16+
Воскресенье, 4 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
29 июля 2016, 20:06 Политика

Страсти по Алеппо. Почему гуманитарная операция России не устраивает Штаты

«Назовите хоть одно действие наших в Сирии, которое не сопровождалось бы критикой со стороны наших западных партнеров. И обратите внимание, что есть два вида критики: есть конструктивная и есть просто критика. Они занимаются просто критикой»

Фото: Muhammad Hamed/Reuters

Госсекретарь США Джон Керри заявил, что «глубоко обеспокоен» проведением российским Минобороны гуманитарной операции в сирийском Алеппо. Он заявил об этом находящемуся в Вашингтоне министру иностранных дел и международного сотрудничества ОАЭ.

Со схожим заявлением выступил и министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. Он призвал Россию работать совместно с ООН над организацией гуманитарного доступа в Алеппо и добиться от сирийского президента Башара Асада установления режима прекращения огня в Алеппо. Ситуацию комментирует профессор института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев.

С чем, по вашему мнению, связано выражение обеспокоенности со стороны американцев и европейцев, почему они так боятся российской гуманитарной операции в Алеппо?
Владимир Исаев: Видите ли, дело в том, что это меня отнюдь не удивляет. Меня удивило бы, если бы они этого беспокойства не выражали. Потому что любые наши действия в Сирии вызывают их обеспокоенность. Ну, а с чем связано? Дело в том, что в Алеппо ситуация близка к гуманитарной катастрофе. Ну, а то, что в результате инициатива опять оказалась на стороне России, естественно, вызывает то самое беспокойство, о котором только что мы с вами говорили.
В чем может заключаться уловка, как выразился Джон Керри, с нашей стороны?
Владимир Исаев: Вы понимаете, что с их точки зрения, как обычно, уловка может заключаться в том, что мы помимо боевиков, о которых мы договорились, это бывшая «Джебхад-ан-Нусра» и «Исламское государство», мы можем заодно обезоружить, а то и зачистить с помощью сирийцев, естественно, тех, кого они называют «умеренной оппозицией», потому что в Алеппо, в общем, части все эти достаточно сильно перемешаны.
Сообщается о том, что боевики в Алеппо окружены правительственными войсками, а для оставшихся еще мирных жителей в городе открыт гуманитарный коридор. Как отличить их друг от друга, мирных и не мирных?
Владимир Исаев: Дело в том, что это не задача наших ВКС и нашего контингента, который там находится. Это задача как раз сирийских специальных служб, которые уже могут отделить зерна от плевел. Потому что вы прекрасно понимаете, что нашим военным этим заниматься — просто они не могут, разве что могут предоставить какие-то данные, которые у них есть, чтобы сличить физиономию в паспорте с тем человеком, который идет. Но сирийцы, естественно, лучше разбираются, кто там из них дерется на стороне той же самой бывшей «Джебхад-ан-Нусры» или «Исламского государства», а кто является более менее умеренной оппозицией.
Если Алеппо или вернее то, что от него осталось, действительно, полностью перейдет под контроль сирийского правительства, как это может повилять на общую обстановку в стране?
Владимир Исаев: Это очень серьезно. После Пальмиры Алеппо является тоже символом. Это бывший индустриальный центр страны, и если он начнет возвращаться к мирной жизни, будут восстанавливаться предприятия, ну и то, чему соответствует понятие мирной жизни, то это будет просто пример для остальных жителей городов, по-прежнему находящихся под властью того же самого «Исламского государства». И тем самым они с большим удовольствием пойдут на сотрудничество и подпишут очередные соглашения об установлении перемирия, как это сделали уже почти 300 населенных пунктов в Сирии.
Насколько серьезна угроза Керри полностью прекратить сотрудничество Москвы и Вашингтона в Сирии, если Россия все-таки очистит Сирию от боевиков, неважно, умеренная это оппозиция или не умеренная, пусть и под видом гуманитарной операции?
Владимир Исаев: Дело в том, что такие угрозы мы неоднократно слышали и, в общем-то, честно говоря, особого сотрудничества по сей день, несмотря на все подписанные соглашения с США и с группировкой, которую они возглавляют, не осуществлялось. По-прежнему мы бомбим определенные районы, они бомбят, согласно своим сведениям, другие районы и часто ошибаются при этом, поскольку у них на земле нет соответствующих наводчиков, как это есть у наших ВКС в лице сирийской правительственной армии. И в общем, что значит прекратить полностью сотрудничество? Так или иначе, сотрудничать придется по той простой причине, что именно и США, и ООН введут в переговоры в Женеве по установлению какого-то относительного перемирия, ну и, естественно, сотрудничать в том плане, чтобы то оружие, которое поставляется теми же самыми западными странами тем, кого они называют умеренной оппозицией, оно не оказывалось бы в руках боевиков. Вот это очень серьезная проблема.
То есть, в данном случае Джон Керри больше создает информационного шума, чем российская сторона пытается увидеть?
Владимир Исаев: Это как обычно. Я еще раз хочу повторить, что назовите мне хоть одно действие наших в Сирии, которое не сопровождалось бы критикой со стороны наших западных партнеров, если их можно так назвать. И обратите внимание, что есть два вида критики: есть конструктивная и есть просто критика. Вот они занимаются просто критикой, потому что конструктивная критика — тогда подскажите, как надо это сделать. А мы им предлагаем, например, ну, назовите те районы, которые мы не должны бомбить. Ответа нет. Назовите районы, которые мы должны бомбить. Ответа нет. Ну, и как можно сотрудничать в этом плане.
Неконструктивная критика, пустые заявления — это часть их работы.
Владимир Исаев: Совершенно верно.

Как Business FM удалось узнать от людей, чьи родственники до сих проживают в Алеппо, в последние дни правительственные войска и их союзники развернули мощное наступление на анклавы, которые контролируют повстанцы.

Под правительственным контролем находится чуть меньше половины города, в основном центр. Но как говорят люди с места, этот контроль твердый, и гуманитарная обстановка в этой части города более благополучная.

А те районы, на которые развернуто наступление, в основном лишились инфраструктуры и крайне скудно снабжаются. Тем не менее, люди там продолжают жить. Причем, сейчас мало кто из них склонен покидать свои дома. Все, кто мог уехать, кому было куда и на что, уже ушли.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории