16+
Воскресенье, 4 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
21 октября 2016, 17:56 Общество

Развод через стену, или до чего доходит раздел имущества на Рублевке

После развода бывший муж перегородил бетонной стеной трехэтажный особняк, отделив свою половину. Как люди дошли до такой жизни? И почему бы просто не продать дом?

Фото: YAY/ТАСС

Маргарите Цвитненко сейчас 45 лет, ее бывшему мужу — 52. В браке они прожили почти 20 лет, у них двое детей. Шесть лет назад Сергей сказал, что уходит, и начались тяжбы.

Суд постановил разделить пополам между супругами трехэтажный особняк на Рублевке. Лестница на второй этаж оказалась на половине мужа, а бывшую жену суд обязал построить для своих комнат на втором этаже отдельную лестницу. Маргарита попросила отсрочку, объяснив, что денег на ремонт у нее нет. Но на днях, когда она завтракала с сыном, в доме появились строители и начали закладывать бетонными блоками проход на лестницу. На видеозаписи, которую Цвитненко передала «Комсомольской правде», видно, как женщина снимает происходящее, находясь по свою сторону стены, пока бетонные блоки поднимаются все выше и выше.

Маргарита Цвитненко жительница Рублевки «Есть определение суда, в котором у меня отсрочка по перепланировке дома до 7 марта 2017 года. Сергей Юрьевич об этом решении суда знает, однако он приехал в 11 утра 17 октября 2016 года и начал закладывать лестницу, проход на второй этаж и в цоколь».

Год назад Маргарита Цвитненко приходила в программу на «Первый канал» и рассказывала, что, когда они познакомились, у будущего мужа был только автомобиль «Москвич», она прописала его в квартире своего отца, и все, что потом нажили — нажили совместно. А это, например, пятиэтажный деловой центр в Хамовниках, на аренде в месяц зарабатывали около 180 тысяч долларов. В телесюжете Цвитненко ходила по огромному дому со своим 12-летним сыном — он инвалид детства — и описывала, как дом будут делить:

«У нас осталось две комнаты. Комнату Антона он отсудил себе. Но он сказал: «Мы же делим не 6 соток земли, а такой дом, причем тут? Были дети, у детей можно. Еще нарожаю. Какие проблемы?». Бассейн этот достался тоже моему бывшему мужу. «Если ты так любишь своего сына, то отказывайся от всего, оставляй бассейн и живите где хотите, в одной комнате и плавайте в бассейне». А кухня и все остальное достанется ему».

Юристы говорят, суды часто выносят решения, не заботясь о том, как люди будут пользоваться поделенным домом. Главное, чтобы соблюдалось правило сервитута, чтобы каждый мог попасть в свою половину или выйти на улицу. Наверное, супруги могли бы договориться о продаже, и купить себе новое жилье. Но многие люди готовы терпеть неудобства, лишь бы не уезжать с Рублевки, комментирует светская писательница Лена Ленина.

Лена Ленина светская писательница «Для многих людей жить на Рублевке — это принадлежать определенному соцклассу. Несмотря на то, что некоторые участки просто неприлично меньше, чем советские шесть соток, тем не менее, проще отказаться от многих благ в мире, чем от социального статуса. Помимо того, что разводящаяся женщина всегда теряет в социальном статусе, если она еще и уезжает с Рублевки, то она теряет еще и свой обычный круг общения. Если переехать куда-то в Бутово, в более комфортные жилищные условия, это не представляется возможным. Многие уцепляются зубами и когтями за любую возможность остаться».

Впрочем, в сравнении с громкими бракоразводными процессами — например, Рыболовлева или Потанина — когда речь шла о компенсациях в миллионы долларов, и даже о разделе бизнеса, бетонная стена выглядит как мелочи жизни. И даже как курьез, который супруги в итоге разрешат. Если не привыкнут жить, как и прежде, вместе, но через стенку.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории