16+
Четверг, 8 декабря 2016
  • BRENT $ 53.38 / ₽ 3375
  • RTS1066.75
21 октября 2016, 12:01 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Ложная победа: к чему может привести взятие Мосула

Битва за иракский город продолжается. Станет ли его захват автоматической победой над «Исламским государством»?

Члены иракских сил безопасности празднуют освобождение села от боевиков «Исламского государства» к югу от Мосула.
Члены иракских сил безопасности празднуют освобождение села от боевиков «Исламского государства» к югу от Мосула. Фото: Thaier Al-Sudani/Reuters

Взятие Мосула будет обозначать полную победу над запрещенным в РФ «Исламским государством», заявил 20 октября президент Франции Франсуа Олланд. Есть и противоположная точка зрения: как сказал министр иностранных дел Ирака Ибрагим аль-Джафари, неверно утверждать, что взятие этого города автоматически обозначает победу над ИГ.

Почти молниеносный захват Мосула в июле 2014 года, когда его фактически без боя сдала иракская армия, стал первой крупной победой «Исламского государства» и заставил о нем говорить. Именно в Мосуле Абу-Бакр аль-Багдади, который возглавлял группировку уже четыре года, произнес с кафедры Великой мечети аль-Нури проповедь в честь Рамадана в качестве халифа, которым его провозгласили за несколько дней до этого. Согласно идеологии ИГ, халиф просто обязан завоевывать и владеть территорией, он не может скрываться в подполье и прятаться, как это делал когда-то лидер запрещенной в РФ «Аль-Каиды» Усама бен Ладен.

Именно захват Мосула и провозглашение халифата стали тем фактором, за счет которого ИГИЛ — скрывавшаяся в пустыне малоизвестная группировка, одна среди подобных — вдруг стала тысячами привлекать сторонников. Многие из них ехали из Америки, Европы и России. Теперь же ситуация прямо противоположна той, что была в 2014 году, говорит старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сотников.

Владимир СотниковВладимир Сотников ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН «Главарь ДАИШ (ИГ — Business FM) за несколько минут до начала решающего наступления скрылся в неизвестном направлении, за ним потянулись другие боевики ДАИШ, которые теперь в массовом количестве переходят на территорию Сирии. Живая сила-то остается, остается главарь, который не уничтожен. Второй момент, который тут очень принципиален, заключается в том, что есть еще Ракка, неофициальная столица ДАИШ, то есть это не означает конец «Исламского государства».

Действительно, даже если так называемого халифата не станет, те десятки тысяч сторонников ИГ должны куда-то податься, тем более что многие из приехавших из-за рубежа вернуться не могут: некоторые отказались от прежнего гражданства, другие опасаются преследования. Скорее всего, самый вероятный для них путь отступления — на восток, в Сирию, Ракку. О таком риске 20 октября говорил французский президент.

Существует и другой аспект — возможные беженцы. До войны в Мосуле проживало почти три миллиона жителей. Как среди них отличить сторонников ИГ от рядовых граждан, и будет ли этим заниматься основная наступающая на город ударная сила — курдская милиция пешмерга? Кроме того, иракская армия, воюющая под Мосулом, по некоторым данным, на самом деле в основном состоит из иранских шиитов, возможно, даже членов Корпуса стражей исламской революции (КСИР), считает военный эксперт Антон Мардасов.

Антон Мардасов военный эксперт «Этого добились сами американцы своим вторжением в Ирак. В составе шиитских формирований, которые допущены к операции и непосредственно вошли в состав вооруженных сил Ирака, скорее всего, есть подразделения КСИР и армейского спецназа. Что касается американцев, то их инструкторы, наводчики, артиллеристы располагаются как минимум в нескольких районах».

Когда в ответ на террористический акт 11 сентября 2001 года США начали в Афганистане операцию «Несокрушимая свобода», запрещенное в РФ движение «Талибан» очень быстро словно исчезло. Часть бойцов талибов ушла в горные районы и стала вести партизанскую борьбу, а часть растворилась среди местного населения. До сих пор периодически возникают опасения, что они могут вернуться к власти. То же самое может случиться и с «Исламским государством».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории