16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
21 апреля 2016, 07:31 Политика

Дело ЮКОСа: новое прочтение. Комментарий Георгия Бовта

Кремль призвал не политизировать решение голландского суда с отменой вердикта о выплате 50 миллиардов долларов экс-акционерам ЮКОСа. Однако его все равно все политизируют, начиная с Михаила Ходорковского. Почему?

Георгий Бовт
Георгий Бовт Фото: Алешковский Митя/ТАСС

Это еще не окончательная победа России в войне против акционеров ЮКОСа, которая началась в далеком 2005 году. Однако общий политический контекст сегодня сильно изменился. Решение Гаагского арбитража было вынесено в июле 2014 года, в острую фазу украинского кризиса. Через 10 дней после того, как над Донбассом был сбит малайзийский «Боинг».

До этого девять лет разбирательство шло ни шатко ни валко. Приговор о выплате 50 миллиардов выглядел тогда не как компенсация в споре хозяйствующих субъектов, а как репарация с разгромленной в войне страны. Эта сумма в 20 раз превышала в размерах любой ранее вынесенный вердикт арбитража.

Трудно вообще представить обстоятельства, при которых ядерная держава заплатила бы столько, притом с процентами, Леониду Невзлину и его партнерам. Доведение же до логического конца кампании арестов и затем взыскания этой суммы с российских госструктур по всему миру, включая, скажем, более 80 миллиардов, хранящихся в казначейских бумагах США, превращало бы Россию в изгоя мировой торговли и финансов. Но также имело бы массу опасных непредсказуемых последствий. Так, в России уже принят закон о возможной ответной конфискации иностранного имущества.

Заметим, пока решения об арестах российского имущества принимали лишь суды разве что Бельгии и Франции, но не США, законодателя правил в мировых финансах. Соответствующий иск сейчас лежит в суде округа Колумбия.

Когда Михаил Ходорковский пишет в Twitter: «Запад решил ослабить давление. Мои друзья продолжат противостояние. Я же шел и иду к смене режима другим путем», он в 110 знаках с пробелами, будучи человеком практичным до цинизма, ухватил самую суть происходящего. Тональность взаимодействия Запада с Россией Владимира Путина уже не та, что во второй половине 2014 года.

Факт подписания, но не ратификации Россией Энергетической хартии в разных судах Гааги заиграл совершенно разными красками. К этому факту апеллировали и Россия, говоря о своей неподсудности, и акционеры ЮКОСа, настаивая на обратном. Впрочем, и согласие Москвы на арбитраж в Гааге пришелся в 2005 году на время качественно иных отношений с Западом. Сейчас такое решение нельзя представить.

Если говорить о новом прочтении прежних обстоятельств, следует обратить внимание на то, что истцами к России в основном выступали офшорные компании, зарегистрированные на Кипре. Только вот теперь на офшоры стали глядеть иначе, чем в далеком 2005 году, обращая больше внимания на конечных бенефициаров. А они сплошь люди с российским гражданством.

К тому же и в Страсбурге еще ранее «налоговую составляющую» дела ЮКОСА признали в судебном порядке.

Таким образом, хотя апелляции еще будут, и Россию как ответчика, возможно, несколько лет продержат на судебно-юридическом крючке, но в целом процесс, как говорится, пошел, а лед тронулся.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории