16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
17 июня 2016, 19:10 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2016

Президент банка «Югра»: «Не так много качественных проектов, куда можно вкладываться»

До стабилизации далеко, есть определенная турбулентность. О ситуации в экономике и в банковской сфере Business FM рассказал председатель правления банка «Югра» Алексей Нефедов

Алексей Нефедов, президент банка «Югра»
Алексей Нефедов, президент банка «Югра» Фото: "Югра"

Большой дефицит качественных заемщиков, но нет дефицита денег. Так охарактеризовал нынешнюю ситуацию в банковском секторе председатель правления банка «Югра» Алексей Нефедов. С ним на Петербургском экономическом форуме беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

У нас в студии Алексей Нефедов, председатель правления банка «Югра». Банк очень известный и с многолетней историей, но дверь шоу «Голос» познакомила с этим банком всех поклонников популярной музыки. Но мы сейчас, конечно, не об этом, а о ситуации в банковской системе. По общему мнению, это просто такой лейтмотив высказывания экономистов и прессы, у нас неожиданно стабилизировалась ситуация в банковской системе. Вы разделяете эту оценку?
Алексей Нефедов: Знаете, наверное, до фактической стабилизации, действительно, я бы сказал, наверное, еще далеко, потому что есть определенная турбулентность, которая присутствует. Действительно, наверное, связано это и с тем, что творится на рынке, да. А банк — это фактически зеркало экономики. Если есть определенные пока недочеты в общеэкономических реалиях, то, конечно, они перекидываются и на банки. Действительно, есть большой дефицит качественных заемщиков, которые могут сейчас позволить себе финансировать различные проекты.
При этом, действительно, нет дефицита денег, что было год-полтора назад.
Алексей Нефедов: Да, в этом плане хотя бы мы понимаем, что да, дефицита нет, и ресурсы пока есть и различные для фондирования, но, действительно, не так много качественных проектов, куда можно вкладываться.
Естественно, все обсуждают политику Центрального банка, кредитно-денежную политику, ставки. Снижение на полпроцента ожидаемое произошло. Естественно, многие говорят уже, что вот Центральный банк у нас большой молодец, добился уже устойчивой инфляции, чуть выше 7%, а, соответственно, депозитная ставка Центрального банка — выше 9%, то есть дает хорошую очень премию к текущей инфляции. Значит, не возникает такой соблазн просто разместить деньги в ЦБ или, может, он их не берет?
Алексей Нефедов: Нет, знаете, на самом деле, это дело не в том, что ЦБ как раз и дает и берет, поэтому такой инструмент, которым в краткосрочной перспективе иногда и можно пользоваться, но, знаете, наверное, все-таки мы работаем не только для удовлетворения нужд Центрального банка Российской Федерации, а для удовлетворения нужд бизнеса, которому эти деньги нужны. И поэтому он давно ждал, уже почти год ждал снижения ставок и, конечно, мы с этой стороны тоже готовы предоставить какие-то качественно новые продукты клиентов, сделав некоторые комплексные решения для них. Для того чтобы им было немножко полегче дышать в последнее время.
Весь вопрос ведь, действительно, в ставке, потому что нет качественных заемщиков по процентной ставке под 15%.
Алексей Нефедов: Нет. Тем более что доходность все-таки...
Просто рыночное снижение ставок, оно происходит или нет? Потому что опять же, сейчас ключевая ставка ЦБ, она фактически не является ориентиром, потому что банки не фондируются у ЦБ. Они имеют привлеченные ресурсы.
Алексей Нефедов: Да, Илья, я скажу так, что все-таки, конечно, не является, но это ориентир. Это ориентир, когда к этой ставке, знаете, присматриваются уже многие банки, в том числе, например, и мы, как в части депозитной политики к привлечению средств. Те ориентиры, по которым можно привлекать, ну и опять-таки со своей маржой, с оценкой риска дальше вкладывать в те или иные проекты, в те или иные кредитные продукты. Поэтому здесь, наверное, надо, действительно, просто смотреть на то, что, чем меньше ставка, тем легче тем предприятиям, которые сейчас с нами работают. Вообще, по уровню кредитования, им тем легче обслуживать эти долги, тем легче заработать деньги, и себе оставить, и, естественно, заплатить по кредиту банку.
По какой процентной ставке, на ваш взгляд, перспектива ближайших полугода, спрос на кредиты, причем качественный спрос на кредиты, возникнет?
Алексей Нефедов: Знаете, на самом деле, я могу сказать, наверное, за крупный бизнес, наверное, тяжело, действительно, говорить, потому что у них очень такая, диверсифицированная политика в части привлечения в рублях и в валюте. Но, наверное, малый и средний бизнес, я думаю, что с удовольствием бы сейчас получал денежные средства, по ставке 12-14% годовых.
На ваш взгляд, далеко еще до этого? До таких ставок?
Алексей Нефедов: Не знаю. Как раз, наверное, в ближайшие полгода, я думаю, что к этому моменту можно будет подойти именно с учетом этих цифр. Ну, то есть движение как раз и идет к этим ставкам, поэтому, наверное, если еще припадет ключевая ставка, то тогда можно говорить о таких цифрах.
В тех условиях, в которых сейчас работает банковская система, деньги накопились, ставка высока, очень сложно давать кредиты и их брать, какие-то специальные программы и продукты для бизнеса существуют или нет?
Алексей Нефедов: В принципе, есть новая программа, которую продвигает государственная корпорация по поддержке малого и среднего бизнеса, и мы сейчас на таком последнем рывке в отношении подписания рамочного соглашения, и поэтому мы тоже заинтересованы в том, чтобы быть партнером госкорпорации в части продвижения инициатив государства в поддержке.
А поподробнее. То есть там, видимо, речь идет о субсидировании ставки?
Алексей Нефедов: Да, о субсидировании ставки, и, конечно, понятно, что тогда и плюс, мало того, что субсидирование, еще и приложение где-то государственных гарантий по кредитам малого, среднего бизнеса, и поэтому, это, конечно, дает некий задел для выдачи по гораздо меньшей ставки для клиента. Но малый и средний бизнес все равно остается определенно рисковым сегментом.
Насколько эта программа позволяет субсидировать?
Алексей Нефедов: На 6,5%.
Такое активное вымывание мешка небольших банков с рынка как-то повлияло на распределение клиентов?
Алексей Нефедов: Вы знаете, на самом деле, приток дополнительных клиентов, конечно, есть, как и физлиц, так и юридических лиц. Конечно, мы видим определенные опасения, тем более, что опасения, скажем так, этой некой нестабильности, клиенты просто страхуются, открывая счета в нескольких, в двух, в трех, четырех банках, в том числе и государственных. И, таким образом, пытаются распределить и свои риски в выборе банка-партнера. Мы стараемся все-таки оставаться таким, знаете, как family банк, для многих клиентов. Оставаться для них основным партнером и давать им качественную услугу, качественное общение и относительно их бизнеса, закрывая все их потребности.
Еще немножко о банковском урегулировании. У нас постепенно вводятся нормы БАЗЕЛЬ 3. Банкиры по-разному к этому относятся, потому что для одних это — хорошо, для других — плохо. Одним нужно докладывать деньги в капитал, у других, наоборот, чуть меньше, потому что там при определенных параметрах у них уже зарезервировано.
Алексей Нефедов: Наверное, знаете, у каждого банка это свои плюсы-минусы. У нас, наверное, я бы назвал так, определенное, так как мы только последнее время стали активно вкладываться в капитал, то практически они все эти средства и весь учет и соответствовал уже нормам нового регулирования БАЗЕЛЬ 3. Практически на нас это не отражается, на банке «Югра». Другим, действительно, кому-то полегче, кому-то, вы правильно сказали, потяжелее. Надеюсь, что это все-таки общая стратегия соответствовать общемировым и общеевропейским стандартам. Мы должны тоже двигаться и быть не полностью закрытыми, вариться сами в себе, а соответствовать рынку.
Мы вообще не отстаем в этом?
Алексей Нефедов: К этому надо идти. Да, немножко тяжелее, зато система позволяет более качественно оценивать риск и принимать его, и просто увеличивать резервы.
За время течения вот этого кризиса, что для вас стало неожиданным? Может быть, с хорошей стороны, может быть, с плохой. Из тех просто эволюций и разворотов, которые происходили.
Алексей Нефедов: Знаете, ну, конечно, столь усиленное, наверное, изменение пиковой, так и ключевой ставки Центрального банка, которое произошло в конце 2014 года, которого мы все не ожидали. И потом, дальнейшее, пускай плавное снижение и, наверное, действительно, довольно-таки сильное изменение курса национальной валюты.
Это было неожиданно? Или к этому можно было быть готовым?
Алексей Нефедов: Нет, я думаю для многих это явилось столь сильным изменением, наверное, это было все-таки некой неожиданностью. И столь резкое, да. Понятно, что все это изменение шло от цены на нефть, но фактически, опять же, это достаточно глубокое падение, которое позволяет судить о том, что насколько изменчива цена, насколько изменчиво все движение.
Маржинальность или просто наличие очень хорошей прибыли у российских компаний, которые в значительной степени, в том числе, и банковскую систему подтянуло, потому что остатки на счетах, депозиты вдруг, в течение последних месяцев начали очень резко расти. Денежный голод пропал, благодаря полученной прибыли.
Алексей Нефедов: Да.
Вот это, можно было просчитать или это тоже упало, так сказать?
Алексей Нефедов: Илья, тут вопрос такой, что с учетом того, что были ожидаемые изменения в сторону возможного роста нефти, и прогнозы, как основного индикатора, наверное, российской экономики, то, исходя из этого, действительно, было видно, что у компаний может появиться, в отличие от неких нулевых балансов, повышенная доходность, и, естественно, при изменении она так и получилась, она так и пришла. Поэтому, в одних моделях, как это считалось, это было заложено и, мне кажется, как раз и отразилось сейчас на той ситуации. Дефицит, действительно, пока отсутствует, назовем это так, потому что все стараются, действительно, более прижимисто относиться к дополнительному инвестированию, к новым проектам. Все-таки оценивая уже, не просто только перспективы роста, да, и вложения, что они когда-то будут, а уже более серьезно подходя к оценке риск-факторов. А что будет, если так, что будет, если так. И даже мы по своим клиентам это очень существенно видим, когда они приносят, и мы от них просим, и они приносят различные бизнес-модели. Сидим рядом, вместе, пересчитываем различные, как положительные, так и отрицательные вещи.
Что ждете и на что надеетесь в этом году? Может быть, чего опасаетесь?
Алексей Нефедов: Конечно, хотелось бы и ждать, и верить в лучшее, в восстановление экономики. В дополнительные, действительно, вложения государства в определенные такие крупные инфраструктурные проекты, которые дадут добавочную стоимость, в том числе и оставшемуся бизнесу перераспределения. Надеюсь, что хотя бы эта скромная, знаете, такая кривая наверх, она, действительно, будет, и экономика, и банки будут развиваться. Надеюсь, что и устойчиво дадут рост Российской Федерации.
Спасибо. Алексей Нефедов, председатель правления банка «Югра».

Материал подготовлен при поддержке технического партнера BFM.ru на ПМЭФ'16 — АО «Сони Электроникс»

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории