16+
Воскресенье, 4 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
29 октября 2016, 13:00 ПолитикаКонфликты

«ИГИЛ не принимает участие в битве за Алеппо»

Журналист Федерального агентства новостей Кирилл Оттер в интервью Business FM рассказал об обстановке в осажденном Алеппо, а именно о соотношении сил по разные стороны баррикад

Фото: Ammar Abdulla/Reuters

Попытка прорыва блокады Алеппо. В ночь с четверга на пятницу группировки оппозиции, заблокированные в восточной части города, начали пытаться прорвать блокаду Алеппо. Эта информация была официально подтверждена в пятницу начальником главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России генералом-лейтенантом Сергеем Рудским.

Кто именно и зачем начал наступление и какова общая обстановка в городе, рассказал находящийся в Алеппо журналист Федерального агентства новостей Кирилл Оттер. С ним беседовала корреспондент Business FM Елена Марчукова.

Если я правильно понимаю, вы хотели сделать какие-то уточнения по поводу возможностей мирных жителей перемещаться между секторами Алеппо?

Кирилл Оттер: Да, совершенно верно. Я хотел сделать уточнения по поводу моего предыдущего интервью, которое я давал Business FM. Это информация о возможности, о проникновении из западных районов в восточные, а также из восточного в западное. Я специально уточнил. Выяснилось следующее. Эту историю мне рассказали примерно 2-2,5 недели назад сирийские бойцы из дамаскского спецназа. Я у них еще раз уточнил, какова ситуация с циркуляцией между районами. И оказалось, что ныне из западных районов в восточные, тем более из восточных в западные, конечно, попасть уже нельзя, потому что это крайне и крайне опасно. Ситуация с проводом вооружения действительно имела место два месяца назад, и сирийская армия, сирийская полиция, служба безопасности «Муххабаратом» сделали по этому поводу определенные выводы и по возможности перекрыли эти пути. Если сейчас туда что-то и попадает, то это, конечно, в десятки раз меньше, и провозятся эти объемы уже не в каких-то автомобилях, а провозятся буквально под полами одежды. Основные боевые действия перекочевали на северо-восток и на юго-запад. Если буквально еще вчера-позавчера самой горячей точкой были северо-восточные районы, где исламистам противостоят в основном республиканская гвардия и палестинская добровольческая бригада «Аль-Кудс», то вчера поздним-поздним вечером велись очень активные бои на юго-западном направлении в районе кварталов 1070 и 3000. Там большие бетонные монолитные здания, в которых террористы чувствуют себя как дома, и бои там шли не то что за каждый дом, а буквально за каждый этаж, и как-то повлиять на исламистов у республиканской гвардии и у «Хезболлы» не удалось. Поэтому было принято решение взять район «в котел». Это было, разумеется, исламистами тут же замечено, и после удачного наступления «Хезболлы» они пошли в контратаку. Причем контратака пошла сразу с нескольких направлений. Основной ее целью было снова попробовать пересечь трассу, которая огибает Алеппо с юга, юго-запада и выйти на важные стратегические высоты в районе военных училищ, и, ну конечно, попробовать поддержать группу исламистов, которая находится в квартале 1070.

Что говорят военные? Ожидают ли, что попытка прорыва повториться?

Кирилл Оттер: Да, есть все основания полагать, что попытка прорыва действительно сегодня повторится при поддержке сил, которые придут из провинции Идлиб, и, судя по разнообразным пабликам в Интернете, наступление совершается не без турецкой поддержки.

Ранее вы говорили, что вооруженные люди в восточной части города — это такая своего рода милиция местная, которая ограничивается охраной своих кварталов. Боевики, которых, по вашим оценкам, тогда было 2000-2500 человек, их вот не так много по сравнению с крупной группировкой правительственных сил и «Хезболлы». Как такому небольшому числу удается долго удерживать восточный сектор под своим контролем?

Кирилл Оттер: С оружием у боевиков, которые долгое время снабжались с турецкой стороны, все в порядке. Единственное, что у них сейчас, в течение последних полутора месяцев, возникли большие проблемы с боекомплектом, боеприпасами. Надо просто понимать инфраструктуру восточных районов, которые прилегают к центру. Это старая застройка, это узкие улочки, это узкие переулки. Российская авиация практически не наносит удары по восточному Алеппо. Было нанесено две недели назад где-то, я не знаю, один или два их, и то по тем районам, где уже жилого фонда практически не осталось. Эта плотная застройка не дает возможности развивать какие-то серьезные тактические успехи. Стоит правительственным войскам войти в какой-то квартал и начать отбивать какой-то дом, как боевики резко перемещаются по переулкам, чуть ли не в тыл или буквально во фланг правительственным силам, и им приходится принимать удар уже с нового направления. На наших глазах в районе Бустан аль-Каср бой за один-единственный дом, стоявший на большом перекрестке, шел чуть больше двух суток. В итоге, когда его заняли правительственные войска, боевики нанесли по нему удары из самодельных ракетных установок и дом буквально сложился, похоронив под собой двух или трех бойцов республиканской гвардии.

То, что касается состава этих боевиков, эти боевики, они кто? Это только Ахрар аш-Шам? Или кто-то еще? «Ахрар аш-Шам» ведь практически открыто поддерживается турками. Есть ли попытки снять блокаду извне?

Кирилл Оттер: В данный момент в восточных районах присутствует в основном «Джабхат ан-Нусра», «Нуредди аз-Зенки» и немножечко «Ахрар аш-Шам». Они успели поссориться с «Джабхат ан-Нусра». И вот, когда только-только начинался режим гуманитарной паузы, порядка 150 боевиков «Ахрар аш-Шама», предварительно договорившись с сирийским «Муххабаратом», выехали из этих районов, на заранее подготовленных автобусах, то ли в Турцию, то ли в провинцию Идлиб. Что касается юго-западных районов, там присутствует огромное количество группировок и батальонов, сформированных преимущественно по этническому принципу, это в основном туркоманские части. По той информации, которой располагаем мы, большинство этих группировок поддерживаются Турцией буквально напрямую. Совсем недавно нам в руки попали документы, с тела одного из убитых боевиков «Джабхат ан-Нусры». В этих документах подробно расписано куда, какой бригаде, сколько нужно поставить пикапов, с установленными на них крупнокалиберными пулеметами, какая группировка отвечает за какой сектор...
Вот эта группа осажденных, они имеют отношение к запрещенному в России «Исламскому государству»?
Кирилл Оттер: Непосредственно к ИГ группировка «Джабхат ан-Нусра» отношение если и имеет, то, в общем и целом, весьма косвенное. ИГИЛ в битве за сам город участие не принимает. И в этом контексте, я, честно признаться, не уверен, что взаимосвязь между «Джабхат ан-Нусрой» и «Исламским государством», что эта взаимосвязь в данный конкретный момент присутствует.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории