16+
Среда, 7 декабря 2016
  • BRENT $ 53.48 / ₽ 3408
  • RTS1066.71
7 июня 2016, 11:02 Финансы
В фокусе: Индекс риска

Небезопасная амнистия. Бизнесмены не спешат делать свои тайны явными

Меньше месяца на амнистию капитала: спецдекларацию можно подать до 1 июля. В 2015-м участие приняли около 200 человек. Данных за этот год еще нет, в марте СМИ писали, что подано 120 спецдеклараций. Почему бизнесмены не спешат раскрывать сведения о зарубежных активах и каких рисков опасаются?

Фото: Klaus Ohlenschlдger/DPA/TASS

Сколько всего человек решили принять участие в амнистии, пока точно не известно, но по косвенным признакам ясно, что очереди из желающих нет. На днях стало известно, что 13 жителей Саратова подали спецдекларации, о чем на брифинге сообщила глава местной налоговой службы. Можно порадоваться за Саратов, что там нашлось 13 смельчаков. Однако то, что таких декларантов можно по пальцам пересчитать, говорит о недоверии к объявленной амнистии.

«Спасибо, фамилии не назвали — кто конкретно и сколько заявил», — иронизирует партнер компании Taxadvisor Дмитрий Костальгин. Главный вопрос, который возникает у людей, — насколько будет сохранна их информация.

Дмитрий Костальгин партнер компании Taxadvisor «То, как организована приемка спецдекларации, означает, что ее видят приличное количество людей, то есть ни в законе, ни во внутренних процедурах не написано, что, условно говоря, я должен сдать некий конверт, защищенный от вскрытия, где говорю: «Ребята, вот здесь — спецдекларация». Специальные сотрудники выделенные, которые принимают только это и имеют доступ только к этим декларациям, они относят в специальное помещение — в общем, относительно стандартная процедура, подобная тому, как работают с секретными документами. Эта технология уже отработана. Только ни в законе, ни в других нормативных актах этого нет. Никому не мешает, если вдруг попался недобросовестный сотрудник, сфотографировать ее. Она же не в кодированном виде».

Сведения спецдекларации — налоговая тайна. Если за гражданином, который ее подал, были налоговые нарушения, то они амнистируются в полном объеме, поэтому ФНС нет смысла тратить свое драгоценное время на изучение этих деклараций, она просто выступает депозитарием для хранения, считает директор Эдуард Савуляк. Впрочем, это не значит, что сведения не проверят другие органы.

Эдуард СавулякЭдуард Савуляк директор московского офиса компании Tax Consulting UK «Базово в свое время были прописаны критерии, по которым Росфинмониторинг и Следственный комитет обязаны были проверить декларацию и декларанта, который по косвенным признакам не налоговый уклонист, а на более серьезного террориста похож. Но что тут надо иметь в виду? Декларантов у нас не сотни тысяч, поэтому вероятность того, что Следственный комитет и Росфинмониторинг проверят всех сплошняком, тоже исключать нельзя».

В законе прописан закрытый перечень того, что может быть указано в декларации. Но что делать, если имущество уже продано? Логично было не только физические объекты декларировать, но и доходы, которые они получили и которые освобождаются, отмечает Дмитрий Костальгин.

«Говоря о том, что лицо может дополнительно в свободной форме в декларации написать все, что угодно, сомнительно с точки зрения дельнейшего правоприменения. Потому что могут потом применить узкое толкование и сказать: «Нет, вот здесь нужно только об имуществе, о ценных бумагах, о счетах, а вот то, что у вас продажа этих активов, вы получили доходы, а самих активов нет, вы не попадаете под такой режим амнистии».

Сама идея амнистии, может быть, и хороша, особенно в преддверии автоматического обмена информацией, который должен начаться в 2018 году. Но то, как эта идея реализована, несет слишком большие риски.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории