16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 53.72 / ₽ 3400
  • RTS1097.39
15 ноября 2016, 10:40 Политика

Шохин: Надо быть безумцем, чтобы вымогать деньги у Сечина, в таком случае это дело Кащенко, а не СКР

Глава Российского союза промышленников и предпринимателей признался Business FM, что его шокировало задержание министра экономического развития Алексея Улюкаева

Александр Шохин.
Александр Шохин. Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Басманный суд решит вопрос о мере пресечения министру Алексею Улюкаеву, которого задержали в ночь на 15 ноября. Министерство экономического развития работает в штатном режиме, сообщил RNS замглавы министерства Евгений Елин. Как он отметил, «конечно, никто не ожидал задержания Улюкаева, но организация все равно работает».

Глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин шокирован новостями о задержании Алексея Улюкаева, с которым знаком около 30 лет. Вот что он заявил в беседе с Business FM:

Александр Шохин: Бывает так, что высокопоставленные чиновники не без оснований задерживаются за получение взятки. В случае с Улюкаевым очень много вопросов, по крайней мере, вопросов, связанных и с мотивацией этой взятки, и с самим фактом — было, не было или это подозрение в том, что это могло быть. Как можно было после завершения всей сделки, когда президент месяц назад на форуме «Россия зовет» сказал, что сделка рыночная, что предложение было со стороны правительства, и он, президент, согласился с этим вариантом приватизации «Башнефти» и так далее, после этого, спустя месяц, угрожать «Роснефти» и вымогать взятку так, как будто все решения на уровне постановлений правительства, распоряжений и на уровне неоднократных комментариев президента состоялись? Надо быть безумцем, чтобы спустя месяц после того, как политическое одобрение сделки и формальное юридическое, и политическое состоялось, угрожать «Роснефти» чем-то и вымогать 2 млн у Игоря Ивановича Сечина, фактически одного из самых влиятельных людей в нашей стране. Это надо было бы тогда Алексея Валентиновича не СКР задерживать, а представителям Кащенко. Поэтому, мне кажется, абсолютно, с содержательной точки зрения, это обвинение, мягко говоря, еще не сильно доказанным и рациональным. Другое дело, что действует, к сожалению, часто принцип: был бы человек, а статья найдется. Потом надо иметь в виду: Улюкаев 25 лет в политике, а его представляют каким-то мальчиком, который вообще действует в этом пространстве так, как будто впервые попал туда. Не укладывается у меня в голове, что человек такого уровня, не только министр, но с таким большим опытом и чиновной, и политической жизни, может попасть в такого рода ситуацию.
Кто выигрывает от происходящего?
Александр Шохин: Да никто, по-моему. Для «Роснефти», на мой взгляд, это репутационная потеря, потому что получается, что они приобрели актив по прямой сделке с правительством по не вполне корректной оценке и так далее. Бизнес-климат не выигрывает, политически это тоже не выигрышно для правительства и так далее. Поэтому понять, кто выигрывает, кроме СКР, который отводит внимание от своих генералов, которые под следствием находятся, трудно понять, кто еще может выиграть.
О том, что возможна отставка Улюкаева, разговоры пошли еще в октябре, и тогда поводом служил спор с Минфином о точности макропрогноза. Улюкаев настаивал, что инфляция должна снижаться постепенно с 4,6% до 3,9%; Силуанов настаивал на неизменности параметров инфляции. Вот как вам кажется, связано ли это?
Александр Шохин: Нет, я еще раз подчеркну, что Улюкаев 25 лет на высоких постах — и первым замминистра финансов был, и первым зампредом ЦБ. Когда он уходил из ЦБ, обсуждали развилку: то ли он будет помощником президента по экономическим вопросам, то ли министром экономики, то есть он опытный чиновник. И действительно, он проиграл спор по прогнозу, настоял на своем варианте, что не помешало ему озвучить вариант прогноза правительства. То есть он не сумел отстоять свою точку зрения и начал официально озвучивать точку зрения правительства. Поэтому, как говорится, после такого аппаратного проигрыша, мог, конечно, стоять вопрос об отставке. Но, поскольку Улюкаев в обойме долгие годы, он мог это пережить и перенести баталии на более поздний срок, потому что многие считают, что следующая трехлетка будет более принципиальной. То есть прогноз в следующем бюджетно-налоговом прогнозном цикле более серьезный, он мог спокойно пережить это, считая, что нынешний прогноз даже на три года будет скорректирован в следующем году, и начать готовить эти аргументы. То есть это не повод для опытного бойца, проиграв конкретное сражение, считать, что это поражение, требующее капитуляции.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории