16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
1 ноября 2016, 09:07 Право

Хищение в летном отряде «Россия»: к кондиционерам добавили двигатели

Отсутствие надлежащей медпомощи и ужасные условия в СИЗО: такие доводы приводили фигуранты дела о хищении 33 млн рублей у специального отряда, который обслуживает высших должностных лиц государства, включая президента. Суд не принял их, продлив срок нахождения в СИЗО и домашнего ареста

Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Глава «Специального летного отряда «Россия», обслуживающего высших лиц государства, Ярослав Одинцев останется под домашним арестом до 6 февраля 2017 года. Такое решение принял 31 октября поздно вечером Басманный суд Москвы. Еще пятерым фигурантам дела был продлен срок нахождения в СИЗО, а одной обвиняемой — под домашним арестом. Довод о «страшных условиях в изоляторах» не помог.

Кроме того, в понедельник выяснилось, что на днях фигурантам предъявили обвинение в новой редакции. Им инкриминировали еще один эпизод, который увеличил сумму вменяемого ущерба почти до 33 млн рублей.

Ходатайство Следственного комитета России (СКР) о продлении срока домашнего ареста Ярославу Одинцеву, назначенное на половину одиннадцатого утра, начали слушать в восемь часов вечера, когда суд закрыл уже официально двери для посетителей. Вместе с ним судья Елена Ленская в том же заседании рассмотрела вопрос о продлении меры пресечения еще шестерым обвиняемых. Пятерых из них — ведущего инженера СЛО Сергея Чернухина, акционера ЗАО «Авиаприбор-Сервис» Алексея Меницкого, исполнявшего должность гендиректора этой компании Игоря Щетинина, а также двух его заместителей Владимира Латышева и Юлию Бубнову — просили оставить в СИЗО до 10 февраля 2017 года. Еще одной фигурантке — члену конкурсной комиссии СЛО Елене Шестаковой, признавшей вину, следователи предложили сохранить домашний арест на аналогичный срок. ЗАО «Авиаприбор-Сервис» — подрядная организация, выигравшая конкурсы на оказание работ для СЛО «Россия».

Новый эпизод

Всего по уголовному делу, которое было возбуждено 10 марта этого года по статье «мошенничество в особо крупном размере» (ч.4 ст. 159 УК РФ). проходят 11 человек. Семеро из них были заключены под сражу в начале весны, а трое — под домашний арест. Последний, 11-й фигурант дела Ярослав Одинцев был отправлен под домашний арест 6 сентября. Ему вменяется злоупотребление должностными полномочиями» (часть 1-я статьи 285 УК РФ), а остальным — мошенничество. По версии следствия, фигуранты дела намеренно завысили стоимость работ по замене системы кондиционирования для самолетов «Ту-204», «Ту-2142» и «Ил-96», похитив 16,1 млн рублей. Второй эпизод касается реализации еще одного госконтракта — по замене двигателей на самолетах. Он появился в деле лишь недавно. Как сообщил Business FM защитник одного из фигурантов, в этом случае следствие настаивает на хищении 16,7 млн рублей. Таким образом общая сумма предполагаемого ущерба составила почти 33 млн рублей.

Впрочем, защитники большинства фигурантов утверждают, что никакого хищения не было, а сами госконтракты были реализованы лишь на днях — в октябре 2016 года. До тех пор невозможно было определить реальную стоимость работ. В руководстве СЛО также заявили, что «никакого финансового ущерба бюджету РФ» не было нанесено.

На заседании Басманного суда следователь СКР Сергей Жигулин приводил стандартные доводы о том, что оснований для освобождения обвиняемых нет. «Находясь на свободе, они могут склонить свидетелей к отказу показаний и даче заведомо ложных показаний, могут скрыться от следствия и суда», — утверждал он. Жигулин сообщил, что срок следствия по делу продлен до 10 марта 2017 года, и не все следственные действия пока выполнены.

«Театр абсурда»

Впрочем, адвокаты обвиняемых и сами фигуранты утверждали, что это совсем не так. «Я не открою Америку, сказав, что большинство доказательств по делу уже собрано», — привел контраргумент защитник Сергея Чернухина. Он и его коллеги утверждали, что доводы следствия голословны, как и оперативные справки о том, что фигуранты могут скрыться или же помешать сбору доказательств. Защитники пятерых находящихся в СИЗО подследственных просили перевести их подзащитных под домашний арест или освободить под залог. При этом они не называли конкретных сумм, оставляя размер залога на усмотрение суда.

Сами подсудимые были немногословны. Они практически не высказались о сути обвинения. «Доводы я уже ранее приводил на трех заседаниях. На четвертом это будет уже скучно, — объяснил нежелание говорить о сути дела Игорь Щетинин. Впрочем, он отметил, что обвинение ему «непонятно, противоречиво и не отражает ход событий».

Арестованный пожаловался, что в СИЗО «Матросская тишина» существует формальная система медицинского обслуживания. «Формально она есть, а на деле ее нет. У меня сахарный диабет, а реакции никакой. А ведь заболевание может зайти на такую стадию когда болезнь станет необратима!» — возмутился подсудимый, назвав происходящее «театром абсурда». Он отметил, что УЗИ внутренних органов в СИЗО проводят всего лишь раз в год. Это в изоляторе объясняют тем, что техника есть, а специалиста, способного сделать обследование, нет. «Там проблема даже сдать анализ крови и мочи. А так у них все нормально. Дали справку, что я еще не умер», — с иронией прокомментировал Щетинин заключение врачей. В справке из изолятора говорилось, что он может принимать участие в судебно-следственных действиях.

Другая фигурантка — Юлия Бубнова — утверждала, что за несколько месяцев содержания под стражей ее лишь раз вывезли из изолятора на следственные действия. «В СИЗО происходят ужасные вещи: кругом туберкулез, гепатит и ВИЧ. Арестованным не хватает места, им приходится спать под лавками. Нам постоянно делают исследования грудной клетки. Когда приходит какая-то проверка, нам просто закрывают рот. Если попросить принести родственников передать таблетки, то за это могут настучать по голове», — посетовала обвиняемая. Она добавила, что, наверное, уже выйдет из СИЗО больным человеком. «Если выйду», — добавила Бубнова.

А вот находящуюся под домашним арестом Елену Шестакову, члена конкурсной комиссии СЛО, адвокат просила отпустить под залог. «Шестакова признает вину и подтверждает факт фальсификации конкурса. Но следствие это совершенно не учитывает», — возмутилась юрист. Если же суд на это не пойдет, адвокат просила увеличить срок ежедневных прогулок обвиняемой до трех часов, а также территорию, на которой та могла бы гулять со своими двумя детьми.

Разрешение на досмотр ячейки

Главный фигурант дела был краток. «Я возражаю», — только и сказал Ярослав Одинцев на просьбу следствия. Адвокат Олег Тимофеев акцентировал внимание суда на том, что его подзащитный был последним привлечен к уголовной ответственности.

«Основное дело было возбуждено еще 10 марта 2016 года. Одинцев знал, что привлечены сотрудники СЛО «Россия». Тем не менее, он не скрылся от следствия. Это подтверждает, что он не намерен скрываться впредь и оказывать давление», — отметил адвокат. Он добавил, что его подзащитный не препятствовал проведению следственных действий и, когда возникла необходимость осмотреть его банковскую ячейку, не стал возражать.

Впрочем, прокурор Ирина Айнетдинова из Генпрокуратуры поддержала ходатайства СКР, и в итоге суд оставил Ярослава Одинцева под домашним арестом до 6 февраля, а пятерых заключенных в СИЗО фигурантов — до 10 февраля 2017 года. В дополнительном времени прогулок признавшей вину фигурантке отказали. Срок домашнего ареста Елене Шестаковой суд также продлил до 10 февраля.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории