16+
Среда, 7 декабря 2016
  • BRENT $ 53.64 / ₽ 3428
  • RTS1063.82
24 октября 2016, 19:49 ПравоКриминал

К обвинению няни-убийцы добавили статью о терроризме

Убившая четырехлетнюю девочку-инвалида няня из Узбекистана Гюльчехра Бобокулова предстала перед судом. Она признана невменяемой. Отправиться в колонию ей не грозит. Сегодня стало известно, что потерпевшие предъявили к ней иск на 6,5 млн рублей. Даже если суд взыщет деньги, решение будут неисполнимо

Гражданка Узбекистана Гюльчехра Бобокулова, подозреваемая в жестоком убийстве ребенка.
Гражданка Узбекистана Гюльчехра Бобокулова, подозреваемая в жестоком убийстве ребенка. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Хорошевский суд Москвы сегодня приступил к рассмотрению уголовного дела 38-летней гражданки Узбекистана Гюльчехре Бобокуловой. Убившую четырехлетнюю девочку-инвалида женщину прокуратура просит направить на принудительное лечение в психиатрический стационар.

Несмотря на то, что переводчик с таджикского языка (Бобокулова, хоть и является гражданкой Узбекистана, — по национальности таджичка) уверяла, что подсудимая «нормально реагирует и понимает, когда к ней обращаются с вопросами», в суде Гюльчехра Бобокулова казалась заторможенной.

Доставленная на процесс женщина в синей дутой куртке и малиновой юбке с трудом поспевала за конвоирами. За время следствия она сильно располнела и совсем не напоминала задержанную, которая во время ареста передавала всем приветы и говорила, что убить ребенка ей «приказал Аллах».

Довольно сбивчиво подсудимая назвала место прописки: поселок Новобат Самаркандского сельского района Узбекистана. Сказала, что до задержания была трудоустроена: «работала на дому» и имеет троих детей. Лишь один из них несовершеннолетний — 2000 года рождения. На вопрос о семейном положении ответила: «Замужем».

Потерпевшие — родители погибшей девочки, которыми были признаны супруги Екатерина и Владимир Мещеряковы из Орловской области, — расположились на первом ряду. Рядом с ними место заняла Светлана Скачкова — хозяйка квартиры, которую сожгла после убийства Гюльчехра Бобокулова. Ее также признали по делу потерпевшей.

Пожар от лампады

Поскольку проведенная на следствии экспертиза констатировала наличие у Бобокуловой серьезного психического заболевания, прокурор зачитала не обвинительное заключение, а постановление о применении к подсудимой мер медицинского характера. В нем обвинение просило направить Бобокулову на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением. Впрочем, ни результаты экспертизы, ни диагноз не прозвучали. Вместо этого гособвинитель зачитала фабулу уголовного дела, в котором было изложено то, что натворила фигурантка в невменяемом состоянии.

Из него следовало, что трагедия произошла рано утром 29 февраля на улице Народного Ополчения в Москве. В начале десятого утра, дождавшись, пока родители девочки отправятся на работу, 38-летняя Гюльчехра Бобокулова зашла в комнату свой воспитанницы — 4-летней Насти, которая страдала ДЦП. С помощью «неустановленного предмета» она задушила ребенка, сказала гособвинитель. Затем она взяла на кухне нож и отрезала девочке голову, а квартиру подожгла с помощью лампады, взятой из комнаты родителей Насти. Бобокулова отправилась к метро «Октябрьское поле», забрав с собой голову, где принялась размахивать ею и кричать «Аллах акбар!». Полицейским няня угрожала себя взорвать, если к ней приблизятся. «Эти угрозы воспринимались окружающими гражданами и сотрудниками полиции реально, так как в руках Бобокулова держала голову ребенка», — сказала прокурор. По ее словам, была вызвана дежурная инженерно-саперная группа полиции. Няню задержали лишь в 11 часов 52 минуты у южного входа станции метро. При ней бомбы не нашли.

Уничтоженное добро

Стоит отметить, что после задержания Бобокулова не отрицала содеянного. Когда ее арестовывали, няня заявила, что убить ребенка ей «приказал Аллах» . Потерпевшие оценили причиненный им материальный ущерб в довольно круглые суммы. Довольно долго прокурор перечисляла имущество семьи Мещеряковых, которое сгорело во время пожара: бытовую технику, два телевизора стоимостью 50 тысяч рублей каждый, ортопедическую мебель, горнолыжное оборудование (только один из горнолыжных костюмов, если верить потерпевшим, стоил 95 тысяч рублей), оборудование для дайвинга, иконы, елочные игрушки, посуду и книги. Включены были и продукты питания стоимостью в 50 тысяч рублей. Всего семья погибшей девочки оценила потери в 5 млн 57 тысяч рублей. Даже владелица хозяйка квартиры Светлана Скачкова и та указала гораздо более скромную сумму — 1 млн 483 тысячи рублей. Сюда вошли расходы на ремонт квартиры и сгоревшая мебель.

Действия Бобокуловой следователи квалифицировали по трем статьям УК: убийство малолетнего, а также умышленное уничтожение чужого имущества и заведомо ложное сообщение об акте терроризма (п. «в», ч. 2 ст. 105, ч.2 ст. 167 УК РФ и ч.1 ст. 207 УК РФ). Стоит отметить, что две последние статьи появились сравнительно недавно. Об этом стало известно только в суде.

Выслушав прокурора, Гюльчехра Бобокулова сообщила, что обвинение ей понятно, но показания она даст позже. О том, признает ли она вину, фигурантку так и не спросили. Впрочем, позже переводчица сообщила журналистам, что женщина не отрицает содеянного. На время допроса потерпевших журналистов попросили выйти из зала.

После окончания слушания законный представитель Бобокуловой Александр Говердовский сообщил Business FM, что в рамках уголовного дела потерпевшие предъявили к подсудимой иски на общую сумму в 6,5 млн рублей. Впрочем, совершенно неясно, где Бобокулова сможет взять такие деньги. Поэтому, даже если суд их удовлетворит, решение будет неисполнимо. Прозвучавшие в начале следования заявления о том, что у няни могли быть подстрекатели и соучастники, так и не подтвердились. «По крайней мере, я ничего об этом не знаю», — сказал юрист.

Что ждет Бобокулову?

Управляющий партнера адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов отмечает, что происходящее с Бобокуловой «формально не является уголовным процессом, который ждет обыватель, посмотревший соответствующее ток-шоу по телевизору». Юрист отметил, что только за убийство малолетней Бобокуловой грозило от 8 до 20 лет, однако попасть в колонию ей не грозит.

«Бобокулова, увы, не будет подвергнута наказанию в его юридическом понимании, то есть некой мере государственного принуждения, назначаемой по приговору суда. В статье 19 УК РФ прямо указано, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, а по поводу Бобокуловой иллюзий о ее вменяемости нет, — отмечает юрист. — Иными словами, увы, она не подлежит уголовной ответственности как лицо, которое во время совершения преступления находилось в состоянии невменяемости вследствие хронического психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики». По словам юриста, Гюльчехре Бобокуловой не вынесут приговор. Ее направят на принудительное лечение в психиатрической стационар. Там ее не только будут лечить, но и следить, чтобы она не сбежала. «Целями применения принудительных мер медицинского характера являются, прежде всего, излечение или улучшение психического состояния, а также предупреждение совершения преступлений, а не наказание вышеуказанных лиц», — подчеркнул юрист.

Стоит отметить, что болезнь у женщины возникла не внезапно. Вскоре после задержания няни-убийцы выяснилось, что она состояла на учете на родине, в самаркандском областном психоневрологическом диспансере с 2003 года с диагнозом «шизофрения».

Психиатр-криминалист, бывший руководитель центра специальных исследований МВД Михаил Виноградов говорит, что Бобокулову будут усиленно лечить год или два. «Лечение может продолжаться год или два в зависимости от тяжести болезни, прежде чем Бобокулову снова подвергнут медицинскому освидетельствованию», — сказал он. Не исключено, что лечение пациентки продлится на годы, но ее также могут попросить перевести и на амбулаторное лечение. Для этого требуется решение суда. «В этом случает психиатры должны дать заключение, что человек лечится, бредовые расстройства погашены, и он может быть отпущен под наблюдение родных с участием районного психиатра», — сказал Виноградов.

Процесс продолжится 1 ноября допросом свидетелей. Их в деле насчитывается около трех десятков человек.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории