16+
Четверг, 8 декабря 2016
  • BRENT $ 53.38 / ₽ 3384
  • RTS1080.65
29 мая 2016, 20:54 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Дмитрий Брейтенбихер отвечает на вопросы пользователей BFM

В продолжение проекта «По-честному о частном» с Кирой Альтман, где старший Вице-президент ВТБ Дмитрий Брейтенбихер рассказывал о самом закрытом сегменте банковского бизнеса - Private Banking, портал BFM пригласил аудиторию задать вопросы банкиру. На базе этих вопросов Кира Альтман взяла интервью у Дмитрия Брейтенбихера

Дмитрий Брейтенбихер, старший Вице-президент ВТБ
Дмитрий Брейтенбихер, старший Вице-президент ВТБ Фото: ВТБ

Пользователи портала BFM.ru на прошлой неделе могли задать любой вопрос старшему Вице-президенту ВТБ Дмитрию Брейтенбихеру и получить на него ответ в ходе интервью с Кирой Альтман в программе «Прямая линия».

Оксана интересуется: что нужно, чтобы быть частным банкиром?
Дмитрий Брейтенбихер: Частный банкир — это человек, который должен знать о деньгах больше, чем те, кто эти деньги имеет. Но знания не только и не столько академические. Если технология меняется почти каждый день, то нет смысла нанимать менеджера только потому, что он обладает специфическим набором профессиональных навыков. Нужно брать менеджеров, которые обладают универсальными способностями решать трудные задачи, адаптироваться к новому, постоянно учиться у клиентов, конкурентов, партнеров других клиентских менеджеров.

А сами работали клиентским менеджером?

Дмитрий Брейтенбихер: И продолжаю работать. Если ты не знаешь сути, ты не сможешь построить бизнес. Бизнес слишком персонифицирован, и ты должен практически с каждым клиентом проходить все этапы обслуживания и смотреть на это его глазами. Основа этого бизнеса в том, что разница между успехом и неудачей — это сделать правильно и сделать почти правильно. Клиентов это «почти» — не устраивает. В Private Banking проще что-то сразу делать хорошо, чем потом клиенту и мне объяснять, почему это сделано плохо.

Еще одно важное качество частного банкира, наряду с интеллектом, — это терпение.

Дмитрий Брейтенбихер
Клиенты бывают разные. Какая самая абсурдная просьба была, когда вы потеряли терпение?
Дмитрий Брейтенбихер: Про клиентов говорить не вполне корректно. Но есть одна история, которая хорошо характеризует это сочетание. На Физтехе долгое время работал профессор Никольский. Ему было уже 95 лет, а он все еще преподавал. И вот однажды он пишет на доске очень и очень длинную формулу. В это время один из студентов подкладывает другому, когда тот привстал, кнопку. Тот садится, подскакивает от боли с криком «Ай, что ж ты, с…ка, делаешь?» Профессор, невозмутимо продолжая писать, говорит: «Я сейчас все объясню». Вот это настоящее сочетание терпения и интеллигентности.
Сейчас появляется много объявлений, как можно быстро заработать на бирже и на Форексе, с программами обучения и так далее. Это реально?
Дмитрий Брейтенбихер: Быстро заработать может любой. Достаточно, чтобы у него были деньги, и он был готов потерять всё. Я ни в коем случае не говорю об исключении риска. Напротив, если вы видите крупный и успешный бизнес, это значит, что кто-то минимум один раз уже рискнул по-крупному. Но рисковать и инвестировать нужно с умом.
Но ведь предлагаются специальные модели и теории.
Дмитрий Брейтенбихер: Во-первых, во многих случаях сейчас, на таком рынке, классический теханализ, который и я изучал в своё время, может не работать. А во-вторых, я не склонен строить сложные теоретические конструкции там, где должен работать здравый смысл. Важно понять, что грамотное инвестирование — это тоже труд. И он требует погружения и времени. Тем более на таком волатильном рынке. Консервативный профиль большинства состоятельных клиентов подразумевает ограниченный набор инструментов или построения долгосрочной стратегии инвестирования.
Как правильно делить деньги при разводе?
Дмитрий Брейтенбихер: Вопросы о разделе кредитов и вкладов, недвижимости и компаний являются довольно сложными и требуют специальной проработки управляющим вашими активами. Но необходимо понимать, что есть инструменты, которые не попадают под общий раздел, например, Сберегательный сертификат на предъявителя или различные программы страхования жизни — инвестиционные накопительные. Это я касаюсь только нескольких нюансов и только российской юрисдикции. Тема довольно тонкая, лучше проговорить вопрос с вашим управляющим или юристом по конкретной ситуации — если она уже тупиковая.
Можно ли управлять активами прозрачно?
Дмитрий Брейтенбихер: Прозрачность управления достигается, с одной стороны, регулярными и подробными отчетами управляющего вашими активами, а с другой жестким контролем за его деятельностью со стороны надзорных органов (ЦБ РФ, регистратор, спецдепозитарий). Если вы размещаете активы в УК и брокерских компаниях, имеющих соответствующие лицензии, то можете быть уверены в надежности и прозрачности своих инвестиций.

Что касается непосредственно управления, то тут все зависит от ее формы. Например, брокерское обслуживание подразумевает полное самостоятельное управление вашими активами, ИДУ позволяет частично влиять на процесс, корректируя стратегию. А в случае ПИФов процесс управления полностью на стороне УК.

Частные банкиры советуют вкладывать деньги в технологические стартапы. В Физтех. Что Вы думаете по этому поводу?
Дмитрий Брейтенбихер: Сейчас во время стремительного роста технологий, IT, интернет-проектов, глобализации и доступности любой информации наблюдается очень серьезное повышение интереса к этому направлению. А относительно невысокие инвестиционные пороги входа в проекты провоцируют все больше как состоявшихся, так и начинающих предпринимателей создавать и инвестировать в start up.

При этом технологии — это не автоматический ключ к успеху. При нашей изобретательности и большом количестве идей часто не хватает понимания, что успешный старт-ап — это гораздо больше, чем просто идея, продукт, технология или программа. Это бизнес-модель полного цикла, которая должна быть масштабируемой и прибыльной.

У Сергея небольшой торговый бизнес. Часть товара он покупает в Европе за евро, большую долю привозит из Китая. С китайскими поставщиками заключает в основном контракты в долларах, но можно рассчитываться и юанями. Продает в рублях. При таком скачущем курсе, как минимизировать потери от курсовой разницы?

Дмитрий Брейтенбихер: Избежать сюрпризов со стороны волатильного валютного рынка можно хеджированием изменений будущего курса валют. Вы просто фиксируете сейчас курс своих будущих поставок в нужной валюте. Такие сделки осуществляются с использованием производных финансовых инструментов (фьючерсы, опционы) и дают возможность эффективно управлять валютными рисками.

Например, вы запланировали поставку товара из Китая на декабрь 2016 и знаете сумму в долларах, которая вам будет нужна для его оплаты. Для того чтобы уже сейчас зафиксировать курс доллар/рубль на декабрь и знать сумму в рублях, которую вы потратите на покупку долларов, вы просто покупаете декабрьский фьючерс USD/RUB и спокойно планируете свои денежные потоки. Какой конкретно будет курс в декабре, вас уже не волнует — хоть в 2 раза выше, вы зафиксировали его сейчас.

С опционом вы будете иметь право отказаться от покупки валюты, если курс в декабре 2016 будет более выгодный (ниже), чем вы зафиксировали сейчас. Но за такую возможность придется заплатить несколько процентов от суммы покупаемой валюты.

Дмитрий Брейтенбихер
Игорю — 45, и он задумывается о пенсии. А министр финансов на днях сказал, что на государство надеяться не надо. Мол, каждый сам должен позаботиться о своей пенсии. При заработке в 200 т.р. в месяц что бы вы посоветовали делать с накоплением денег на старость?
Дмитрий Брейтенбихер: Просто информации о зарплате, конечно, недостаточно. Для решения такой задачи необходимо разработать персональный финансовый план. С учетом долгосрочного характера инвестиций, скорее всего, можно рекомендовать консервативные (облигационные) или сбалансированные (с небольшой долей акций) стратегии ИДУ и продукты НСЖ, рассчитанные на формирование целевого капитала для реализации долгосрочных личных и семейных планов. Конкретные параметры: валюта программы, срок и пропорции инструментов определяются, конечно, индивидуально. Но, в любом случае, диверсификация по валютам и инструментам обязательна. Наиболее оптимальным вариантом будет включить в портфель ИДУ рублевые облигации эмитентов с высоким рейтингом и еврооблигации российских эмитентов.
Владимиру 35 лет. Его дочери 5 лет, а сыну 3 года. Владимир планирует начать откладывать на их образование. Что вы посоветуете? В какой валюте хранить? Как не потерять?
Дмитрий Брейтенбихер: Речь также идет о долгосрочном финансовом планировании. Для формирования средств на такие цели лучше всего рассматривать специальные программы НСЖ для детей. Кроме фиксированной доходности, дополнительным преимуществом является комплексная страховая защита взрослого и ребенка и гарантированное продолжение взносов в пользу ребенка, если случится страховой случай со страхователем (взрослым). В любом случае я бы рекомендовал включать страховые программы в портфель.

Также можно рассматривать долгосрочные консервативные стратегии ИДУ (портфель, составленный из рублевых облигаций и еврооблигаций российских эмитентов). Наиболее перспективными выглядят бумаги финансового, потребительского и нефтегазового секторов. Вариант с ИДУ обладает большей ликвидностью и позволяет менять стратегию инвестирования в зависимости от рыночной ситуации, которая может измениться за такой длительный срок. В каждом случае необходимо рассматривать возможность их комбинации.

Продолжение читайте далее.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории