16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 53.72 / ₽ 3402
  • RTS1098.47
6 сентября 2016, 18:25 Право

17 смертей в типографии — «это сумасшедшее стечение обстоятельств»

Останкинский суд Москвы арестовал директора типографии «Печатный экспресс» Сергея Москвина, обвиняемого в нарушение требований пожарной безопасности, которые привели к гибели 17 человек. Защита настаивала на домашнем аресте для бизнесмена, ссылаясь на то, что он признал вину и начал выплачивать компенсации потерпевшим

 Генеральный директор московской типографии ООО «Печатный экспресс» Сергей Москвин.
Генеральный директор московской типографии ООО «Печатный экспресс» Сергей Москвин. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

«Я признаю вину и очень сожалею. Это было сумасшедшее стечение обстоятельств», — доставленный под конвоем директор сгоревшей типографии на Алтуфьевском шоссе Сергей Москвин выглядел подавленным.

Накануне 48-летний предприниматель явился в Следственное управление СКР по Северо-Восточному округу столицы с повинной. Однако в суде его адвокат Елена Звездина заявила, что не разделяет позицию своего клиента. «Он считает себя ответственным за все, что произошло на предприятии. Это его принципиальная позиция, которая отличается от моей», — призналась она.

Обступившим ее репортерам юрист рассказала, что предприятие регулярно в течение 10 лет проверялось МЧС, и все предписания службы выполняло, о чем свидетельствует сработавшая сигнализация. «Поэтому говорить, что произошло умышленное преступление, нельзя. Произошел несчастный случай», — настаивала защитница.

Плата за смерть

Она пояснила, почему Сергей Москвин не сразу явился к следователям. По словам Звездиной, он решил хоть как-то загладить вред перед родственниками погибших и начал выплачивать им компенсации. Семьи трех погибших в огне москвичек уже получили от него деньги, сказала юрист, не став называть конкретные суммы. Компенсации обязательно получат и родственники погибших гражданок Узбекистана, пообещала она. «В розыск Москвин был объявлен 1 сентября. Два следующих рабочих дня он решал вопрос, кому оставить доверенность, чтобы продолжать выплаты родственникам потерпевших», — сказала Звездина.

Огонь в типографии ООО «Печатный экспресс» на Алтуфьевском шоссе вспыхнул около 8 утра 27 августа. Прибывшие пожарные обнаружили помещение, отрезанное огнем. Проломив стену, они нашли внутри 16 погибших. Одна девушка скончалась уже в больнице. Всего в здании находилось 32 человека. Следственное управление СКР по Северо-Восточному округу столицы по факту случившегося возбудило уголовное дело по части 3-й статьи 219 УК РФ (нарушении требований пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц). Она предусматривает наказание на срок до 7 лет заключения. Вину за случившееся следствие возложило на двоих: гендиректора ООО «Печатный экспресс» Сергея Москвина и главного инженера предприятия Антона Яцкова, ответственного за соблюдение требований пожарной безопасности. Оба к следователям не явились и были объявлены в федеральный розыск. 1 сентября фигурантам заочно предъявили обвинение.

Ходатайствуя об аресте обвиняемого, представитель следствия указал, что обвиняемому инкриминируется преступление, представляющее повышенную общественную опасность, за которое установлено наказание на срок свыше 3 лет.

«Находясь на свободе, он может оказать давление на свидетелей, чтобы склонить их изменить их показания, сокрыть и сфальсифицировать доказательства, которые еще не все выявлены и приобщены к материалам дела», — сказал сыщик. При этом он не преминул отметить, что с 1 по 5 сентября фигурант находился в розыске, а, следовательно, вновь может скрыться. Он просил поместить с предпринимателя в СИЗО до 27 октября, до конца расследования. Сам Сергей Москвин с подсказки адвоката попросил домашний арест. «Я мог бы увеличить компенсации, которые необходимо выплатить», — сказал задержанный.

«Человеческий фактор»

Его защитница поддержала просьбу и заявила, что, с юридической точки зрения, вина директора типографии отсутствует. Когда сработала пожарная сигнализация, на улицу смогли выйти даже старики. А вот молодые женщины-узбечки остались внутри.

«Почему 17 человек решили остаться в раздевалке и переодеться, мы не может ответить на этот вопрос», — сказала она. При этом защитница обратила внимание суда на то, что в самой раздевалке было три окна, из которых девушки могли выбраться на крышу — до нее было всего два метра. «Видимо, сработал человеческий фактор», — сделала вывод защитница.

Она просила суд дать Москвину возможность продолжать руководить предприятием, разрешив посещать работу с 9 утра до 6 вечера, а также пользоваться Интернетом.

«Во всем мире есть традиция помогать погорельцам. Но когда происходит трагедия на предприятии, то позиция государства — наказать, привлечь как можно строже и разорить предприятие», — выступала юрист. Она просила дать возможность типографии, которая до пожара была довольно успешным предприятием, и дальше работать, отметив, что до трагедии на нем трудилось более 100 человек, а «люди всегда получали достойную и регулярную зарплату».

Защитница заверила, что повлиять на ход расследования ее клиент уже не сможет, а самое главное по делу это пожаротехническая экспертиза, для которой уже были взяты все образцы.

Однако прокурор поддержала просьбу следствия. Она заявила, что следствие уже рассмотрело возможность домашнего ареста для Москвина, и отмела такую возможность из-за того, что он живет с женой. «С точки зрения закона, ограничивать его жену в использовании средств связи и Интернета недопустимо», — озвучила она свой аргумент.

Удалившись в совещательную комнату на 15 минут, судья Татьяна Соколова просьбу следствия удовлетворила, поместив обвиняемого в СИЗО.

А пока она была на решении, в зале суда разыгралась небольшая сцена между единственной приехавшей в суд потерпевшей и адвокатом задержанного. В ходе словесной перепалки выяснилось, что женщина два дня не знала, что ее сестра мертва, а потом несколько дней не могла определиться, какую компенсацию ей потребовать.

«Она несколько раз меняла свои требования. Сначала хотела квартиру сестры, но потом выяснилось, что это выморочное имущество, и это вопрос не к нам. Наконец, написала иск на 100 тысяч рублей», — рассказала Елена Звездина. По словам адвоката, женщина несколько лет не общалась с сестрой.

Однако та меркантильные интересы отрицала. «Мне не нужна квартира, мне нужна сестра. У вас что, споров с семьей не бывает? Да, не общались, но и вы, наверное, каждый день с родственниками не созваниваетесь», — заявила потерпевшая. Она заверила, что приехала посмотреть директору типографии в глаза.

Кстати, по мнению защиты, Сергей Москвин, действительно, стал жертвой обстоятельств. Дело в том, что пожар произошел, когда главный инженер, на которого были возложены функции ответственного за пожарную безопасности, находился в отпуске. И тогда Москвин своим приказом возложил всю ответственность на себя.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории