16+
Вторник, 6 декабря 2016
  • BRENT $ 54.67 / ₽ 3488
  • RTS1067.11
19 августа 2016, 10:55 Политика

Обзор инопрессы. Назад в СССР?

СССР не умер в 1991-м, полагает Маша Гессен в статье газеты The New York Times. Спустя 25 лет это стало как никогда очевидно

Защитники демократии на Манежной площади, август 1991 года.
Защитники демократии на Манежной площади, август 1991 года. Фото: Валерий Христофоров/ТАСС

День государственного флага отмечается в России 22 августа, напоминает Маша Гессен в рубрике «Мнения» газеты The New York Times. В иерархии российских праздников он стоит не высоко. Какой-нибудь иностранец, находящийся в России, вряд ли заметит, что в стране отмечается историческое событие, произошедшее четверть века назад.

18 августа 1991 года Михаил Горбачев, находившийся в Крыму, был помещен под домашний арест. На следующий день советские граждане проснулись с новостями об объявленном чрезвычайном положении. Однако за три дня государственный переворот провалился. Статуя главы секретной полиции Феликса Дзержинского была свергнута со своего пьедестала в центре столицы, а над зданием Верховного Совета взвился трехцветный российский флаг.

Двумя годами ранее народные движения свергли коммунистические правительства в ряде восточноевропейских стран — чаще всего мирным путем. В Чехословакии смена власти получила название «бархатной революции». Три дня августа российские интеллектуалы посчитали ее российской версией, которая покончила с Советским Союзом.

Однако эти дни не ознаменовали кончины СССР и не стали «бархатной революцией». 25 лет спустя это стало как никогда очевидно, полагает автор статьи. Борис Ельцин и его соратники, придя к власти, не посчитали нужным провести смену властных институтов, полагая, что демократия лучше установится естественным путем. Однако те сопротивлялись в течение десятилетия, чтобы в конце концов откатить страну назад.

Жертвами неудавшегося переворота августа 1991 года стали три человека. Памятная доска в их честь находится в жалком состоянии. Мало кто знает, что она вообще существует. В то же время статуя Дзержинского бережно сохраняется и подновляется в одном из парков центра Москвы, и даже идут разговоры о ее возвращении на прежнее место, заключает The New York Times.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории