16+
Вторник, 6 декабря 2016
  • BRENT $ 54.01 / ₽ 3445
  • RTS1059.97
31 мая 2016, 14:21 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Топ-менеджер ВТБ – о Private Banking, биткоинах и будущем банковской системы

Старший Вице-президент ВТБ Дмитрий Брейтенбихер ответил на вопросы пользователей BFM. Во второй части интервью речь пойдет о развитии удаленного банковского обслуживания, плюсах и минусах консервативного подхода в банковском деле, биткоинах и других вопросах

Дмитрий Брейтенбихер, старший Вице-президент ВТБ
Дмитрий Брейтенбихер, старший Вице-президент ВТБ Фото: ВТБ

На этой неделе у пользователей BFM была возможность задать вопрос старшему Вице-президенту ВТБ Дмитрию Брейтенбихеру. В первой части беседы Дмитрий рассказал о том, можно ли заработать на бирже, как управлять активами прозрачно, стоит ли инвестировать в технологические стартапы и т.д. Продолжаем разговор.

Государственные банки не уделяют внимания своим приложениям по мобильному и интернет-банкингу. Что с этим будет в ВТБ?
Дмитрий Брейтенбихер: Это заблуждение. Сейчас практически любой бизнес неразрывно связан с развитием технологий. Все крупные государственные банки активно в это инвестируют. И постоянно развивают, в том числе, и свои мобильные приложения. Это касается и такой консервативной сферы, как обслуживание VIP-клиентов. В исследовании компании Delliot о перспективах развития рынка Private Banking говорится, что через 5 лет качество дистанционного обслуживания наряду с репутацией и надежностью банка станет одним из главных критериев выбора банка.
Чем мобильное приложение в Private Banking ВТБ отличается от стандартных мобильных сервисов?
Дмитрий Брейтенбихер: Первое — повышенные лимиты на проведение операций.

Второе — клиент не только не должен ехать в банк, но и ему не нужно самому набивать номера счетов и назначения платежа. Менеджер все делает сам.

Клиент обычно звонит персональному менеджеру и говорит: «Таня, где-то в сентябре мы платили за школу моего сына. Я не помню когда и сумму, посмотри, пожалуйста, найди, посчитай, сколько это было по курсу евро тогда, и столько же отправь по тем же реквизитам, но по сегодняшнему курсу». Менеджер самостоятельно оформляет и подвешивает платеж. А клиенту просто приходит уведомление, и он подтверждает операцию в мобильном банке. Своим уникальным паролем.

Часто даже не клиент обращается к менеджеру, а помощник или секретарь — но подтверждает операцию, по защищенному каналу связи, сам клиент. Это единственное, что клиент делает. Не нужно ни приезжать в банк, ни подписывать платежки, ни их заводить.

Дмитрий Брейтенбихер
С одной стороны, кредитные карты, онлайн-банк, интернет-магазины, i-tunes и прочее — невероятно удобная штука. С другой, постоянно находишься в напряжении, а если взломают, а вдруг украдут? Как минимизировать риски потери денег с карты или в сети? Есть ли какой-то простой набор правил digital финансовой гигиены?
Дмитрий Брейтенбихер: Во-первых, создавайте надежные пароли и ПИН-коды для Ваших счетов и в сети Интернет. Выбирайте сочетание символов, которое другим будет трудно угадать. Год рождения не подходит. Еще лучше регулярно менять свой ПИН-код. Например, один раз в квартал.

Во-вторых, PIN-код нельзя записывать на карте или хранить рядом, например, в кошельке или в доступном для посторонних месте. Если есть подозрение о раскрытии PIN-кода, необходимо заблокировать карту.

В-третьих, не сообщайте никому номер и срок действия карты, а также пароли из СМС. Сотрудник банка никогда это не спросит.

То же самое, если пришло очень тревожное письмо «из банка», не спешите выполнять инструкции. Позвоните в банк — но только персональному менеджеру или по тому телефону, который написан на карте, а не в сообщении.

Кстати, хорошо информировать своего персонального менеджера о планируемых крупных расходах или предстоящей поездке за рубеж.

В-четвертых, обязательно используйте смс-информирование или мобильный банкинг и просматривайте выписки операций по карте. И уничтожайте копии чеков выписок и других документов, на которых указан номер вашего счета или карты.

В-пятых, не слушайте советы посторонних, и уж тем более не принимайте их помощь при проведении операций с банковской картой.

Ещё по банкоматам. Не используйте уличные банкоматы или устройства, которые требуют ввода PIN-кода для доступа в помещение, где расположен банкомат.

Теперь, что касается проведения операций в сети. Лучше откройте дополнительную карту — специально для оплаты в интернет, и ограничьте ее лимит на совершение операций.

Не заходите в интернет-банк из мест, где услуги интернета являются общедоступными, например, из интернет-кафе. Не пользуйтесь системой и через общественные Wi-Fi-сети.

Ну и не пользуйтесь в браузерах функцией автосохранения данных для входа в интернет-банк.

Вадим Кузнецов интересуется, почему закрыли офис Банка Москвы в Калининграде?
Дмитрий Брейтенбихер: В соответствии со стратегией и в рамках интеграционных процессов Банк Москвы выходил из нескольких регионов, где позиции группы были сильны. В том числе, и в Калининграде. При этом, конечно, клиенты этих точек не оставались без обслуживания. Корпоративные клиенты передавались в ВТБ, а розничные — в ВТБ 24. Но в подавляющем большинстве случаев происходила трансформация розничного бизнеса Банка Москвы в ВТБ с сохранением размещения сотрудников и зон обслуживания клиентов.

Надо понимать, что для многих банков сокращение офисов в банковском ритейле — это сформировавшийся тренд. Количество банковских отделений сократилось с начала года более, чем на 2 тысячи. Это происходит как раз потому, что целый ряд банков отказывается от развития филиальной сети и делает ставку на дистанционное обслуживание.

А как же VIP-офисы с дорогой отделкой и мрамором?
Дмитрий Брейтенбихер: Их востребованность тоже снижается. И не только по причине развития дистанционных каналов. Часто клиентский менеджер сам выезжает к клиенту, и это правильно, потому что время клиента стоит намного дороже. Поэтому значимость наличия дорогого VIP-офиса как фактора привлечения клиентов Private Banking продолжит снижаться.
Что вы думаете по поводу активно развивающихся финтеха компаний и предсказаний о скорой гибели всей банковской системы? Должен ли банкир оставаться консерватором?
Дмитрий Брейтенбихер: Большая часть банков проповедует старые консервативные подходы к развитию бизнеса и даже показывают небольшой рост.

Но я твердо убежден, что изменения, которые происходят и в технологиях, и в распространении информации, и новых моделях управления уже сейчас серьезно меняют банковский ландшафт. Мне понравилась фраза из какой-то инструкции

«Когда местность не совпадает с картой, ориентируйтесь по местности, а не по карте». Поэтому инерционные и косные структуры, которые живут по старым картам, не хотят или не могут меняться, очень скоро уйдут с рынка.

Мы себе этого изначально позволить не могли — поэтому каждый год запускали по несколько принципиально новых проектов, которые позволяли нам кратно опережать рынок. За последние 4 года объем средств VIP-клиентов в Банке Москвы вырос более, чем в 5 раз. Теперь с платформы ВТБ есть все возможности мультиплицировать результаты.

Безусловно, когда имеешь дело с крупными клиентами, необходима доля здорового консерватизма. Тем не менее, любопытство к тем глобальным изменениям, которые сейчас происходят, постоянно толкает меня на какие-то новые мысли и проекты.

Какое ваше мнение по поводу биткоина?
Дмитрий Брейтенбихер: Криптовалюты выглядят как обычные электронные платежные системы, но внутреннее содержание у них совершенно иное: все платежи внутри системы совершаются в пиринговых сетях. Пиринговая или Р2Р сеть — дословно peer-to-peer — равный к равному. То есть это компьютерная сеть, основанная на равноправии участников. На этом же принципе работают торрент-сети. В такой сети нет выделенных серверов. Каждый узел как является клиентом, так и выполняет функции сервера. То есть каждый криптокошелек — сам себе банк. По всему миру компьютеры с криптокошельками образуют гигантскую финансовую систему, которая работает круглосуточно, автоматически, децентрализовано и бесконтрольно.

По поводу будущего биткоина есть два взгляда — один с опаской, другой с предвкушением. В свое время появление бумажных денег не вызвало восторга ни у банков, ни у потребителей. Доверие к ним росло постепенно. Поэтому возможно уже через 10 -20 лет криптовалюты из экзотики станут абсолютно реальным средством расчетов и накопления.

Чем венчурные инвестиции отличаются от покупки ценных бумаг?
Дмитрий Брейтенбихер: Венчурные инвестиции — это точно такой же вид инвестиций, как и все другие, только с более высоким уровнем риска, т.к. предоставляются, в основном, новым компаниям в надежде на их успешный будущий рост.

Соответственно и доходность таких инвестиций подразумевается гораздо выше среднерыночной. А покупка ценных бумаг такой компании — это просто один из способов осуществления венчурной инвестиции.

Один наш клиент, венчурный инвестор, рассказывал мне, что большая часть проектов, которая к нему попадает, содержит исключительно описание технологии или самого изобретения. Между тем, это только часть проекта.

По статистике предоставляемой венчурными компаниями в России, только около 0,5% бизнес-планов получают венчурное финансирование, поэтому, конечно, риск неудачи велик. Но если бы не было риска, не было бы и прогресса.

Любой успех может быть достигнут только через повторяющиеся неудачи и самоанализ.

Дмитрий Брейтенбихер
Но рисковать лучше сейчас или подождать, когда рынки более-менее успокоятся?
Дмитрий Брейтенбихер: Понимаете в экономике, как в море. Если мы хотим двигаться и развиваться, нужно избавиться от надежды, что это море когда-нибудь успокоится. Нам придется научиться плыть и при сильном встречном ветре.
Как сейчас изменяются потребности клиентов?
Дмитрий Брейтенбихер: Во-первых, глобально потребности людей не сильно меняются — возможно, происходит, некоторая рефокусировка значимости. А во-вторых, наверное, это слишком масштабный вопрос до детального ответа. На одной теории иерархии потребностей и пирамиде Маслоу при всех ее упрощениях можно завязнуть так, что не разгребем.

А мне очень нравится определение потребностей человека у любимого мной Стивена Кови. Суть основных потребностей можно выразить так: «жить, любить, учиться и оставить наследие».

Какие у вас привычки, самая хорошая или полезная и самая плохая?
Дмитрий Брейтенбихер: Одна из самых прибыльных и полезных привычек — это разбираться в сути бизнеса, которым ты занимаешься.

Из плохого. У Жванецкого есть такое: из бесполезных привычек — пунктуален. Это про меня.

Пожалуй, самая губительная привычка — постоянно убеждать себя в том, что интересные, необычные люди — это обязательно люди добрые и очень хорошие.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории