16+
Воскресенье, 11 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
17 июня 2016, 21:37 Компании
Спецпроект: ПМЭФ-2016

«Почта Банк» расширяет сеть офисов по России

В то время как лидеры банковской отрасли переходят в digital пространство и сокращают количество отделений, «Почта банк» выбирает иную стратегию – максимально увеличить свое присутствие в регионах. Зачем это нужно, рассказал президент и председатель правления «Почта Банка» Дмитрий Руденко

Дмитрий Руденко.
Дмитрий Руденко. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Мы беседуем с Дмитрием Руденко, президентом и председателем правления «Почта Банка», это совместное детище ВТБ и «Почты России». О «Почта Банке» на рынке уже начинают говорить, как о скором конкуренте Сбербанка по степени проникновения во все уголки нашей страны. Посмотрим на цифры. В каком количестве почтовых отделений заработал «Почта Банк»?
Дмитрий Руденко: Слухи о том, что мы уже конкуренты Сбербанка, сильно преувеличены. Банку всего формально полгода. Наша модель предусматривает сверхагрессивное развертывание сети. Вместе с коллегами из «Почты России» так массово мы начали эту деятельность в апреле, и за апрель-май мы уже присутствуем в 500 отделениях «Почты России» и собираемся этот темп поддерживать в ближайшие три года, то есть будет примерно 250-300 открытий в месяц. Такого темпа раскрытия сети, я думаю, банковская индустрия не знает.
Сколько всего будет открытий в итоге, если сравнивать как раз с такими главными игроками на нашем розничном и удаленном рынке?
Дмитрий Руденко: В ближайшие три года мы планируем открыть 15-20 тысяч точек по всей Российской Федерации. В разных форматах, потому что мы считаем себя банком необычным, мы что-то вроде «лоукост-банка», и, соответственно, формат нашего присутствия должен сильно отличаться от классического банка.
Сбербанк официально объявляет в своих документах и в своей стратегии, наоборот, о сокращении количества отделений. Некоторые даже видят это своими глазами, поэтому обсуждают между собой заметные вещи. По экономическим причинам считают, что количество избыточно, а вы, наоборот, собираетесь буквально покрыть страну отделениями «Почта Банка». Почему такое разнонаправленное движение?
Дмитрий Руденко: Во-первых, Сбербанк действительно ведущий банк страны. У него самое большое число клиентов. А во-вторых, я уверен, что проникновение цифровых услуг, так называемая диджитализация населения, довольна высока, и неплохо продвигается наша страна в этой области. Естественно, клиенты, уходя в зону digital, перестают нагружать отделения классических банков. Эти отделения перестают окупаться. Очевидно, потому что классический банковский подход — это довольно большой формат, это наличие административного персонала, это тяжелые операционные процессы, и все это окупить там в небольших поселках и малых городах просто невозможно. В этом смысле, наверное, коллеги резонно поступают, оптимизируя свою сеть. И если говорить о «Почта Банке», почему мы тогда открываемся? Во-первых, у нас пока нет такого количества отделений, и поэтому мы движемся навстречу. Во-вторых, мы изначально строим банк как digital-платформу — это digital-банк, у которого те самые точки присутствия, конечно, несравнимы с форматом ни одного другого банка. Это возможность для клиента поговорить с банкиром глаза в глаза, а иногда даже не с банкиром, а с сотрудником почты, который прошел специальное обучение и может помочь открыть первый счет, подписать договор о цифровой подписи, и с этого момента клиент уходит в digital.
А насколько это понятно будет нашему населению опять же в маленьких городах, поселках и так далее, где собственно, главная цель вашего присутствия?
Дмитрий Руденко: Зависит от сегмента. Проникновение, скажем, интернет-покупок, удваивается, даже утраивается каждый год, и, в основном, эти покупки приходятся на небольшие города, потому что там просто нет возможности поехать в супермаркет или большой молл. Но при этом, я уверен, что базовые сервисы должны оказываться на месте, поэтому доверяя свои деньги, открывая вклад, открывая счет, человеку нужно прийти куда-то и посмотреть, куда он эти деньги размещает, получить какие-то консультации. Особенно, в маленьком городе. Поэтому мне кажется, будущее за гибридом. Вот такой гибридный проект мы и строим — с опорой на мобильный банк, с философией «лоукост», но при этом с обязательным физическим присутствием максимально широкой сети.
Теперь, собственно, о главном — о деньгах у населения. У вас пока только развертывание сети, можно ли уже говорить о каком-то поведении ваших клиентов? Что делают ваши отделения? В них начинают приходить, как в МФО?
Дмитрий Руденко: Я не большой поклонник этой формы кредитования в силу недостаточного регулирования этого рынка. Очевидно, регулирование плохо для бизнеса, с одной стороны. С другой стороны, мы можем так докатиться до выбивания долгов. Здесь, мне кажется, что почтовый банк будет проводить политику разумных цен и разумных размеров кредитов, которые мы представляем. Мы на этом стоим и будем стоять. Наша задача — максимально простые и честные справедливые продукты донести до людей. Конечно, им решать.
А кто-то выберет продукты, собственно, в каких цифрах они выражаются? «Почта Банк» — это банк для рядового человека. Сейчас у многих рядовых людей есть проблема, что не хватает денег до зарплаты. Может быть, 500, может быть, 1000. Такая услуга, такой кредит?
Дмитрий Руденко: Он есть и сейчас. Это карта «Почтовый экспресс», где нет процентов вообще. Есть фиксированная плата и в зависимости от того, как быстро возвращаете долг, если вы укладываетесь в месяц, то и она не платится, то есть для человека это будет займ на месяц без процентов, без комиссии.
А фиксированная плата — это что значит?
Дмитрий Руденко: Ну, это триста рублей в месяц, например. Если вы не погасили долг в течение месяца.
Независимо от того, какой долг?
Дмитрий Руденко: Он в размере лимита, а лимиты небольшие у этой карты, там несколько тысяч рублей. Они как раз для того, чтобы занять до зарплаты. Если говорить о кредитах обычных, то, конечно, мы до сих пор продвигаем услугу «Суперставка» или «Гарантированная ставка», то есть мы пересчитываем весь кредит. Изначально у нас кредит начинается с 19 процентов. В зависимости, от линейки. Для пенсионеров, естественно, ставки ниже. Или в учебном кредите еще ниже, но если человек аккуратно выплатил долг, то мы пересчитаем эту ставку, она будет меньше 17 процентов. И разницу выплатим на счет.
Спрос на эту линейку ощущается?
Дмитрий Руденко: Да, спрос хороший. Более того, что мне нравится в этом спросе, что это не сегмент типичных клиентов МФО, в МФО идут от того, что все банки уже отказали, то есть кредитная история нехорошая. А у нас улучшается риск, и это говорит о том, что клиентами банка становятся не только клиенты из нижнего сегмента, а просто клиенты почты. А ведь почту посещают все.
При таком простом подходе как обстоит дело с оценкой рисков и оценкой заемщика? В МФО ты приходишь, и тебе дают не глядя. А потом к тебе приходит парень с кувалдой.
Дмитрий Руденко: Это процесс эффективности банковской модели. Конечно, мы проверяем. Проверка автоматическая. Проверяются кредитные бюро, работает скоринговая машина, проходят вычисления. В общем, все для индустрии внешне стандартно, но мы считаем, что обладаем некоторыми ноу-хау. Именно поэтому растем быстро и при этом улучшаем риски.
Материал подготовлен при поддержке технического партнера BFM.ru на ПМЭФ'16 — АО «Сони Электроникс»

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории