неисполнимыми решения международных судов, в первую очередь ЕСПЧ, в случае их противоречия российской конституции. Поэтому запрос Минюста по делу «Анчугов и Гладков против России» стал первым таким делом.

На заседании, которое прошло в конце марта, представители Минюста, Центризбиркома, Госдумы, Совета Федерации, Генпрокуратуры, президента и правительства призывали не исполнять решение Европейского суда. «Инициирование исполнения решения ЕСПЧ, с нашей точки зрения, было бы прямым ограничением государственного суверенитета России и фактическим подтверждением возможности его попадания под влияние международных органов», — заявил заместитель министра юстиции Георгий Матюшкин.

Что решил суд

Выслушав доводы сторон, КС РФ признал невозможным исполнение решения ЕСПЧ в части общих мер, предполагающих внесение в российскую правовую систему изменений, которые позволяли бы ограничивать в избирательных правах не всех осужденных, содержащихся в местах лишения свободы. «Предписание статьи 32 (часть 3) Конституции РФ носит императивный характер и распространяется на всех таких осужденных», — констатировал суд.

При этом суд признал возможным и реализуемым в российском законодательстве и судебной практике исполнение постановления ЕСПЧ в части мер общего характера. В решении суда говорится, что в соответствии с частью 3-й статьи 32 Конституции РФ и конкретизирующими ее положениями Уголовного кодекса РФ, исключается назначение наказания в виде лишения свободы и тем самым ограничение права голоса граждан, совершивших впервые преступления небольшой тяжести. При этом за более серьезные преступления лишение свободы и, следовательно, запрет на участие в выборах в качестве избирателя, применяется только в случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижение целей уголовной ответственности.

КС РФ отметил, что законодатель вправе оптимизировать систему уголовных наказаний, в том числе посредством перевода отдельных режимов отбывания лишения свободы (в частности, в колонии-поселении) в альтернативные виды наказаний, хотя и связанные с принудительным ограничением свободы, но не влекущие ограничения избирательных прав.

При этом КС отказался исполнить решение ЕСПЧ конкретно в отношении Гладкова и Анчугова. «Они были осуждены за совершение особо тяжких преступлений, а, значит, заведомо не могли рассчитывать на доступ к активному избирательному праву ни по Конституции РФ, ни по международным правовым стандартам», — говорится в решении Конституционного суда.

Дело для «откатки»

Адвокат Владимира Гладкова Валерий Шухардин, комментируя решение КС, заявил Business FM, что, по его мнению, оно не соответствует Конституции России: «Решением Европейского суда было установлено нарушение большого права российских граждан РФ, у которых было нарушено активное избирательное право. И, конечно же, обязанность суда, согласно статье 2 Конституции РФ, и вообще любой — судебной, законодательной и исполнительной власти — руководствоваться правами человека. То есть судебная система должна восстанавливать права человека. Однако Конституционный суд решил: мы будем применять нормы национального права, которые, как установлено международным правом, нарушают права человека. И, конечно, эта позиция КС противоречит как самой Конституции РФ, так и нормам международного права, которые имеют приоритет».

Шухардин не согласен с мнением о том, что сегодняшнее решение КС на деле «Анчугова и Гладкова» было призвано опробовать механизм неисполнения резонансных решений Страсбургского суда, наиболее важным из которых было требование о выплате почти 2 млрд евро акционерам ЮКОСа. По его мнению, Конституционный суд пытался «обкатать» механизм неисполнения решений Европейского суда, связанных с конфликтом между Россией и Украиной. «Многие такие дела уже находятся на рассмотрении ЕСПЧ, и скоро будут первые решения, связанные с нарушениями прав граждан как России, так и Украины, а также связанные с межгосударственными спорами», — полагает юрист.

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федора Трусова, решение Конституционного суда Российской Федерации по данному вопросу было вполне ожидаемо. «ЕСПЧ сделал вывод, что имело место нарушение требований статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции, но признание данного постановления ЕСПЧ означало бы начало конституционной реформы, решение о чем должно приниматься на территории Российской Федерации, а не вовне, так как именно народ Российской Федерации является единственным источником власти», — отметил юрист. Он добавил, что Конституционный суд, по сути, допустил и предложил даже определенную либерализацию этой нормы конституции, как бы «намекнув» про оптимизацию системы уголовного наказания. «За сим говорить о том, что данное решение Конституционного суда — это «первая ласточка» на пути уничтожения приоритета международного права над правовой системой России, задекларированного в конституции, на мой взгляд, преждевременно», — резюмировал юрист. При этом он не исключает, что созданная Конституционным судом практика может в дальнейшем быть использована для неисполнения решений по более резонансным делам, таким как дело ЮКОСа. «Нужно создать практику. Сделать так, чтобы общество привыкло к подобным судебным решениям. Потому, что начинать с дела ЮКОСа сразу подозрительно», — заметил адвокат.

Без серьезных последствий

Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев также назвал принятое решение «абсолютно ожидаемым». «Хотелось бы надеяться, что оно будет единственным за последние годы», — сказал он Business FM.

Правозащитник отметил, что не во всех европейских странах заключенные голосуют, поэтому принятое КС решение не будет иметь серьезных последствий и не выведет Россию из-под юрисдикции Европейского суда. «Однако, если мы будем увлекаться и не исполнять решения ЕСПЧ по более серьезным делам, а не по таким спорным вопросам, которые не имеют однозначного решения в странах Европы, тогда мы можем потерять свое место в Совете Европы, — полагает эксперт. — Это может привести к драматическим последствиям для страны, поскольку тысячи и тысячи граждан обращаются в ЕСПЧ».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории