16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
4 июля 2016, 06:07 ПолитикаПерсоны

Любил ли Павел Астахов чужих детей? Комментарий Георгия Бовта

На фоне несколько дней циркулировавших слухов уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов, наконец, подтвердил, что написал заявление об отставке и после отпуска покинет свой пост

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В уходе Астахова с должности, на которую его в 2009 году назначил президент Медведев, удивительно не то, что он это сделал, превратив сам уход в пиар-акцию, но то, что он так долго в этой должности пребывал. После очередного скандального высказывания омбудсмена, обращенного к подросткам, выжившим в трагедии на Сямозере, — «ну как поплавали», — на портале «Change.org» за несколько дней собрали десятки тысяч подписей за его отставку. Похоже, то, что с ней тянули, формально отложив до окончания отпуска, было продиктовано лишь тем, чтобы не действовать «под давлением», показав слабость по отношению к какой-то там общественности.

За время работы Астахов прославился целым рядом скандальных заявлений и сомнительных, с этической точки зрения, поступков. И про «сморщенных женщин», когда говорил о женитьбе на несовершеннолетней чеченке, и про ужасы родовспоможения в России, когда оправдывался, почему его жена рожала во Франции. И вот этим ставшим прощальным «ну как поплавали». В этом же ряду его позирование для глянцевого журнала на фоне виллы в Ницце, которую он, долгое время преуспевавший адвокат, то ли арендовал, то ли купил. Общественность его за это не возлюбила, но, в конце концов, пусть бы у него было хоть три виллы в Ницце. И можно было бы даже ему простить отдельные «соленые» шуточки, поскольку теперь, как говорится, в нашем правящем классе «так носят». Но дело в том, что Павел Астахов до момента своего назначения никак и ничем не проявил себя как радетель за интересы детей, сирот или родителей детей-инвалидов. Он не был никаким подвижником на этой стезе. А ведь таких в нашей стране много. И многие из этих людей, чьи имена у всех на слуху, имели куда больше моральных и формальных оснований занять должность «детского правозащитника». Но не заняли. В положении о «детском омбудсмене» вообще нет никаких критериев назначения на эту должность.

Астахов оказался на ней после успешной и громкой, поскольку вел многие резонансные дела, адвокатской практики, а также работы в роли ведущего ряда передач на радио и телевидении. До того, как мне лично известно, была попытка пристроить его «вождем» в одну непарламентскую партию. Но не удалось. А еще он в ноябре 2007 года возглавил движение «За Путина», но Путин не воспользовался услугой и тогда на третий срок не пошел.

В роли «детского омбудсмена» Павел Астахов был всегда первым со своей медийной реакцией там, где речь шла о защите прав детей-россиян за границей. Причем именно на Западе. Он рьяно защищал «закон Димы Яковлева». Именно с пафосом, как говорят в таких случаях, «первого ученика». Быстро реагировал и на резонансные события, происшествия с детьми, происходившими и в самой России. С «пиарошной» точки зрения, такое поведение в кругах «эффективных менеджеров» могло считаться удачным. Одна к системной работе, как того требует положение о детском омбудсмене, по обеспечению «независимого контроля за деятельностью органов государственной власти в части соблюдения ими прав и законных интересов несовершеннолетних» это имело мало отношения. Широкой публике ничего неизвестно, к примеру, о работе Астахова по расширению списка заболеваний, по которому детям надо оказывать государственную бесплатную медицинскую помощь, а не собирать деньги по СМС по телевидению. Он всегда выбирал такие темы, которые были выигрышны, с точки зрения его личного позиционирования на фоне детских проблем. К примеру, громко боролся с ювенальной юстицией и педофилией. Но предпочитал, к примеру, умалчивать о том, что в нашей стране каждый год гибнут в десятки раз больше детей, чем их погибло в Америке за все годы существования усыновления в эту страну. Но Астахова продолжала волновать, судя по его риторике, больше именно Америка. Не создалось впечатления, что он сильно преуспел в том, чтобы хотя бы ставить вопросы, не говоря уж о том, чтобы решать, о системных проблемах, связанных с детством, сиротством и детской инвалидностью и так далее.

Накануне своего ухода Павел Астахов сделал очередное громкое заявления, сказав, что он «солдат Путина». Как тот решит его судьбу, так и будет. За лояльность он, надо полагать, еще будет вознагражден. Однако на посту уполномоченного по правам ребенка нужен не солдат, хотя бы даже Путина, который уже давно не ребенок, а человек, радеющий за детей всем сердцем, а не за себя любимого на фоне детей.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории