16+
Пятница, 2 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
14 октября 2016, 10:15 Политика
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Асад почувствовал запах Третьей мировой. Комментарий Георгия Бовта

По мнению сирийского лидера, сегодняшняя ситуация похожа на «холодную войну» в стадии развития. Эти и другие заявления Башар Асад сделал в интервью «Комсомольской правде»

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Президент Сирии Башар Асад дал интервью «Комсомольской правде». «Запах войны, которую вы описали как Третью мировую войну, чувствуется в воздухе, но это еще не прямое военное столкновение. Хотя оно имеет военную, террористическую и политическую составляющую. Сирия является лишь частью этой войны», — ответил Асад на вопрос журналистки.

Глава Сирии также обвинил США в создании запрещенного в России «Исламского государства», а Израиль — в поддержке исламистских (!) группировок. На Западе критика России за поддержку Асада продолжает нарастать. Накануне, 13 октября, в британском парламенте выступил глава МИД страны Борис Джонсон. По его словам, если российско-сирийские бомбардировки Алеппо продолжатся, Россия рискует стать «страной-изгоем». В ответ Москва назвала его высказывания «русофобской истерией».

Великобритания и Франция сейчас являются главными в ЕС «закоперщиками» инициативы введения против России новых санкций, на сей раз «за Сирию». Будто вспомнив «славное колониальное прошлое», когда в 1918 году в рамках «Соглашения Сайкса — Пико» эти две державы делили сферы влияния на Ближнем Востоке. Плоды того раздела, кстати, сейчас и аукаются войнами в общем-то искусственно созданных государствах типа Ирака и той же Сирии.

Новый пакет санкций, куда будет включена, прежде всего, очередная порция официальных лиц сирийского режима, а также, возможно, примерно дюжина россиян, должен быть готов или к понедельнику, когда пройдет совещание глав МИД стран Евросоюза, или к саммиту ЕС, который намечен на середину следующей недели. По данным из немецких дипломатических источников, большинство из 28 стран — членов Евросоюза склоняются к ужесточению санкций. Однако есть такие, вроде Венгрии, Греции и Словакии, кто противятся усилению давления на Москву. С ними, прежде всего, и предстоит мощная лоббистская работа, в том числе с подключением «старших товарищей» из Вашингтона. Идеи насчет того, что надо бы усилить поддержку тех восточноевропейских стран, где сильнее чувствуется влияние Москвы, в противовес такому влиянию, уже набирают популярность в Америке.

В недавних резких высказываниях главы британского МИД Бориса Джонсона уже прозвучал намек на возможность санкций в самой чувствительной для России сфере — нефтегазовой. В таком случае это уже будет напоминать антииранские санкции в самом жестком виде. То, что поводы, мягко говоря, не очень сопоставимы, заведшихся не на шутку европейских политиков мало смущает. В Иране речь все же шла о создании ядерного оружия и поддержке международного терроризма. В случае с Москвой речь идет о помощи правительственным войскам выбить исламистов из восточной части Алеппо. Москву при этом обвиняют в «неизбирательном применении силы», в результате чего гибнут мирные жители. Однако трудно отделаться от ощущения, что вокруг этого сопутствующего всякой войне печального обстоятельства в настоящий момент нагнетается действительно нечто, напоминающее истерию. На фоне полного отсутствия внятной альтернативной концепции мирного урегулирования у таких защитников сирийских оппозиционеров-исламистов, которые вряд ли, приди они к власти, принесут свободу и демократию наподобие британской или французской. А санкции сами по себе не «разрулят» никаких проблем, война в Сирии от них не рассосется. Как не растворятся в песках пустыни многочисленные террористические исламистские группировки, из которых в основном на слуху пока «Исламское государство» и также запрещенная «Джебхат ан-Нусра», коими список далеко не исчерпывается.

Живописующие «гуманитарную катастрофу в восточном Алеппо» обычно избегают конкретных цифр ее жертв. Их там тысячи? Десятки тысяч? Упоминают обычно лишь общую численность населения этой части города — 250 тысяч человек. Но это было до того, как там окопались исламисты, и это меньше минимум в два, а то и в три раза, чем в других частях города, которые контролируют правительственные войска и которые совсем даже не избирательно обстреливают джихадисты из восточной части. По данным самой сирийской оппозиции, за все время с начала наступления армии Асада на восточное Алеппо в начале сентября там погибли 370 человек гражданского населения. Сама же оппозиция признает жертвы среди населения других частей города — это примерно сотня, а в случае с Дамаском — более чем две сотни. Но если первое подается как «гуманитарная катастрофа», то второе попросту замалчивается.

Россия, в свою очередь, решила показать, что готова к компромиссам, но не готова вводить «бесполетную зону» над Алеппо, что слишком сильно бы уже напоминало ситуацию в Ливии перед свержением Каддафи. Москва объявила об организации гуманитарных коридоров для выхода из осажденной части города мирных жителей и даже боевиков с оружием. Российские подразделения готовы выступить гарантами доставки гуманитарной помощи в город. Казалось бы, эти действия почти или в значительной мере исчерпывают список «обеспокоенностей», предъявляемый Москве. Однако что-то подсказывают, что компромисс даже в таком виде могут не принять. И, даже если исламисты откажутся выходить по предоставленным российскими силами коридорам, то в этом опять будет «виновата» Москва. А все потому, что не дать Асаду при помощи Путина полностью овладеть Алеппо и добиться перелома в войне видится некоторым гораздо более важной задачей, чем обеспечение «гуманитарной составляющей». В политике так часто бывает: чем громче кричат о гуманизме, тем циничнее расчет, о котором умалчивают.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории