16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
29 июня 2016, 14:16 ПолитикаПерсоны

Константин Симонов: «Для Эрдогана признать свою неправоту — чудовищная катастрофа»

Путин и Эрдоган договорились о встрече. Телефонная беседа стала возможной после того, как президент Турции обратился в письме к главе РФ. Накануне в Стамбуле был совершен теракт, это стало одной из тем обсуждения политиков

Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган.
Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган. Фото: Mikhail Klimentyev/Reuters

UPDATE 14:16

Путин и Эрдоган договорились о личной встрече, сообщает Reuters со ссылкой источник в администрации президента Турции. Телефонный разговор между главами двух стран продолжался почти 45 минут.

Турецкие СМИ, ссылаясь на утечки из администрации Эрдогана, уже успели назвать переговоры продуктивными и позитивными. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал лишь, что подробности беседы будут преданы огласке чуть позже.

Этот телефонный разговор стал первым за семь месяцев. В последний раз лидеры двух стран общались в ноябре прошлого года на саммите «Большой двадцатки». Буквально через несколько дней после этого турецкий истребитель сбил российский бомбардировщик Су-24. Как заявлял Эрдоган, сразу после инцидента он пытался дозвониться до Путина, но тот не ответил.

Теперь переговоры состоялись про инициативе российской стороны. Это стало возможным после того, как Эрдоган обратился с письмом к Путину, в котором то ли извинился, то ли не извинился за сбитый Су-24. Споры об этом не утихают вторые сутки.

Президент России выразил главе Турции соболезнования в связи с терактом в Стамбуле. Это произошло в ходе их телефонной беседы. Переговоры в этом формате были анонсированы накануне. Подчеркивалось, что разговор состоится по инициативе Москвы. Накануне в аэропорту Стамбула произошел теракт. В результате нескольких взрывов погибли более 40 человек, среди них иностранцы: в частности, граждане Украины и Ирана. По данным CNN Turk, теракты могли совершить выходцы из других стран.

Среди более чем полутора сотен пострадавших есть россиянин, он получил ранение в ногу, угрозы для его жизни нет. Возможно, пострадали граждане Грузии.

Можно ли было извлечь из письма Эрдогана больше пользы? Этот вопрос Людмила Шаулина обсудила с политологом Константином Симоновым.

Турки вчера отступили по всем фронтам. Сначала зазвучали слова о том, что Анкара не будет платить компенсацию, хотя до этого такая готовность была объявлена на официальном уровне, потом пошли споры, кто, за что и перед кем извинялся. Создается ощущение, что в Москве слишком радостно отреагировали, что можно было спокойно принять сам факт письма, чтобы потом в случае чего сказать, извинился перед семьей, а мы большего и не требовали. Как вам кажется, к чему в итоге придут стороны?
Константин Симонов: Конечно, Москва восприняла эти извинения как победу, потому что логика отношений — может грубо, но назовем их пацанскими, когда, собственно, очень важно личное слово, а затем и личное дело, — вот то, что сделал Эрдоган в ноябре 2015 года, Путин, действительно, искренне воспринял как предательство, как удар в спину. И в данном плане это не были какие-то общие фразы, когда он об этом говорил. Естественно, в логике Путина, вот тот, кто сделает первый шаг навстречу, тот и будет выглядеть проигравшим в этой истории. Рано, не рано — можно обсуждать, и насколько искренни были извинения Турции, просто мы должны понять, что Эрдоган, в общем-то, по психотипу — политик, похожий на Путина, по психологии. И в этом плане для него извиниться и признать свою неправоту — это чудовищная катастрофа. То, что он прислал такое письмо, уже означает на самом деле, что ситуация развивается достаточно критическим образом для Турции — это факт. И то, что вчера произошло в Стамбуле, только подтверждает очень простую вещь: Эрдоган наломал кучу дров в своей внешней политике. Ясно совершенно, что не надо было играть в эти сирийские истории. Он реанимировал курдскую тему, опять возник призрак курдского сепаратизма внутри Турции, возникла тема возможного создания единого Курдистана. Он ошибся, на мой взгляд — и с конституционной реформой внутри, и окончательно, я думаю, его добил «Брекзит». Почему? Потому что «Брекзит» означает отказ Европы от принятия новых членов, это очевидно. После выхода Британии никакой Турции, никакой Украины там в помине не будет. И что в этой ситуации делать? В этой ситуации — да, он вынужден отступать, но психологически отступать ему очень тяжело. Поэтому я понимаю, что он направил телеграмму, когда российская сторона, естественно, об этом стала трубить, вот и тут начались истории, что, ну, мы не заплатим, зато компенсацию. Сейчас, на самом деле, мы видим, что Путин позвонил Эрдогану. Путин это воспринял как поражение Эрдогана и готовность решать вопросы с Путиным. Готов простить Эрдогану вот эту историю.
А во всей этой ситуации что стоит делать Москве, как правильно себя вести, чтобы извлечь максимум из нынешнего состояния?
Константин Симонов: Мне сейчас кажется, самый правильный подход заключался бы в следующем: мы бы приняли извинения турецкой стороны, показали бы, что мы все-таки заставили Турцию извиниться, и дальше постепенно начали бы разблокировать экономические отношения и вернулись бы к теме: бизнес как обычно. И это, кстати, был бы хороший сигнал для истории нас с Европой, потому что там от нас ждут каких-то действий, но мы тоже готовы какие-то вещи делать навстречу, и по «Минску-2», я думаю. И, кстати, риторически, вот смотрите, Путин на форуме заявил: мы согласны с тем, что США — единственная сверхдержава. Я думаю, что это тоже ему непросто дается. И вернуться к теме бизнеса — значит, показать пример европейцам: ребята, ну сколько можно заниматься этой ерундой, давайте уже вместе делать деньги, и только экономика нас может вытянуть из той политической пучины, в которую мы попали.

Как турецкие, так и американские спецслужбы заявляют о причастности к произошедшему запрещенной в России группировки «Исламское государство». Ответственность за атаку на себя пока не взял никто. Наблюдатели называют недавнее восстановление отношений Турции и Израиля и почти одновременное взятие Анкарой курса на нормализацию связей с Москвой одной из причин трагедии.

Сколько времени может занять подготовка такого теракта? Атака была совершенно не сложной и вполне может быть связана с внешней политикой, считает президент международной ассоциации ветеранов спецподразделений «Альфа» Сергей Гончаров: «Я не думаю, что это требовало каких-то особых усилий по времени, потому что в наличии имеются люди, так называемые шахиды-смертники. Как их ни называйте, они в любом случае есть. Приобрести оружие в Турции совершенно не проблема. И третье: наверное, та система безопасности и вообще вся система спецслужб в Турции, она у меня вызывает серьезные опасения, потому что за последнее время Турция стала страной, в которой теракты происходят постоянно. Конечно, этим отморозкам из ИГ не нравятся переговоры между Путиным и Эрдоганом, и они не хотят, чтобы Россия и Турция наладили свои отношения. Возможно, этот теракт и готовился, но я думаю, что это произошло в какой-то степени спонтанно, именно под ту проблему, которую мы с вами сейчас обсуждаем. Это даже не теракт, это террористическая атака. То есть забежали, постреляли, взорвали, взорвали сами себя. Я не вижу такой особой подготовки, которая бы требовала кропотливой работы, какого-то анализа, какой-то ситуации, когда надо было проникнуть, что-то изучить. Это был обыкновенный террористический налет».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории