16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
16 июня 2016, 13:50 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2016

Михаил Якунин: в Крыму нет проблем с безналичным расчетом

С какими картами теперь можно ехать в Крым? Об этом Business FM рассказал председатель совета директоров Российского национального коммерческого банка

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

В Крыму нет проблем с безналичным расчетом. Туристы смело могут расплачиваться электронными картами в магазинах курорта, сеть банкоматов тоже налажена. Об этом в интервью Business FM заявил Михаил Якунин председатель совета директоров Российского национального коммерческого банка (РНКБ), который оперирует в Крыму. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич в ходе Санкт-Петербургского экономического форума.

Это банк, который работает в Крыму, поскольку наши крупнейшие банки избегают пока работать на его территории в силу санкций, которые введены в отношении работающих там компаний. Самый первый и главный вопрос: год назад мы говорили о картах, собственно, ваш банк тоже находится под санкциями. Как работает система пластиковых карт в Крыму? Можно ли там нормально расплачиваться обычными Visa и MasterCard?

Михаил Якунин: В разгар туристического сезона это актуальный вопрос. Хочу сказать: с картами, которые выпущены банками на территории России, можно смело ехать в Крым. По всем ним можно спокойно оплатить товары, услуги, заплатить за проживание или снять деньги в банкомате. У нас развернута достаточно большая сеть как терминалов по карточкам — более 5 тысяч, так и сеть банкоматов, так и сеть терминалов самообслуживания, в общей сложности более тысячи.
В курортных местах банкомат в шаговой доступности находится везде или все-таки лучше иметь наличные?
Михаил Якунин: Практически везде. У нас около 200 отделений на территории Крыма, все города охвачены и даже небольшие населенные пункты. Банкоматов у нас порядка 500, поэтому совершенно спокойно можно ехать, и вся курортная зона охвачена.
Эквайринг, терминалы по оплате картой в торговле повсеместно присутствуют?
Михаил Якунин: Скажем так, присутствуют они достаточно широко. Только нашего банка 5 тысяч таких терминалов. Понятно, что бывают какие-то временные трудности со связью, но, на самом деле, это ничем не отличается от статистики по России. Поэтому можно смело ехать и везти с собой карточки.
Год назад это было не так, поскольку Национальная система платежных карт (НСПК) полноценно заработала как раз в течение этого года.
Михаил Якунин: Конечно, мы специально работали и к началу туристического сезона закупили даже дополнительные терминалы, развернули их. Более того, даже если у вас нет карточки, вы можете у нас в банке оформить ее за 15 минут, и если у вас какие-то сложности, ваши родственники могут вам перевести деньги на эту карточку. Это все можно сделать в течение дня.
Я припоминаю, опять же, истории, произошедшие год назад: в то время условия в РНКБ были выгоднее, чем во многих российских банках. Я слышал просто, что люди ехали брать кредиты в Крыму, но так сложилось, что фактически РНКБ — это единственный, как я понимаю, банк, работающий в Крыму. Это вообще нормально, можно ли мириться с такой ситуацией? Я понимаю, что глава банка не должен заботиться о том, чтобы разрушить собственную монополию, но тем не менее?
Михаил Якунин: Во-первых, действительно, мы предлагаем достаточно выгодные условия и чаще даже выгоднее, чем на материковой части.
Это почему? Как так получается?
Михаил Якунин: Это реалии рынка.
А рынок есть, если вы единственный банк?
Михаил Якунин: Рынок есть, мы не единственный банк. На самом деле, там работают несколько банков, есть даже банки из топ-50. Поэтому, на наш взгляд, рынок достаточно конкурентен.
Ваша доля в Крыму сколько составляет?
Михаил Якунин: Зависит от направлений. Понятно, что с точки зрения охвата у нас самая широкая сеть, поэтому физическим лицам интересно приходить в тот банк, в котором они могут получить обслуживание везде. То есть мы охватываем порядка 80% экономически активного населения, у нас 1,3 миллиона, собственно говоря, физических лиц. По некоторым направлениям другие банки лидируют. Я бы сказал так, что мы универсальный банк там, а банки, которые там присутствуют, они работают по каким-то определенным сегментам. Кто-то больше сосредоточен на кредитовании крупных клиентов, кто-то обслуживает малый бизнес. То есть у каждого банка есть свой сегмент, и поэтому, если мы берем какой-то конкретный сегмент, то там есть определенный набор банков, 2-4, которые обслуживают и работают по этому сегменту.
Российские финансовые власти создают какие-то специальные льготные условия для банка, работающего в Крыму, для вашего банка?
Михаил Якунин: Мы работаем в едином правовом поле России, и поэтому в целом условия одинаковые.
Что касается для бизнеса крымского и для населения крымского, до сих пор продолжается процесс как бы перехода из украинской банковской системы, из банков, которые там работали до 2014 года, в российскую, в лице в основном вашего банка. Этот процесс завершился? Скажем, удалось ли людям и компаниям восстановить свои вклады, которые у них были в гривнах, в украинской валюте в украинских банках?
Михаил Якунин: Что касается вкладов, то, конечно, практически полностью все выплачено. 190 тысяч физических лиц только через РНКБ получили свои деньги обратно.
Но это действовало Агентство по страхованию вкладов (АСВ)?
Михаил Якунин: Ну, это Фонд защиты вкладчиков, соответственно, это специальная организация, которая как раз занимается проблемами по депозитам в Крыму, в Крымском территориальном округе. АСВ сейчас уже подключается в большей степени по банкам, которые пришли после присоединения Крыма к России, и действительно, некоторые банки — у них была отозвана лицензия, поэтому также осуществляем выплаты вкладчикам.
А у бизнеса, их средства, которые находились на счетах в украинских банках, они восстановлены, или там все с чистого листа началось?
Михаил Якунин: Есть достаточные в этом плане проблемы, там идет работа. Я думаю, пока говорить о том, что она завершена, рано.

В свою очередь, были, конечно, долги и населению, и бизнесу, украинским банкам. Они как-то зачтены? В какой степени? Или фактически в Крыму началась с чистого листа жизнь, для бизнеса в особенности? Ни денег, ни долгов

Михаил Якунин: Я бы сказал по-другому. Деньги есть, депозиты вернули, а с долгами, конечно, вопрос еще открыт. До конца не урегулирована законодательная сфера, поэтому, конечно, сейчас идут платежи по долгам, но они идут пока в небольшом объеме.
Все-таки если говорить, как это устроено, да, ваш банк, наша банковская система приняла на себя обязательства, которые были, но которые, конечно, вычищать надо было. Но в свою очередь, чтобы против этих обязательств были реальные денежные ресурсы, надо было бы и все-таки кредиты возвращать или это как-то иначе работает? За счет чего?
Михаил Якунин: Работает иначе. Собственно говоря, в основном в эту сферу включились коллекторы и специальные компании, которые с существенным дисконтом приобретали портфели украинских банков и, собственно говоря, пытались взыскивать эти денежные средства с крымчан. Но в настоящий момент, был в прошлом году принят закон о сборе просроченной задолженности, долгов, в настоящий момент рассматриваются поправки в него. Я думаю, что как только эта сфера будет окончательно урегулирована, будет понятен путь, каким образом можно погасить долги. Более того, это вопрос не только долгов с точки зрения банковской системы, это еще достаточно серьезный фактор, связанный с залогами, потому что по ряду объектов недвижимости, которые особенно находились в залоге у украинских банков, не до конца урегулированы вопросы с правами собственности, и поэтому это может вызывать проблемы. На мой взгляд, эту ситуацию нужно комплексно решать, это позволит серьезно увеличить, в том числе инвестиционную привлекательность Крыма. Вопрос, когда ты покупаешь там квартиру или какую-то недвижимость, надо четко понимать, была ли она в залоге, чтобы избежать каких-то дальнейших последствий.
И последнее: новое кредитование сейчас на каких условиях производится? Я думаю, что жителей по всей России всегда интересует, в том числе покупки недвижимости в Крыму и, соответственно, условия ипотечного кредита.
Михаил Якунин: Мы активно развиваем ипотечное кредитование. Понятно, что там есть целый ряд трудностей, как я уже упомянул, там с особенностями переходного периода, с тем, что не вся еще недвижимость зарегистрирована в российском праве, действует ряд проблем, связанных с переходным периодом. Но мы уже выдали порядка 1 млрд ипотечных кредитов и сейчас активно наращиваем этот портфель. То есть мы где-то порядка 2-3 млрд, наверное, сделаем по итогам этого года.

Какой процент сейчас?

Михаил Якунин: Мы работаем, у нас шесть ипотечных программ и, в принципе, самая низкая ставка начинается с 11,5%, ну и выше.

11,5% — это субсидированная ставка?

Михаил Якунин: Да, это ставка субсидированная.
Которая по целому ряду критериев. А вот если очистить от субсидий для человека. который не имеет права на них, скажем так?
Михаил Якунин: В среднем где-то порядка 12-13%.
Материал подготовлен при поддержке технического партнера BFM.ru на ПМЭФ'16 — АО «Сони Электроникс»

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории