16+
Пятница, 2 декабря 2016
  • BRENT $ 54.10 / ₽ 3453
  • RTS1050.21
24 июня 2016, 21:22 Политика

«Брекзит» как этап новой жизни

Европа может выдохнуть. Как это ни грустно для многих сторонников идеи единой Европы, Британия решила ее покинуть. Про негативные последствия, которые могут за этим последовать, сказано немало. Но есть же и другая сторона медали

Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images

Британия, находясь в составе ЕС, всегда претендовала на особую роль. Это и отказ от общей валюты, и отказ и от шенгенского соглашения, которое действует даже в соседней Ирландии, и торговые банановые войны с США, в которых Великобритания всегда поддерживала коммерческого противника Евросоюза. И многое, многое другое.

Как и в правовой системе, где классически принято противопоставлять британскую и континентальную модель правосудия, у британцев совершенно иное представление о том, как должен быть организован соцстрах, о том, как надо вести бизнес, какими должны быть отношения работников и работодателей. Недаром они упрямо продолжают ездить по левой стороне, тогда как все остальные ездят по правой.

Сейчас много говорят про усиление Германии из-за выхода Британии. Утверждение выглядит несколько спорным. Вес Германии в европейской политике и так уже велик. Куда ей усиляться дальше? Но вот наверняка куда более консолидированным станет условно-континентальное отношение к принципам построения общества — больше государственного патернализма и социализма и значительно меньше либерализма и сопротивления бюрократии. Хорошо это или плохо? Мнения тут могут быть разными…

Поэтому многие европейские политики — причем, именно те, кто еще вчера резко выступали против «Брекзита» — наверняка сегодня говорят себе: а может оно и к лучшему? Как говорится, умерла, так умерла… Тем более, что отношения всегда были тяжелыми, а обид накопилось немало.

Можно напомнить, что в 1992 году основные валюты ЕС, в том числе и фунт, имели привязку к так называемому ЭКЮ. И существовало соглашение между центробанками о том, чтобы поддерживать валюты, входящие в этот союз. Именно на этом тогда и заработал основную часть своего состояния Джордж Сорос. Он, вступил в сговор с хедж-фондами и начал ежедневные триллионные атаки на фунт, ежедневно покупая и продавая его и раскачивая рынок. Расчет основывался на фундаментальной слабости британской валюты.

Защищая фунт, европейские центробанки гасили эти волны. Но обходилось это все дороже и дороже. Фактически, речь шла о войне нервов — кто не выдержит первым. Не выдержали именно британцы. Девальвировали фунт. Они тогда почти ничего не потеряли. Коалиция Сороса заработала. А французы, немцы, голландцы, бельгийцы и все другие, кто защищал британскую финансовую систему, за эту девальвацию заплатили.

США в последнее время неоднократно высказывались против выхода Британии из ЕС. «Брекзит», якобы, положит конец «привилегированным отношениям США и Соединенного Королевства, сложившимся после Второй мировой войны». Причин называлось много, и все они верны. Но есть еще одна, возможно главная, которую Штаты скромно не упоминали. Это то, что Великобритания практически всегда выступала лоббистом американской точки зрения внутри ЕС. Что периодически вызывало немалое раздражение у политиков континентальных. И не только у политиков.

Почему большинство жителей проголосовало за выход? Несмотря ни на что, психология изоляционизма, свойственная британцам как островной цивилизации, ослабла за последнее время, она не исчезла совсем. Можно напомнить, что, когда строился Евротуннель, это вылилось в долгие согласования и правки проекта, значительно повысившие его стоимость. В транспортной системе тогда была устроена целая хитроумная комбинация, для того, чтобы зараженные бешенством лисы не проникли на остров с континента и не покусали своих сородичей. Любой психотерапевт наверняка легко установил бы, что «бешеные лисы» — это сублимация образа жителей континента. В первую очередь, французов, но и остальных тоже. Боязнь перед которыми передается на острове веками, со времен нормандского владычества, когда английский язык считался в Британии языком низкого сословия.

Если чуток поскрести среднего британца, особенно «простого английского парня», откроется, что в глубине душе он по-прежнему с недоверием относится к жителям континента. Причем, чем дальше те живут от пролива, тем меньше к ним доверия.
Французам и голландцам полностью доверять нельзя. Немцам доверять можно, но еще меньше. Что уж там говорить о чехах, поляках, румынах, литовцах и русских?! «Кстати, Литва — это где?», — как было на днях очень точно подмечено в шоу британского комика Джона Оливера. Причем, истина о том, что в каждой шутке есть доля шутки, подтверждается поисковыми запросами, зарегистрированными Google накануне референдума. Когда самым популярным вопросом к поисковику был: «Входит ли в состав ЕС Россия?».

Поэтому самое плохое, что сейчас может произойти, — это если политики постараются замылить вопрос о выходе и воспрепятствовать «Брекзиту», несмотря на волеизъявление более чем половины британцев. Чисто технически такая возможность существует. Но лучше уж не становиться «милым насильно». Ничего хорошего из этого не выйдет.

В конце концов, Британские острова — это скала в океане, рядом с континентом. И никуда она с этого места не сдвинется. Как никуда не денутся и отношения с ЕС. Будут по-прежнему продолжаться торговля и культурные обмены. Самолеты будут летать, а поезда «Евростар» все так же ездить под Ла-Маншем.

Той же половине бритов, которые голосовали против выхода, можно лишь посочувствовать и посоветовать запастись терпением. Кто знает, может быть когда-нибудь, нескоро конечно, Великобритания вернется в ЕС. И кто знает, может она вернется туда вместе с Россией?

Один мой знакомый говорил мне: «Мы, немцы, восхищаемся британцами и ненавидим их. Восхищаемся их восприятием жизни и чувством юмора, но ненавидим за то, что у нас никак не получается шутить так же. Даже если постараемся, получается натужно и тяжеловесно». Поэтому британцам, с детства знакомым с так называемыми natural jokes, остается лишь смириться с потерями при выходе из ЕС, или с попранным самолюбием, если вдруг парламент это их волеизъявление похоронит. И напевать песенку из Life of Brian Monthy Pyton'a, которую в финальных кадрах поют распятые на крестах. Ведь, согласно статистике, каждый пятый житель Королевства хочет, чтобы именно ее исполнили на его похоронах. «Всегда смотри на светлую сторону жизни» — Always Look On The Bright Side Of Life.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории