16+
Вторник, 6 декабря 2016
  • BRENT $ 53.94 / ₽ 3443
  • RTS1059.97
15 ноября 2016, 11:20 Политика

Симонов: в правительстве потерпели тяжелейшее аппаратное поражение, следующий раунд — приватизация 19,5% «Роснефти»

Политолог прокомментировал ночное задержание Улюкаева. По мнению эксперта, целью мог быть и не сам министр, а правительство в целом

Константин Симонов.
Константин Симонов. Фото: Илья Питалев/ТАСС

Президенту Владимиру Путину доложили о задержании министра экономического развития Алексея Улюкаева. Об этом заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. По его словам, Путин знал о ходе операции и получал всю информацию с начала оперативной разработки.

О задержании Улюкаева Следственный комитет сообщил в ночь на вторник, 15 ноября. По данным ведомства, он получил взятку в 2 млн долларов за то, что министерство разрешило «Роснефти» купить контрольный пакет акций «Башнефти», находившийся на балансе государства. Отмечается, что Улюкаев получил деньги «в ходе следственного эксперимента», который прошел 14 ноября «под контролем силовиков».

Кто является целью происходящего? В чем причины, кто от этого выигрывает? Business FM обсудила это с генеральным директором Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым. С ним беседовала Мария Буянкина.

Константин Симонов: Это, конечно, очень крутая история. Я лично думаю, что целью вполне мог быть и не Улюкаев, а правительство в целом. Посмотрим, не станет ли это детонатором серьезнейшего правительственного кризиса. Мне лично кажется, что в игре очень круто поднимаются ставки. Вопрос сейчас пойдет о попытке убрать все правительство, естественно поменять финансово-макроэкономический блок, то есть это все не ради Улюкаева затевалось.
Кто ставит такие цели?
Константин Симонов: Понятно, кто — тот, кто является оппонентом нашего финансово-макроэкономического блока. Обратите внимание, кстати, что представитель СК первым делом заявил, что Улюкаев пытался дозвониться покровителям. Скажите мне, кто покровитель у министра федерального? И, кстати, то, что Улюкаева задержали ночью, по крайней мере, на лентах все это дело в районе полтретьего появилось, наверное, где-то в начале третьего его арестовали, тоже показательная история с точки зрения санкции Путина. Абсолютно так же дело происходило с Сердюковым, но там хотя бы логика была: обыскивали с утра, видимо, там можно было объяснить тем, что надо было застать всех дома. Но здесь, если человека брали на взятке зачем-то в два ночи, я думаю, это все тоже история не случайная. Сейчас будет раскручиваться тема не просто Улюкаева, а людей, которые могли ему покровительствовать. Кстати, уже тоже правительство начинает обороняться. Уже я вижу на лентах сообщения, что Улюкаев в октябре написал заявление об отставке. Ну, вы знаете, когда у нас ловят, например, каких-то полицейских на взятке, выясняется, что они вчера уволились, вот тут то же самое может быть.Сейчас выяснится, что он уже вообще, может быть, даже и не министр. Я, конечно, утрирую, тем не менее — речь уже идет о том, что заявление об отставке он писал. Я всегда говорил, что история с «Башнефтью» может стать детонатором взрыва и серьезнейшим кризисом для политической системы. Как мы видим, эта история далеко не закончена. Мы видим, кстати, еще момент с Бастрыкиным, главой Следственного комитета: только ленивый не говорил о его скорой отставке, в этом плане у него тоже был интерес — показать себя с такой крутой стороны. И вот после такого дела, как мы понимаем, Бастрыкина уволить очень проблематично, соответственно, будут вопросы возникать — взяли министра, и тут это! Тут и лично для него фактор достаточно важный может найтись.
Если вернуться к «Роснефти», это как-то может отразиться на готовящейся приватизации пакета?
Константин Симонов: Это тоже очень хороший вопрос. Первая же тема возникает: а если Улюкаев арестован за приватизацию «Башнефти», не может ли это привести к отмене самой сделки? Это, конечно, интригующий момент, потому что как раз Бастрыкина многие считают довольно близким к руководству «Роснефти» человеком, по крайней мере, по прошлым историям. Но тут мы видим, что этой сделке ничего не угрожает, скорее всего, и, кстати, моментально Следственный комитет заявил, что как раз к сделке претензий нет никаких, «Роснефть» тут же дала комментарий, и я уверен, что не с этой стороны корень дела. То есть сделка «Роснефти» и «Башнефти» под вопрос вообще не ставится, четко совершенно сразу оговаривается. А вот что касается приватизации «Роснефти», вот это вопрос очень верный. Скажем так, в финансово-макроэкономическом блоке Улюкаев — далеко не самая, конечно, серьезная фигура, для них история с «Башнефтью» — это просто плевок в лицо и оплеуха. Они потерпели тяжелейшее аппаратное поражение. И следующий раунд этой войны — это приватизация 19,5% «Роснефти». Это было ясно. И теперь, я думаю, что как раз вокруг этого пакета бои и шли. Вы знаете, что есть схема, чтобы выкупила эту долю «Роснефть», но, во-первых, тот же Улюкаев говорил — там не все так ясно. Во-вторых, я практически уверен, что все-таки «Роснефть» выкупит эти акции. Тоже возникает вопрос: что будет дальше? И вот сейчас, когда арестован все-таки министр не последний в правительстве, я думаю, это серьезно ослабляет позиции кабинета министров, который мог попытаться матч-реванш выиграть у «Роснефти» как раз за этот пакет. И вот теперь, накануне — тут сейчас до конца года должна быть закрыта эта сделка — наносится тяжелейший удар по правительству. И в этом плане вопрос о приватизации «Роснефти» может быть в большей степени решен в пользу компании, чем мы могли предполагать еще несколько дней назад.
Взятка в 2 млн долларов — вы верите в суть предъявленных обвинений Улюкаеву?
Константин Симонов: Конечно, все это выглядит достаточно необычно: федеральный министр вымогает взятку в 2 млн долларов, причем у своих аппаратных оппонентов, ночью ее получает. История какая-то странная, но я абсолютно убежден, что доказательства весомые будут предъявлены. А как иначе? В этом плане я и сказал о том, что провоцируется серьезнейший политический кризис, и удар в целом по финансово-макроэкономическому блоку, можно даже сказать, в целом по либеральной команде. А если еще вспомнить арест Никиты Белых, который считался самым либеральным губернатором, то выстраивается достаточно четкая логическая линия: либералы — воры, со всеми вытекающими последствиями.

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин не верит в обвинения Алексея Улюкаева. Он дал комментарий Business FM, а также «Газете.ру». По словам Шохина, если бы министра обвинили в том, что он «сбил старушку», когда ехал на Gelandewagen с повышенной скоростью по ночной Москве, и то выглядело бы правдоподобней. «Ни у кого — ни у экспертов, ни у официальных лиц — не возникало сомнений, что цена «Башнефти» в 329 млрд рублей — это рыночная цена. Поэтому за рыночную оценку брать взятку — странное обвинение. При том влиянии, которое «Роснефть» имеет на процесс принятия решений, это не менее странное обвинение», — подчеркнул руководитель РСПП.

Улюкаев мог быть заподозрен в получении взятки в последнюю очередь, считает первый зампред Банка России Сергей Швецов. Как он заявил РИА Новости, «то, что написано в прессе, выглядит абсурдно».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории