16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
5 ноября 2016, 17:01 Стиль жизниКино

Импортозамещение в кино: «Пытаемся выращивать кадры изнутри»

Продюсер фильма-былины «Коловрат» Джаник Файзиев в интервью Business FM рассказал о том, как в кризисную эпоху снимается отечественное кино, в частности, как создаются космические костюмы и заснеженные, непроходимые дали и горы с помощью эффекта green-screen, а главное — сколько это стоит?

Продюсер Джахонгир Файзиев.
Продюсер Джахонгир Файзиев. Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Импортозамещение в отечественном кино. На американском кинорынке, проходящем сейчас в Лос-Анджелесе, представят сразу несколько громких российских проектов. Среди них — «Викинг» с бюджетом порядка 40 млн долларов и «Коловрат» компании «Централ Партнершип». О том, как пересчитать бюджет по новому курсу и не потерять при этом в качестве, Business FM поговорила с продюсером «Коловрата» Джаником Файзиевым. С ним беседовала Евгения Смурыгина.

Вы продюсируете «Коловрат», довольно громкий релиз. Расскажите, пожалуйста, о нем, как у вас с продажами сейчас, или об этом пока рано говорить, и вообще, видно, что ЦПШ — это «Викинг» такой, немного «Игра престолов», в эту же линию укладывается и «Коловрат» немного, хотя он отсылает к «300 спартанцам». Что скажете?
Джаник Файзиев: Мы пытаемся сделать «Коловрат» скорее былиной. В этом смысле «Викинг» дает такую абсолютно реалистическую среду, а мы создаем такой миф. У нас будет трейлер, который вы видели, это первые материалы. И мы их собрали из того, что делалось в момент, еще когда шли съемки. Еще не весь материал был готов, поэтому немного мрачная история получилась. Вообще, это фильм жизнеутверждающий. Про то, что у каждого человека есть место для подвига, и каждый человек живет, потому что он хочет жить и делает жизнь такой, как он ее видит. В этом смысле я надеюсь, что фильм будет очень жизнеутверждающий. О релизе пока говорить рано, потому что это наш первый кинорынок, где мы полноценно пытаемся показывать трейлер наш, и я не думаю, что по этому трейлеру многие люди сделают какой-то выбор. Поэтому я надеюсь, что, когда у нас к декабрю, к следующему кинорынку, к Берлину, появится чуть больше материала, мы чуть больше покажем фильмов.
Очевиден же запрос, если говорить о российской аудитории. Это запрос на такого рода контент. И вы этот запрос выполняете.
Джаник Файзиев: Наверное, да. Хотя, честно скажу, что на момент, когда мы кино запускали, мы не думали о том, что это запрос, что он существует. Мы уже потом, начав снимать кино, сделали какую-то аналитику и обнаружили, что, правда, такой запрос существует, что, правда, в аудитории такой мощный подъем. Слово такое не люблю. Оно достаточно затасканное: необходимость искать подтверждение тому, за что любить Родину. Но мы в этом смысле не про Родину. Не в буквальном смысле про Родину. Я очень люблю песню из кинофильма «Щит и меч»: «С чего начинается Родина, с картинки в твоем букваре, с хороших и верных товарищей...» Список этот каждый продлевает сам. Для кого-то это отбитая кастрюлька на кухне, в которой бабушка готовила борщ. С отбитой эмалью кастрюлька. Знаете такую? Для кого-то такие очень конкретные и простые вещи, которые, собственно, поднимают тебя на подвиги. И мы про это, скорее всего, делаем кино. Про то, что Родина — это не какая-то абстрактная величина, которую ты обязан любить, потому что ты тут родился, а Родина — это люди, которые рядом с тобой, которые тебя понимают, и ради которых ты готов делать многие вещи.
Я не уловила... не было плашек перед началом трейлера о том, помогла ли вам Родина. Вот «Викингу» Родина помогла в лице Фонда кино, у вас было какое-то финансирование?
Джаник Файзиев: Конечно, без помощи Фонда кино сегодня, особенно, в кризис, делать большие проекты почти невозможно. Фонд кино нам очень помогает, мы получили почти 200 млн рублей. Еще около 50 возвратных. Иначе, конечно, мы бы такое кино не подняли. Мы замахнулись на эксперимент. Это кино действительно сделано в технологии green-screen. В этом смысле это такие инновационные технологии, мы в этой технологии — я с моей компанией Main road post — которая занимается компьютерной графикой. Мы сделали ролик для открытия Олимпийских игр. Если помните, у нас был такой в середине, когда прошла официальная часть, а потом началась театрализованная часть, между ними организаторам ОИ было нужно 3 минуты, чтобы сделать некую вводную часть. Мы сделали трехминутный ролик в технологии green-screen, где практически все делалось на компьютерной графике. И мы ее апробировали. И сами уверились в том, что мы действительно можем делать. Поэтому мы решили пойти по этому пути, чтобы придать фильму вот этот самый флер легенды, былины, невероятных красот, чего-то такого, знаете, о чем мы про себя думаем, когда думаем про старинные времена. Этот вот лес невероятно красивый, заснеженный, непроходимые дали, горы, болота, леса и так далее.
Мне кажется, у меня субъективные, наверное, впечатления, потому что первые 20 минут «Викинга», где грязь, а у вас немного сказочная красота, гораздо приятнее.
Джаник Файзиев: Совершенно верно. Но я еще раз повторяю. Мы же понимаем с вами, что, когда мы буквально следуем исторической правде, мы обязаны показывать людей, которые мылись раз в году, если вообще они когда-нибудь мылись. И жили они, в общем, без всех удобств, без горячей воды и канализации, поэтому никуда от этого не деться. Грязь под ногтями и въевшаяся сажа под кожу — это как бы неотъемлемая часть. В этом смысле есть люди, которые предпочитают видеть историю такой. Мы же стараемся собрать семейную аудиторию. У нас в этом смысле нет жестокости, потому что не про это кино. Просто мы рассказываем легенду в том виде, как она дошла до нас, через глубину веков со всеми возможными придумками, додумками, с какими-то обобщениями. Но это должно быть приятное аудитории зрелище.
В 2016 году еще ждали ваш научно-фантастический проект, но вот уже ноябрь, а точной даты релиза, я так понимаю, нет. Как там дела?
Джаник Файзиев: Мы в конце февраля — в начале марта по плану должны войти в съемки. Сейчас там в связи с кризисом просто у нас так сильно уменьшилось количество денег и количество людей, которые мы собирались привлечь, опираясь на наших западных партнеров. Поэтому подготовка заняла чуть больше времени, чем мы рассчитывали, потому что нам надо было на ходу менять стратегию подготовки. Поэтому если все будет нормально, сейчас у нас там появляются интересующиеся нами и проектом иностранные партнеры, которые как-то готовы нам компенсировать эту часть, и, может быть, даже мы, если все будет нормально, весной войдем в съемочный период, уже такой основательный. Мы такой делаем график. Рисуем картинки, доделаем вещи, которые можно делать малыми средствами. Замечательные художники работают, раскадровщики.
А можно чуть-чуть поподробнее про деньги, потому что для нас это очень важно. Вы сколько просили тогда, когда рубль рухнул? Вот здесь у вас просел бюджет: сколько было, сколько стало?
Джаник Файзиев: Понимаете, например, создание высокотехнологичных костюмов, а речь идет про будущее, про инопланетян, надо работать с несуществующими на Земле материалами, и поэтому мы связывались с компаниями, которые делают это много лет уже здесь, в Америке. Минимальная стоимость костюма была обозначена в больше 100 тысяч долларов. Если по курсу там 30 — это было подъемно, мы как-то могли себе позволить сшить несколько дорогих костюмов с тем, чтобы увеличить ощущение правды на экране, то по курсу 60 мы себе уже позволить не можем, потому что это уже выливается в гигантскую сумму в рублях. Бюджет у нас в рублях весь. То же самое с каскадерами. Я договорился с компанией, которая делала «Человека-паука». И мы должны были с ними работать, уже почти все было обговорено. И к моменту, когда все это случилось, стало понятно, что это просто неподъемно. Те же 5-7 тысяч долларов, которые они выставляют в качестве каких-то недельных оплат, сегодня выглядит уже совершенно неподъемной суммой. И так по многим этапам, включая пластический грим, какую-то помощь по компьютерной графике, анимации и так далее. То есть сегодня мы пытаемся делать импортозамещение в полном объеме. Мы пытаемся выращивать кадры изнутри.
Мы здесь на кинорынке говорили с господином Рудовским, господином Роднянским, они говорили о такой схеме, когда бюджет формируется за счет предварительных продаж, во-вторых, за счет грантов. У вас какая-то одна из этих схем работает, или вы просто привлекаете пока иностранных инвесторов?
Джаник Файзиев: У нас все было хорошо, в том смысле, что часть денег нам давал Фонд кино, и частично в бюджет картины вкладывался Сережа Сельянов со своей компанией. И на том этапе нам казалось, что нам всего хватает. Поэтому, когда уже стало понятно, что тяжело, мы стали искать партнера, чтобы повысить production value, но предварительные продажи, к сожалению... То есть сегодня невозможно российскую картину продать в предварительных продажах на сумму дефицита нашего бюджета. А технических и мелких затрат душевных там довольно много. Поэтому я должен был искать другие какие-то средства, чтобы найти либо партнера, либо сопродюсера. И сейчас мы определимся в течение месяца с иностранцами. После этого мы выйдем на разговоры о предварительных продажах.
Но вы здесь не за этим?
Джаник Файзиев: Нет, здесь я как директор киностудии КИТ, мы занимаемся пониманием стратегии будущих релизов.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории