16+
Четверг, 8 декабря 2016
  • BRENT $ 53.38 / ₽ 3384
  • RTS1080.65
27 мая 2016, 14:08 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Продление санкций: территориальный вопрос не уходит с повестки G7

На саммите договорились, что Крым так и не признают частью РФ, а Южная Осетия перенесла референдум о возможном присоединении к России. Связан ли осетинский вопрос с саммитом в Японии?

Дэвид Кэмерон на саммите лидеров стран G7 в японском национальном парке Исэ-Симе.
Дэвид Кэмерон на саммите лидеров стран G7 в японском национальном парке Исэ-Симе. Фото: Eugene Hoshiko/AP/TASS

G7 продлит санкции в отношении России в следующем месяце. Об этом договорились лидеры стран «Большой семерки» в ходе саммита в Японии.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон по итогам заседания сказал журналистам: «Существующие санкции должны оставаться в силе, пока минские соглашения не будут полностью выполнены».

Страны G7 признают важность поддержания диалога с Россией, говорится в итоговой декларации саммита. Однако длительность санкций в отношении Москвы напрямую связана с выполнением минских обязательств, заключили лидеры «Большой семерки».

При этом еще накануне перед самым открытием саммита США и ЕС хвалили Россию за освобождение Савченко, Госдеп даже связывал это с выполнением минских соглашений. Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер объявил об укреплении взаимного доверия Украины и России.

Business FM обсудила это с доцентом кафедры политической теории МГИМО Кириллом Коктышем. С ним беседовал Игорь Ломакин.

Какой для России итог саммита в Японии? Хоть что-то для нас меняется?
Кирилл Коктыш: Особо нет, и вряд ли оно могло измениться. Понятно, что Обама не для того раскручивает сейчас вектор антироссийский в Прибалтике и бросает все усилия на подготовку саммита НАТО июньского, который должен принять решение о размещении новых баз, чтобы вдруг резко изменить курс из-за одной Савченко или из-за того, что возникли какие-то другие, очевидной необходимости менять курс нет. «Семерка» как самостоятельный клуб принятия решений, в принципе, никогда и не существовала. «Семерка» возникла как группа стран-импортеров нефти изначально, и она должна была решать в первую очередь экономические вопросы, но, естественно, и вопросы такой же серьезной политической гармонизации.
Территориальный вопрос не уходит с повестки «Большой семерки». Сегодня снова они договорились, что не будут признавать Крым частью России. И параллельно накануне появляется новость о том, что Южная Осетия переносит референдум на будущий год о возможном присоединении к России. Осетинский вопрос как-то мог быть связан с саммитом в Японии?
Кирилл Коктыш: Естественно, Осетия попыталась его связать и попыталась послать соответствующий месседж.
Цхинвал связал?
Кирилл Коктыш: Да, естественно Цхинвал, возможно, в Москве посоветовали. Но дело в том, что Осетия уже третий раз пытается присоединиться к России, и референдумы уже проходили. Поэтому в плане всем понятно, что ключи от решений лежат не в Цхинвале, а в России. И понятно, что будет определять это позиция Москвы. В этом плане декларация Цхинвала удобная, с одной стороны, она дает возможность всем остальным как-то не напрягаться сегодня, отложить проблемы на завтра. С другой стороны, руки у Москвы при необходимости остаются развязанными.
А что с Крымом в контексте всего этого?
Кирилл Коктыш: Пока структура размена не предложена. Я думаю, что ее предлагать будет уже следующий американский президент.
То есть так или иначе придется ждать саммита-2017?
Кирилл Коктыш: Я думаю, что эти решения могут быть приняты техническим образом и раньше. То есть они будут зависеть немножко от других исходов. А что касаемо совместного принятия решений в отношении отмены санкций, в отношении признания Крыма, этот вопрос будет так или иначе висеть достаточно долго.

Официальное объяснение переноса референдума в Южной Осетии о вхождении в состав России — перенос на 2017 год после президентских выборов для сохранения общественно- политической стабильности. Ранее Вашингтон заявил, что не признает легитимность этого референдума. Глава комитета Госдумы Пушков отреагировал так: «Это тот самый случай, когда мнение США не имеет никакого значения».

Каково мнение Москвы, есть ли ее роль в переносе южноосетинского референдума в день саммита «Большой семерки»? Мнение начальника отдела Кавказа института стран СНГ Дмитрия Медоева: «Вряд ли это связано с какими-то внешними факторами. Единственное — РФ не могла не обращать внимание на эти посылы из Южной Осетии, это стремление. Вопрос о референдуме поднимается в Южной Осетии в одностороннем порядке, и никакие силы из Москвы не могут диктовать руководству Южной Осетии, тем более, народу Южной Осетии, проводить референдум или снять вопрос, или не проводить его».

Кремль прокомментировал итог саммита G7. Вот что сказал, отвечая на вопрос Business FM, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков: «Мы не думаем, что подобные решения могут иметь позитивный эффект для глобальной экономики и для глобальных дел в целом. А именно эти темы являются основными в фокусе внимания этого форума». Что касается переноса референдума в Южной Осетии и того, насколько это можно считать совпадением с проведением саммита, Песков заявил: «Это, наверное, надо не нас спрашивать». На вопрос о том, велись ли переговоры со стороны Москвы, он ответил: «Вы знаете, это не наш вопрос, я его не буду комментировать».

О ситуации радиостанции рассказал руководитель интернет-ресурса «Алания-информ» Юрий Бетеев: «Сами граждане вообще против референдума на данном этапе, потому что перед выборами люди не хотят, чтобы была большая напряженность. Не против присоединения, а против референдума в этом году. Просто это создает нервозность в отношениях, чтобы спекуляций не было на такую тему, руководители приняли решение о переносе на следующий год, чтобы в спокойной обстановке провести данное мероприятие. Избиратели высказались бы по-разному, потому и принято решение о переносе. Явного согласия нет, очень нервозная обстановка, и постановка вопроса была не совсем понятна для народа. Люди мудрое решение приняли: снять с повестки данный вопрос и перенести на лучшее время».

Что для России мог изменить саммит G7 и мог ли вообще? Комментирует доктор политических наук Института США и Канады, бывший посол России в Японии Александр Панов: «Я думаю, что и события и с Савченко, и все другое — это для Запада не аргумент, чтобы снимать санкции, поэтому так легко этот вопрос и был принят на «семерке», да и в ЕС заявили, что санкции отменять не собираются. То есть вопрос об отмене санкций в повестке дня на сегодняшний день не стоит. Вопрос с осуществлением минских договоренностей, по-моему, по-прежнему топчется на месте, и, несмотря на недавние телефонные переговоры, прорыва никакого не произошло. Тон задает Меркель, а она считает, что санкции снимать не следует. Конечно, санкции имеют две составляющие: крымские санкции и украинские. О крымских вообще речь не идет, речь идет о тех санкциях которые вводились в связи с событиями на Украине. Ситуация с Южной Осетией — совпадение. Там даже не все слышали, что саммит этот проходит. Бывают всякие совпадения, но я не думаю, что это было специально инициировано. Этот вопрос давно уже на плаву или где-то обсуждается, но я не думаю, что это как-то повлияло на позицию «семерки».

Южная Осетия вместе с другим регионом, Абхазией, объявила о своей независимости после военного конфликта с Грузией в 2008 году. Чуть позже независимость обоих самопровозглашенных государств признала Россия, которая также участвовала в боевых действиях. Тбилиси считает своей законной территорией и Абхазию, и Южную Осетию.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории