16+
Воскресенье, 4 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
1 июля 2016, 09:30 ФинансыЦБ

ЦБ рассказал, как хочет защитить инвесторов

Новое предложение регулятора — три уровня классификации инвесторов. Как объяснил в интервью Business FM Сергей Швецов, рискованные активы смогут приобретать те инвесторы, активы которых превышают 6 млн рублей, либо которые обладают опытом работы на финансовых рынках

Фото: Первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Фото: Юрий Машков/ТАСС

Центробанк России предлагает новый подход к защите от непредвиденных убытков, для этого предусмотрены три уровня классификации инвесторов. Об этом говорится в докладе ЦБ.

Из проекта следует, что рискованные активы смогут покупать те инвесторы, активы которых превышают 6 млн рублей, либо есть опыт работы на финансовых рынках. Участники рынка обсудили некоторые детали проекта на Международном финансовом конгрессе в Петербурге. Все, что написано в докладе, — пока предложение Банка России, которое он хочет обсудить с рынком, рассказал в интервью Business FM первый зампред ЦБ Сергей Швецов.

Сергей Швецов: Доклад предназначен для консультации, соответственно, все, что написано в докладе — это то, что мы предложили некую целостную концепцию, которую хотим с рынком обсудить. И предметом обсуждения является не только структура системы защиты прав потребителей, но и калибровка этой системы, поэтому будет ли 6 млн, или будет какая-то цифра другая, будет зависеть от того, какой ответ мы получим от индустрии, и какие аргументы будут за другими предложениями, если они поступят.
Какие в таком случае будут оцениваться активы? Будет ли оцениваться, например, недвижимость?
Сергей Швецов: Нет. Речь идет именно о финансовых активах, которые, с одной стороны, легко проверяемы, с другой стороны, подтверждают уже присутствие физического лица на финансовом рынке. Вопрос не столь простой, потому что, кроме активов, можно оценивать и доходы домохозяйств, также есть пассивы у граждан, которые взяли ипотечные кредиты и какие-то другие займы в кредитных и микрофинансовых организациях. Поэтому желательно, конечно, оценивать благосостояние гражданина в целом. 6 млн именно финансовых активов — это некое упрощенное решение, которое сегодня уже используется и, возможно, будет использоваться дальше, если более комплексные и более сложные подходы окажутся не реализуемыми.
Такие граждане, которые окажутся не квалифицированными, у которых нет квалификации, к каким активам они будут иметь тогда доступ?
Сергей Швецов: Вы знаете, тут все-таки две оси. Мы не защищаем богатых граждан, поэтому если у человека нет квалификации, но есть большое количество денег, это не означает, что он будет ограничен в своих возможностях по инвестированию. Мы все-таки защищаем тот необходимый минимум, который есть у гражданина от использования этого минимума в рискованных стратегиях. И деление граждан на три категории по двум критериям — это одна ось — это знания и навыки, вторая ось — это активы, которыми он располагает, дает возможность как-то более разумно, с одной стороны, оградить граждан от рисков, а с другой стороны, не ограждать тех граждан, которые, действительно, имеют возможность в силу своего образования или благосостояния рисковать и зарабатывать большие доходы, принимая большие риски при правильном инвестировании. Если говорить о том, что нельзя будет гражданам, у которых, скажем так, нет ни знаний и ни благосостояний, то это обычный, минимальный набор финансовых продуктов, если мы не берем платежные какие-то продукты, то речь идет о банковских депозитах — они смогут продолжать пользоваться, банковские вклады они называются. Это страховые продукты, которые позволяют страховать риски в процессе жизнедеятельности, такие как гражданская ответственность, страхование имущества. Возможно, это какие-то виды займов, но мы все-таки будем пытаться создать систему, которая фиксирует соотношения долга и дохода физического лица, то есть не дает ему возможности занять слишком много, чтобы оказаться в долговой яме.
Чем вот новый проект отличается от того, что сейчас есть? Ведь сейчас и так инвесторам присваивают квалификацию. Если мы вспомним нашумевший случай с банком ТРАСТ, в котором вкладчики теперь пытаются доказать в суде, что им продали структурные ноты под видом депозитов, под видом вкладов. Им же тоже присваивали квалификацию каким-то образом. В чем защита, что будет новая какая-то градация, и эти же вкладчики будут защищены?
Сергей Швецов: Разделение инвесторов — это не единственная мера. Предполагается, что будет введено такое новое решение, как поведенческий надзор, то есть вместе с тем, как продается финансовый инструмент, вместе с тем, какие финансовые инструменты можно продавать тому или иному потребителю, будут установлены правила, а как эти инструменты продаются, то есть, какими словами сопровождаются, какие информационные материалы предоставляются. И новелла, которая изложена в нашем консультативном докладе, — это все-таки профилирование людей на три группы. И средняя, наверное, самая многочисленная группа, которая называется квалифицированные инвесторы, они не являются профессиональными, но они уже не являются не квалифицированными. Она, эта группа, будет подвергаться некоему анализу со стороны поставщиков финансовых услуг на выявление риск-профиля. И исходя из этого риск-профиля, человеку будет предлагаться определенный набор финансовых продуктов, который наибольшим образом соотноситься с его реальными потребностями. При этом для неквалифицированных инвесторов, если они будут пользоваться услугами финансовых консультантов или доверительных управляющих, будет также предусмотрен более широкий спектр финансовых инструментов.
Считаете ли вы, что это правило будет работать, не будут ли компании по-другому как-то пытаться предлагать рискованные продукты, например, сейчас есть ограничения у Forex-дилеров по тому плечу, которое они могут предлагать. Но нет никакой проблемы в том, чтобы зайти на сайт Forex-компаний, тут же открыть счет, теперь это плечо называется мультипликатором, и намного этот мультипликатор превышает те требования, которые есть у ЦБ, и клиенту даже не надо идти в офис этой компании, все это осуществляется дистанционно, просто, и правило, получается, не работает. Что поможет внедрить эти правила и заставит компании их использовать?
Сергей Швецов: Это очень правильный вопрос, может быть, своевременный вопрос, вопрос представления кросс-граничных сервисов, где у конкретного локального регулятора не всегда хватает полномочий обеспечивать должный уровень выполнения регуляторных правил. Этот вопрос мы подняли в международной организации, объединяющей регуляторов ценных бумаг. И мы надеемся, что в рамках этой организации будут разработаны правила взаимодействия регуляторов всех стран, чтобы компании с другой юрисдикцией, тем не менее, были под надзором и соблюдали те регуляторные нормы, которые присутствуют в той стране, где она продает хоть и в электронном виде, хоть и через границу, но продает свои услуги. Естественно, если регулирование будет легко обходиться, то эффективность этого регулирования будет крайне низкая, поэтому не только нам нужно обеспечить разумность тех норм, которые мы придумали, но и исполнение этих норм со стороны российских поставщиков и со стороны этих провайдеров, которые предоставляют услуги в электронном виде из офшорных юрисдикций.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории