16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 53.72 / ₽ 3400
  • RTS1097.39
20 июня 2016, 21:19 ОбществоСпорт

Николай Дурманов: расчет только на то, что у МОК хватит инстинкта самосохранения

То, что сейчас происходит с российскими спортсменами, не имеет к спорту никакого отношения — такое мнение Business FM высказал бывший руководитель антидопинговой комиссии при президенте Российской Федерации Николай Дурманов

Президент МОК Томас Бах.
Президент МОК Томас Бах. Фото: Denis Balibouse/Reuters

Когда решится судьба сборной России на Олимпиаде в Рио? Комментарий Виталия Мутко Бизнес ФМ ясности не внес. В интервью «Интерфаксу» министр спорта заявил, что на завтрашнем саммите в Лозанне МОК не станет снимать санкции с российских легкоатлетов.

А решения по всей сборной будут приняты примерно через месяц, после того как специальная комиссия изучит данные, представленные экс-главой московской антидопинговой лаборатории Григорием Родченковым. Он обвинил российские власти в причастности к сокрытию информации об употреблении спортсменами допинга.

То, что сейчас происходит с российскими спортсменами, не имеет к спорту никакого отношения — такое мнение Business FM высказал бывший руководитель антидопинговой комиссии при президенте Российской Федерации Николай Дурманов.

Есть ли такие виды спорта, где допинг традиционно не используется?
Николай Дурманов: Традиционно самые задопингованные виды спорта — те, где нужно много сил и много выносливости. Кстати, с точки зрения фармакологии это прямо противоположные вещи. Если допинг увеличивает силу, значит, он снижает выносливость. И наоборот. Так что виды спорта, связанные с этими двумя качествами, — они уже лет 100-150 сильно задопингованные. Причем, то один, то другой вид спорта становится чемпионом по химии. Еще недавно абсолютным чемпионом был велоспорт. Теперь — легкая атлетика. Разорят легкую атлетику — где-нибудь допинг всплывет в виде серии скандалов в другом месте. Считается, что все остальные виды спорта — они, как бы, на периферии химии. Но периодически возникают неприятности в шахматах, гимнастике, в конном спорте. А есть экзотика. Например, большие проблемы в Бельгии с допингованием гончих голубей. Почтовые гончие голуби — есть такой вид спорта. В Англии большие проблемы с допингованием лошадей и собак. Поэтому, скажем так, химия, допинг, — это большая проблема для всего спорта. И для человеческого, и для птичьего, и для животного.
А в шахматах-то он зачем?
Николай Дурманов: Когда мы говорим, что допинг есть везде, это не значит, что он там в плотной концентрации. Просто периодически возникают какие-то проблемы. Иногда эти проблемы касаются очень значимых, медийно раскрученных фигур. И тогда об этих проблемах узнает встревоженная болельщицкая общественность. А иногда это рядовые случаи. Кстати, о шахматах. Это тяжелый с точки зрения физических кондиций вид спорта, ничего удивительного.
А если говорить о самой низшей ступени — кто внизу таблицы?
Николай Дурманов: Понимаете, если бы прием спортсменами допинга базировался на какой-нибудь логике, знании, понимании, наверное, допинга было бы совсем мало. Потому что, строго говоря, он не очень-то и нужен, кроме неприятностей ничего не приносит. Но дело в том, что очень часто допинг становится такой ритуальной частью спорта. Спортсмены принимают какую-то там таблетку, или просят себе чего-нибудь налить в вену. Знаете как девушка, идя в магазин за картошкой, макияж наводит, или кто-нибудь перешагивает трещинки на асфальте, или кто-нибудь иконку вешает в машине. То есть, это такая ритуальная часть — для уверенности. Ну, а раз это ритуал, значит никакой логики, значит в любом виде спорта может появиться какой-нибудь встревоженный человек, который для уверенности что-нибудь да и применит. А потом и попадется. А потом все остальные будут разводить руками и говорить: «Господи! В этом-то виде спорта зачем допинг?» А все дело только вот в такой психологической конструкции.
Почему наших спортсменов дали проверять британцам? Нет ли в этом какой-то политической составляющей?
Николай Дурманов: Конечно, есть. Вся эта история вокруг так называемого русского допинга — сплошная политика. Никакой разницы между нами, американцами, англичанами по допинговому благополучию нет. Кстати, хорошей иллюстрацией этого служит ситуация в английском спорте. Там, кстати, если кто не знает, полыхает — пока еще на нижних этажах — грандиозный допинговый скандал. Вскрылись случаи, когда систематически целая серия английских врачей допинговала лучших спортсменов Англии. Министр спорта Ее Величества встревоженно говорит, что надо разобраться, BBC чего-то там передает, в газетах печатают — в желтых, в желтоватых, в оранжевых, в зеленых, в разных. И получается смешная ситуация. Нам сюда англичан прислали учить нас уму-разуму, а у них у самих в доме большое неблагополучие.
На каких основаниях могут запретить всем нашим спортсменам участвовать в Олимпиаде?
Николай Дурманов: Ну, пока это разговоры всего лишь на основе одной публикации в Spiegel. Хотя кто-то может сказать, что Spiegel — вполне респектабельное издание. Опыт последних нескольких лет говорит, что вся так называемая респектабельная западная пресса сильно пожелтела. Поэтому не исключено, что это всего лишь утка. И смысл этой утки — отвлечь нас от борьбы за наших легкоатлетов. Чтобы мы сказали: «Господи! Не выгнали бы нас всех вместе». Поэтому подождем немножко. Но с другой стороны, в этой ситуации, которую кроме как истерией назвать нельзя, все возможно. Потому что нашей так называемой допинговой проблемой, занимаются сейчас не спортивные функционеры, а политики, политтехнологи. Это часть информационной войны, поэтому все что угодно может произойти. Расчет только на то, что у функционеров МОК хватит инстинкта самосохранения. Потому что то, что сейчас происходит — это огромный риск для всего олимпийского движения. Это дискредитация всех принципов олимпийского движения.
Кто-то высказал мнение о том, что нас просто хотят подтолкнуть к тому, чтобы все спортсмены другие бойкотировали игры. Как вам такой вариант, чтобы мы сами, по собственной инициативе не участвовали в Олимпиаде?
Николай Дурманов: Судя по той беспардонности, наглости, грубости, с которой это все преподносится, не исключено, что нас просто провоцируют чтобы мы хлопнули дверями. Посудите сами, решение о недопуске наших легкоатлетов было принято по следам свежего доклада WADA о ситуации в российском спорте. И на первой страничке этого доклада написано, что из 3000 проб, которые были взяты у нас не нашей так называемой коррумпированной лабораторией, а англичанами, у нас три положительных случая. То есть, 0,1%. Это мировой рекорд по чистоте. Ни один вид спорта, ни одна страна сейчас не работает в режиме такой допинговой чистоты, как русские спортсмены. И на основании этого документа принимается абсолютно иезуитское решение о недопуске легкоатлетов. А где логика, дорогие ребята? Поэтому не исключено, что вся эта история — провокация, расчет на известную всему миру нашу азартность. Чтобы мы обиделись и громко хлопнули дверями. Ну, наверное, не дождутся.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории