16+
Понедельник, 5 декабря 2016
  • BRENT $ 54.90 / ₽ 3503
  • RTS1069.10
17 октября 2016, 11:12 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Запад готов перейти от консультаций к конфронтации. Комментарий Георгия Бовта

На понедельник, 17 октября, назначены дополнительные консультации на уровне глав МИД ЕС — главная тема все же не антироссийские санкции, а сирийское урегулирование. Однако днем ранее в Лозанне дипломаты не смогли ни о чем договориться по сирийскому вопросу

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Западные лидеры обсудили в Лондоне введение санкций против Москвы и Дамаска за бомбардировки восточного Алеппо, где нет запрещенного в России «Исламского государства», но есть разрозненные группировки сирийской оппозиции и террористов. Как заявили главы дипломатии США и Британии, решение об экономических мерах может быть принято в течение нескольких дней. По словам главы Госдепартамента Джона Керри, Россия должна понять, что сирийский кризис не может закончиться без политического решения. Ситуацию комментирует Георгий Бовт.

Встреча в Лозанне в субботу прошла в расширенном составе. Помимо уже, кажется, надоевших друг другу Сергея Лаврова и Джона Керри в ней приняли участие главы МИД Турции, Саудовской Аравии, Ирана, Катара, Египта, Иордании и спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура. В итоговом кратком заявлении сказано лишь о необходимости продолжения контактов. Керри упомянул некие «новые идеи», которые якобы прозвучали, а МИД России подчеркнул приверженность всех участников принципу «сохранения Сирии в качестве целостного, независимого и светского государства, в котором будущее страны определят сами сирийцы в ходе инклюзивного политического диалога».

Когда в подобных случаях дипломаты говорят о «сохранении территориальной целостности» и надобности «чаще встречаться», это значит, что разногласия велики и перспективы их минимизировать пока не просматриваются. И когда в том же заявлении МИД России повторяется принципиальный тезис Москвы о необходимости «отмежевания отрядов «умеренной» оппозиции» от джихадистских группировок типа ИГ и также запрещенной «Джабхат ан-Нусры», то стоит напомнить, что как минимум за второй группировкой стоят определенные круги такого участника переговоров в Лозанне, как Саудовская Аравия. Она пока от своих ставок в Сирии, которые вряд ли выглядят как курс на сохранение там именно светского государства, а не создание ваххабитской копии саудовского режима, отказываться не собирается. За другими исламистскими группировками типа «Ахрар аш-Шам», которую Москва считает террористической, но пока согласилась не включать в список таковых применительно к Сирии, стоит Катар.

Теперь в Лондоне Керри обсудит Сирию с коллегами из Британии, Франции и Германии — возможно, с участием неких представителей Дамаска или сирийской оппозиции, но точно без представителей России. Это значит, что Запад готов перейти от консультаций с Москвой по сирийскому вопросу к конфронтации, ведь игнорирование непосредственного субъекта военных действий при выработке условий перемирия есть именно готовность к конфронтации. Быть может, в Лондоне поднимут вопрос и о новых антироссийских санкциях — «за Сирию» и бомбардировки Алеппо, где окопались исламисты.

Тем временем самостоятельную роль продолжает играть в Сирии Турция. При этом между Москвой и Анкарой, судя по всему, есть понимание недопустимости сползания к ситуации осени прошлого года, когда турки сбили российский Су-24. Наличие принципиальных разногласий по будущему Сирии пока не мешает разграничению зон активности военных двух стран так, чтобы они не пересекались.

Турцию больше беспокоит север страны, где курдам удалось добиться больших успехов в борьбе против «Исламского государства», и где Анкара не хотела бы, чтобы эти успехи консолидировались в некую курдскую квазигосударственную автономию. Отсюда — турецкое военное присутствие на севере страны, где части так называемой умеренной сирийской оппозиции действуют под «зонтиком» турецкой армии, оставаясь недоступными ни для сирийской, ни для российской авиации, если бы вторая захотела по этим силам вдруг ударить.

На днях под шумок бесплодных переговоров в Лозанне одна из группировок «Сирийской свободной армии» при турецкой поддержке отбила у ИГ город Дабик. Это едва ли не самая важная в психологическом и политическом плане победа последних недель. Город не имеет стратегического значения, но он имеет большое символическое и идеологическое значение для бойцов «Исламского госддарства». Неслучайно именно так называется их пропагандистский журнал. Именно под Дабиком, согласно одному из исламских пророчеств 1300-летней давности, должна состояться финальная битва между армией мусульман и «ордой неверных».

Идея мусульманского Армагеддона — важная часть идеологии исламистов, под которую вербуют новых боевиков по всему миру, убеждая, что от них будет зависеть «ход истории». Нет сомнения, что эта победа будет использована как Анкарой, так и «Свободной сирийской армией» для того, чтобы укрепить свои позиции на переговорах по сирийскому урегулированию и будущему государственному обустройству страны. Поэтому никогда не стоит забывать о важной истине: судьба любой войны в конечном счете решается все же не за столом переговоров, а на театре военных действий. Кто сильнее в этом театре, тот сильнее и за этим столом.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории