16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
1 ноября 2016, 19:06 ПолитикаКонфликты

Внезапное вторжение: турецкие танки у границ Ирака

Турция стягивает танки и другую военную технику к иракским границам. Власти страны говорят, что исходят из соображений безопасности: возможная угроза для Турции в связи с операцией по освобождению Мосула. Однако Ирак выступает против таких действий

Фото: Alaa Al-Marjani/Reuters

Турция стягивает бронетехнику на границу с Ираком. Об этом сообщил турецкий телеканал CNN Türk. Ранее турецкий МИД не исключил возможности проведения наземной операции против террористов на севере Ирака в случае возникновения угрозы для Турции. Заявлялось, что Анкара пойдет на любые меры, чтобы предотвратить убийства суннитов в Мосуле на севере Ирака. Однако против участия Турции во взятии Мосула выступают власти Ирака — они опасаются, что, взяв Мосул, турки не уйдут оттуда никогда. Накануне в город вошли иракские военные. Они уже захватили там здание иракского государственного телевидения, сообщило агентство Reuters.

Перспективы участия Турции во взятии Мосула Business FM обсудила со старшим преподавателем департамента политической науки Высшей школы экономики Леонидом Исаевым.

Леонид Исаев: По хорошему счету Турция уже участвует во взятии Мосула, потому что турецкие войска на территории Ирака существуют. Мы помним, что турки ввели свои танки еще в декабре прошлого года для участия в учениях, турецкие специалисты давным-давно находятся в Ираке. Поэтому де-факто она там участвует, вопрос лишь в том, что это пока не оформлено никак с правовой точки зрения. Но для Турции очень важно, конечно, принимать участие в борьбе против «Исламского государства» в Ираке, потому что, понимаете, сейчас на Ближнем Востоке сложилась такая ситуация, когда фактически действует право сильного. Мы же понимаем, что Багдад не в состоянии контролировать территорию всего Ирака, это очевидно, поэтому тот, кто на этой территории обосновался, тому эта территория по хорошему-то счету и принадлежит. Поэтому для турок важно принимать участие в той борьбе с «Исламским государством» на территории Ирака, потому что понятно, что как только «Исламского государства» на территории Ирака не станет, все те силы, которые с ним боролись, они так или иначе будут делить северо-запад Ирака на зоны своего влияния.
В случае если Турция все-таки подойдет к Мосулу, она вторгнется на территорию Ирака, а иракские власти против.
Леонид Исаев: Вы знаете, иракские-то власти против, другое дело, что у иракских властей не хватает ресурсов для того, чтобы контролировать ситуацию. Ведь иракские власти были против того, чтобы «Исламское государство» взяло Мосул, однако это состоялось, в течение двух лет «Исламское государство» в Мосуле было, несмотря на все протесты со стороны официального Багдада. Поэтому проблема здесь заключается в том, что суверенитета у Багдада не хватает для того, чтобы распространить его на всю территорию страны, в том числе на курдский и на суннитский районы. Поэтому здесь очень важно, чтобы у Багдада были какие-то более весомые аргументы, которые бы он мог противопоставить Анкаре непосредственно на земле, на поле боя.
И что это могут быть за аргументы?
Леонид Исаев: Прежде всего, военная мощь, которой у Багдада, к сожалению, нет.
Но если действительно получится так, что Ирак и Турция будут вместе штурмовать Мосул, как это будет выглядеть со стороны? К чему это может привести?
Леонид Исаев: Вы знаете, это вообще самый главный вопрос во всей этой операции против Мосула, потому что, в принципе, мы понимаем, что та коалиция, которая сейчас собрана против «Исламского государства» в Мосуле, она, так или иначе, с течением времени Мосул возьмет. Ну, может быть, в течение нескольких месяцев, в ходе каких-то кровопролитных боев, но это произойдет. Вопрос лишь в том, что будет дальше. А дальше проблема в том, что у нас возникает ситуация, при которой с этой эклектичной коалицией очень становится размытой ответственность за все то, что там будет происходить. Потому что шииты могут устроить резню, курды могут устроить резню, могут начаться ситуации с вялотекущей экспансией. Ну, например, которую курды проводят периодически в Ираке, когда они выселяют суннитов, арабов, а потом запрещают им возвращаться в собственные дома, заселяя их курдами. Поэтому, вот что будет в Ираке после взятия города, конечно, вызывает, наверное, самые большие опасения абсолютно у всех сторон, которые, так или иначе, участвуют в этой операции по освобождению Мосула.

Так будет ли Турция принимать участие во взятии Мосула? Политолог-востоковед, член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко также дал свою оценку ситуации: «Мы не знаем, какие вокруг этого пойдут дипломатические игры. Если можно взять Мосул без Турции, то, конечно, его лучше взять таким образом, тем более что есть иракская армия, есть какое-то ополчение, есть две шиитские бригады. И, кстати говоря, есть 3,5 тысячи солдат, которые подготовлены Турцией, — это сунниты и это туркоманы. То есть Турция как бы уже в этом участвует, потому что эти подразделения формально входят в турецкие войска, они уже воюют. Если говорить о том, что Турция будет действовать более активно и войдет в этот Мосул, так знаете, очень плотно, то возникает курдская проблема, потому что против «Исламского государства» в Мосуле воют еще Пешмерга — это курдские боевые подразделения. И тогда получается такая чересполосица, что это взятие Мосула, если, кстати говоря, оно вообще состоится, оно приведет, я бы сказал, к достаточно серьезным противоречиям, потому что иракцы турок не хотят, курды турок тоже не хотят, а турки очень боятся, что с взятием Мосула как бы ослабнут позиции Турции как таковой. Одно дело — «Исламское государство», а другое дело — усилившийся Ирак и заодно усилившиеся курды. Поэтому, естественно, что наряду с военными действиями там идет очень серьезная политическая игра. Я думаю, что без какого-то договора с американцами турки туда не пойдут. Во всяком случае, не будут действовать так активно, как бы они хотели».

Отметим, что сейчас начальник Генштаба вооруженных сил Турции Хулуси Акар прибыл в Москву и встретился с начальником Генштаба Вооруженных сил России Валерием Герасимовым. Обсудили они, в том числе ситуацию у сирийско-иракской границы и операцию в Мосуле.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории